Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Московская редакция бурцев.ру при поддержке оперативной группы "Ярослав Галан"
Активка

Как и для чего создавался миф о «сговоре в Ницце»

О «сговоре в Ницце» за прошедшие семь лет вышли сотни статей в десятках стран. Все они, за исключением лишь одной, появились через месяцы и даже годы после описанного события.

Антон Суриков. «Путин и миражи Империи»

Нас давно интересовало происхождение и цели известной активки о «сговоре в Ницце». Два года назад мы прочитали в лефт.ру статью о «Чертовой Дюжине» и с тех пор мечтали найти разгадку самой успешной антироссийской фальсификации после Второй мировой войны. Нам помогли два обстоятельства. Во-первых, мы заметили, что все пропагандисты и исследователи этой активки ссылаются и цитируют либо версию Бориса Кагарлицкого (Новая газета, январь 2000), либо вторую редакцию «Сговора» в Версии, опубликованную летом 2000 г. Мы задали себе вопрос: Почему никто не цитирует оригинал от 3 августа 1999 года, который, кстати, не был опубликован в Интернете? Пришлось пойти в хорошую московскую библиотеку, найти оригинал статьи и скопировать текст.

Уже при первом чтении оригинала стало ясно, почему его замолчали Кагарлицкий, Данлоп и легион других паразитов, делавших информационный гешефт на этой активке. Она была шита белыми нитками, читатели сами смогут убедиться в этом. Ниже мы приводим текст оригинала. Но главное -- нам очень посчастливилось с помощниками. У знакомых наших знакомых оказался знакомый когда-то работавший в Версии, а самое главное, у нас появились друзья в Киеве, группа советских патриотов близких к спецслужбам Украины. Они согласились помочь нам объяснить «Сговор» и просили называть себя – оперативная группа «Ярослав Галан».

Мы начнем с реконструкции исторического контекста создания и публикации активки. Это был богатый событиями 1999 год.

1999

В течение как минимум полугода, с начала 1999-го, план вторжения в Дагестан обсуждался на разных уровнях всеми «заинтересованными сторонами», в первую очередь представителями Семьи, российских силовиков, правых республиканцев США, агентурой принца Турки и Хашогги, чеченцами, и конечно же, Фарвестом. Был ряд встреч, не только в Европе, но также в США и Саудовской Аравии. Одна из таких встреч между фарвестовцами могла состояться в июне-июле 1999 в районе Ниццы. Там проживает Яков Косман, известный теневик и бывший советский спецслужбист, сделавший состояние на отмывании наркодолларов и другого черного нала. Косман, как и его партнеры, входил в агентуру генерала ГРУ Гусева, которую он задействовал в рамках операции анти-КОКОМ. Яков Абрамович (1946 г. р.) хорошо известен ряду спецслужб мира, находится под постоянным наблюдением французской внешней разведки и действует как ее прямой агент. Видимо, это было одним из обстоятельств, подсказавших Руслану Саидову идею активки «Сговор» и место ее действия. Не меньше чем Косман спецслужбам был известен и Давидович.

Это важный для понимания всей истории момент. С самого начала главное возражение со стороны Международной редакции на нашу рабочую гипотезу о том, что авторами активки были фарвестовцы было то, что в ней впервые публиковались настоящие (!) имена Космана и Давидовича, совершенно непубличных персонажей теневой глобальной экономики и политики. Какой смысл было светить этих людей, своих же партнеров? Зачем вообще было упоминать их имена?

Действительно, с точки зрения рядового читателя «Версии» это необъяснимо. Но если мы прислушаемся к тому, что говорят об этом сами фарвестовцы и посмотрим на это дело их глазами, то «засветка» Космана и Давидовича легко объясняется. Вот как объяснял это Саидов.

Два слова о косвенно связанном вопросе — активном мероприятии, реализованном в газете «Версия» в начале августа 1999 года. Тем, кто в курсе, видимо, известно, что я и Антон Викторович Суриков были фигурантами этой публикации о так называемом «сговоре» в Ницце между Кремлем и Басаевым. Но так как речь идет об «активке», обращаю внимание, что особенностью этого жанра вовсе не является информирование общественности о реальных событиях. Наоборот, любая «активка» — это некое послание ограниченному кругу лиц, выполненное на понятном лишь им языке. В данной связи обсуждать, что в «активке» истина, а что миф, по меньшей мере странно и нелепо. Важнее понять цель, которую она преследовала.

Итак, никакой «засветки» не было. Потому что, с одной стороны, эти личности были хорошо известны всем главным спецслужбам мира, Турки, Хашогги, Березовскому и Семье, а с другой – рядовому читателю их имена все равно ни о чем не говорили, тем более, что они живут под чужими.

Итак, в июне-июле 1999 фарвестовцы встретились в районе Лазурного берега или в Дубае, или в Стамбуле для обсуждения ряда вопросов, от героиновой линии через Косово до Рашагейта и предстоящего вторжения в Дагестан. Перед отлетом Сурикова в Москву Саидов дает ему задание разместить активку в московской прессе и обговаривает ее общее содержание и возможно деталь об Атгериеве (см. ниже). Кстати, финансировал такую деятельность Сурикова еще со времен «группы Феликс» Сергей Петров, у которого были широкие связи в московских редакциях. В Москве Суриков связывается с Андреем Малосоловым. С ним Суриков мог быть знаком еще по Абхазии, когда Малосолов работал в РИА Новости. Он дает Малосолову задание написать активку и разместить ее в «Версии». Но с условием опубликовать ее только по сигналу Сурикова. Это центральный момент. Без него него активка потеряла бы весь смысл. Дней десять готовый текст Малосолова лежит в редакции. Наконец, Саидов сообщает Сурикову дату вторжения в Дагестан и тот дает добро. 3 августа «Версия» публикует «Сговор». В тот же день органы внутренних дел Дагестана переводятся на казарменное положение. За день до этого начались столкновения махачкалинских милиционеров с местными боевиками-ваххабитами в Цумадинском районе. Наконец, 7 августа подразделения «Исламской миротворческой бригады» Басаева и Хаттаба входят в Ботлихский район и захватывают ряд сел, объявив о начале операции «Имам Гази-Магомед». Напрашивается вывод, что дата публикации была рассчитана таким образом, чтобы она вышла до начала вторжения, но не могла бы уже остановить его. Таким образом, назначением активки было стать информационной ловушкой. Обратимся за объяснением к Сурикову.

О «сговоре в Ницце» за прошедшие семь лет вышли сотни статей в десятках стран. Все они, за исключением лишь одной, появились через месяцы и даже годы после описанного события. И все они, как и все опровержения, были написаны людьми политически пристрастными, но не располагавшими информацией. Исключением, как я сказал, была самая первая публикация в «Версии», появившаяся, что принципиально, не после, а до вторжения Хаттаба и Басаева в <Дагестан>.

Но сказав правду, как и должно быть по законам дезинформации, Суриков использует ее для обмана и мимикрии. Он продолжает.

Из этого, если руководствоваться элементарной логикой, следуют по крайней мере две вещи. Во-первых, инициаторы активного мероприятия обладали информацией о намечавшихся событиях вокруг Чечни. И, во-вторых, они пытались на них повлиять: либо предотвратить, либо хотя бы отсрочить, либо побудить кого-то выйти из игры. То есть сломать заданный сценарий. А иначе зачем потребовалось бы публиковать все это накануне события? 1 

Очевидно, что Суриков рассчитывает на читателя, у которого с «элементарной логикой» не все в порядке. Во-первых, если фарвестовцы обладали информацией о вторжении в Дагестан, а это тоже часть правды, используемой для создания лжи, и если они хотели на эти события повлиять и что-то изменить, то почему Суриков дал сигнал Малосолову публиковать активку только, когда операция «Имам Гази-Магомед» фактически началась, потому что столкновения 2-3 августа в Цумаде были первой фазой плана и должны были послужить Басаеву официальным предлогом для вторжения? Получается, что активку вбросили в тот момент, когда ни на что повлиять и что-либо изменить она уже не могла. Ни о каком «сломе заданного сценария» не могло идти и речи. Наоборот, цель активки могла быть достигнута только при условии, что сценарий пойдет как задумано. Какая же это могла быть цель? И это нам Суриков разжевывает и в рот кладет. Остается только проглотить и сказать «спасибо».

Приведу уместную, на мой взгляд, аналогию с событиями 11 сентября в США. Предположим, через месяц или через год после них кто-то написал бы статью, что сторонники Буша вступили в сговор с давним агентом ЦРУ Усамой Бин Ладеном, в результате чего произошли известные теракты, давшие американцам повод для агрессии в богатом нефтью регионе Ближнего Востока. Вряд ли такая публикация, каковых в Америке вышло уже немало, имела бы любой иной смысл кроме пропаганды. Совсем другое дело, если бы такая публикация появилась бы, предположим, за два-три дня до 11 сентября. Да еще, по сути, с визитными карточками источников информации. То есть, если бы некие люди направились бы не на биржу сбрасывать акции, а пришли бы в газету. Повлияло ли бы это на что-то? Полагаю, что в Америке теоретически могло бы и повлиять.

На это Саидов ему подыгрывает

Но Россия, как оказалось, – не Америка. У нас «активка» не сработала. Но ничего больше тогда сделать было нельзя.

Врет Саидов, еще как сработала! А в Америке никто бы такую активку не опубликовал, тем более из рук такого «достойного доверия» типажа как Малосолов. Попробовал бы Суриков опубликовать ее у господина Цукермана в «Нью-Йорк дейли ньюс» или «ЮС ньюс энд уорлд репорт». А вот в российской газетке Цукермана ее действительно опубликовали и еще попросили! Но за аналогию Сурикова стоит ухватиться. Итак, предположим, что в США нашлась своя «Версия» и опубликовала активку «за два-три дня» до 9-11, скажем 8 или 9 сентября. Что тогда? Да, ничего. Ее бы никто не заметил, как не заметили активку «Версии». Зато через неделю, а скорее – через месяц, эту заметку стали бы рассматривать в микроскоп. А потом господина Малосолова и всю теплую кампанию, стоявшую за активкой. Если бы агенты ФБР взялись за Малосолова, скажем, в 3 часа утра, то к полудню у них на руках были бы чартерными рейсами из Стамбула и Нухаев с Саидовым, и Филин с Суриковым, а Давидович с Косманом вообще за свой счет первыми прилетели бы. И еще привезли бы с собой все паспорта прикрытия, которыми пользовались за последние 25 лет. Но у нас нет ФБР, у нас все продажное, от «чекистов» до «журналистов». И фарвестовцы этим воспользовались. В США после публикации такой активки вся банда уже давно сидела бы, потому что знали, а значит были сообщниками. Это раз. Но в федеральной тюрьме к Сурикову на интервью журналисты записывались бы за год. У нас же ему приходится регулярно тыкать в себя пальцем и напоминать: «Ну, это же я, я это сделал, почему вы ко мне не идете, мать вашу...» И тогда смысл активки стал бы ясен. К Сурикову шли бы потому что его публикация была единственной, которая появилась не после, а до. Поэтому Суриков мог бы банковать. Он и банда обладали бы монополией на интерпретацию 9-11. Захотели бы и намекнули, что люди Буша знали, или что принц Турки с Хашогги подговорили, или что похоже на заговор ГРУ с ФСБ, и т.д. и .т.п. В зависимости от обстоятельств. Но в США банковать пришлось бы из тюрьмы, а у нас банкуют, резвясь на свободе. Да, этим паршивцам на Россию молиться надо и пылинки с нее сдувать, а они ее угробить задумали...

Итак, целью активки Фарвеста был шантаж, создание информационной ловушки, которая позволила бы им стать «хозяевами дискурса» о виновниках и тайных пружинах событий, повлекших развязывание второй чеченской войны, взрывы в Москве и «операцию наследник». Теперь, благодаря оперативной группе «Ярослав Галан», у нас есть и доказательство информационного заговора между Фарвестом и редакцией «Версии».

«Оскар» для Антоши!

Перенесемся теперь в 2003 год на один из «объектов» Главного управления разведки ГШ МО Украины в окрестностях Киева, где обычно останавливается один из теневых руководителей этой спецслужбы Владимир В-ич Л-ко, больше известный в маргинальной прессе и газете «Завтра» по документам прикрытия как Владимир Ильич Филин, а в Бразилии как солидный бизнесмен F. P. Ca-llo-- с недавних пор партнер Джоржа Сороса по этаноловому бизнесу. На этом объекте хорошо поставлена служба безопасности, предусмотрено все, чтобы исключить неприятности вроде той, что случилась с российским бизнесменом Максимом Курочкиным в столице Украины в марте сего года. Обеспечена там защита и от нескромных ушей и глаз. Точь в точь или даже лучше, чем на даче у Хашогги, где, если верить Кагарлицкому, какие-то устройства блокировали наружное прослушивание. В такой обстановке можно позволить себе и расслабиться, погутарить с боевыми товарищами, вспомнить «былые походы». В одной из таких бесед зашел разговор о высоком искусстве «активных мероприятий». При этом получилось опять точь в точь по сценарию Кагарлицкого. От внешнего прослушивания «объект» защитили, а от внутреннего нет. И кто-то подслушал, и потом рассказал нашим друзьям на Украине, как Филин хвалился активкой о «сговоре в Ницце». Передаем слова Филина в их пересказе.

«Удачно получилось, что статья ( в «Версии» ) вышла до вторжения в Дагестан. Ее, конечно, заметили. У нас (Фарвеста) в руках дубина, как мы скажем, так и будет: Мы можем признать и кое – чем подкрепить, что заговор был. Нам поверят, ведь мы написали о нем заранее. Тогда будет плохо и Кремлю, и Шамилю, и саудитам. Мы можем сказать, что ничего не было. Нам, конечно, не поверят, но предъявлять Кремлю, Шамилю и саудитам будет нечего. Мы можем уйти от ответа. Тогда Кремль, Шамиль и саудиты сколь угодно долго будут у нас на крючке.

Тогда же Филин сказал (почти дословно): Антоша – сценарист не хуже Ашота, ему надо дать Оскара. Ашот Егиазарян известен, что снял ролик про голого генерального прокурора Скуратова в кампании подсунутых ему проституток. Говорил Филин о подлинных съемках или о фальшивке, мы не знаем .»

(курсив наш—Ред.)

Давайте проверим, насколько слова, якобы сказанные Филиным на объекте ГУРа под Киевом, подтверждаются высказываниями самих фарвестовцов.

1. Пример использования активки как «крючка» для «Шамиля и Кремля»

Владимир Филин, декабрь 2005

Операция "Преемник" в 1999-2000 годах прошла для общества не менее болезненно. Началась она с заранее согласованной гапоновщины — похода Басаева и Хаттаба в Дагестан, Затем Кремль "кинул" "освободителей", и гапоновщина трансформировалась в азефовщину — взрывы домов в Москве и "учения" в Рязани. В итоге началась вторая чеченская война, которая сделала Путина президентом. Попутно была разгромлена региональная фронда в лице блока ОВР, а вслед — зачищены медиа-олигархи Гусинский и Березовский. 2 

В этой трактовке виновники – гапоны Басаев и Хаттаб и Кремль. Путин – ставленик азефов, взорвавших для него сотни москвичей.

2. Пример использования активки как «дубинки» для саудовцев

Суриков, июль 2002.

- Ну, во-первых, встречались ли Басаев с Волошиным или нет - об этом у них самих надо спрашивать. Я бы очень не хотел, чтобы сюда впутывали мое имя. Я вообще не считаю, будто в отношении Путина в июне 1999 года (а он тогда не был еще даже премьером) могли строиться планы с использованием войны в Дагестане. В тот момент вопрос стоял совершенно иначе. Басаев и Хаттаб к лету 1999-го уже получили значительные деньги от саудовцев, да и Хаттаб (за это я ручаюсь) был сотрудником саудовской спецслужбы, подчиняясь ее тогдашнему руководителю Турки аль Фейсалу. Хаттаб и был основным распорядителем саудовских денег на Северном Кавказе, а его главным контрагентом выступал Шамиль. Саудовцы поставили вопрос ребром: затраченные средства нужно отработать. Нужны убедительные акции. Поэтому Басаев с Хаттабом перед вторжением в Дагестан занимались диверсиями локального масштаба, но этого было мало. И пришлось идти на крупномасштабную операцию. С весны 1999-го было ясно, что такой акцией станет вторжение в Дагестан.  3 

В 2002 фарвестовцы еще были у Кремля в фаворе. Их основные доходы шли от героиновой линии Афганистан- Новороссийск – Косово, которую «крышевал» Генштаб МО РФ. Поэтому дубинка для Кремля временно откладывается в сторону, вынимается «крючок» для саудовцев.

Но вот ситуация меняется. На дворе 2005. Путин закрыл русскую базу в Косово. Фарвестовцы потеряли самую большую кормушку. На них идут наезды ВКР (2003 -5). Американцы приняли решение валить Путина. В рамках стратегии дестабилизации Фарвест с конца 2004 года (оранжевый путч в Киеве) начинает интенсивную инфромационно-психологическую войну против Путина и его силового окружения. Дубинка для саудовцев откладывается в сторону, вынимается крючок для Кремля.

Суриков, февраль 2006, «Правительство Соединенных Штатов серьезно озабочено безопасностью аналитика ЦРУ»

Во-первых, «левый» сайт «Бурцев.ру» попытался доказать, что Кремль никоим образом не причастен к событиям лета-осени 1999 года, приведшим ко второй чеченской войне и выдвижению Путина в качестве преемника Ельцина, то есть, что никакой операции «Преемник» не было. Этот тезис прямо противоречил моим знаниям и моему восприятию тех событий. Я имею ввиду договоренности с Кремлем о беспрепятственном возвращении в Ботлтхский и Цумадинский районы Дагестана сторонников лидера местных «ваххабитов» Багаутдина. Тогда Багаутдину, а затем Шамилю Басаеву на высоком уровне были даны гарантии, что «ваххабитам» позволят создать в Цумаде вторую Кадарскую зону, где они смогут жить по законам Шариата. Для их возвращения был даже создан специальный коридор, от чечено-дагестанской границы вглубь территории отвели федеральные войска и милицию. Однако когда Багаутдин пришел в Дагестан, он сразу же был блокирован. С целью его деблокирования и началось вторжение в республику боевиков во главе с Басаевым и покойным Хаттабом. А уже на следующий день в Москве Ельцин назначил премьером и своим преемником директора ФСБ Владимира Путина. Дальнейшие события известны. После Ботлиха и Цумады была ликвидация «очага ваххабизма» в Кадарской зоне, были бои в Новолакском районе. Затем произошли взрывы домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. После них – странные «учения» в Рязани. И как итог – ввод федеральных сил в Чечню и фраза Путина про мочение в сортире», сделавшая его президентом.

О саудовцах ни слова. «Кремль» заманил белых и пушистых Басаева и Хаттаба в Дагестан, чтобы «на следующий день Ельцин назначил Путина премьером и своим преемником». Поскольку у белых и пушистых плана не было, а у Кремля был, то естественно напрашивается вывод, что взрывы домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске тоже были частью кремлевского плана.

Но спустя три месяца возникла новая тактическая ситуация в Чечне, пришло время использовать активку против белого и пушистого Басаева. Ее достает Саидов в статье «Летом 1999 года Шамиль Басаев пошел на сговор с "презренным врагом"» от 11.5.2006. Мы еще вернемся к ней в наших комментариях к оригиналу Версии от 3 августа 1999. А пока еще один вариант от Саидова

Вариант: «Будет плохо Шамилю и США»

Саидов, январь 2007

Следует отметить, что создание хаоса на путях транзита энергоресурсов — это своего рода фирменный стиль США и Англии на постсоветском пространстве. В частности, это было одной из важных причин обоих русско-чеченских войн и вторжения Шамиля Басаева и амира Хаттаба в Дагестан в августе 1999 года. Смысл состоял в том, чтобы на время строительства нефтепровода Баку-Джейхан вывести из нормальной эксплуатации трубу Баку—Новороссийск.  4 

Такое использование активки вызвано новой ситуацией. Во-первых, Саидов уже открыто перешел к кадыровцам, поэтому «Шамиля» выгодно скомпрометировать в глазах его сторонников, намекая на его вторжение в Дагестан по заказу США. Во-вторых, вместе с американцами Фарвест разыгрывает обманку под названием «партия третьего срока». В этой игре американцев надо связать с Басаевым, который уже на небе, а Рамзана Кадырова представить жертвой «либералов» в Кремле и естественным сторонником третьего срока Путина и сечинцев, т.е. антиамериканским политиком.

Но важно продлить жизнь активки, и поэтому время от времени надо использовать вариант «Мы можем уйти от ответа. Тогда Кремль, Шамиль и саудиты сколь угодно долго будут у нас на крючке.»

Саидов, август 2006. «Шамиль Басаев не был агентом ГРУ. Интервью с Русланом Саидовым»

- Не считаете ли вы, что пришло время рассказать о событиях лета-осени 1999 года, приведших ко второй чеченской войне? В частности, был ли накануне вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан у них сговор с кем-то в Москве?

- То, что сговор был, понятно без всякой конспирологии. Другое дело, сговор с кем, где, когда и о чем конкретно? Но об этом говорить никто не станет, разве что самоубийцы. Я даже и думать об этом не хочу.

- Однако существует версия о сговоре в Ницце летом 1999 года?

- Все эти ниццы-биарицы - очень таинственно звучит. Если же серьезно, то такая версия была опубликована после того, как из Чечни в Дагестан пришел Багаутдин, но до того, я это особо подчеркиваю, как туда пришли Хаттаб и Басаев. Как и в любом другом активном мероприятии, в ней есть доля правды, доля дезинформации, масса недосказанностей и еще больше намеков, понятных лишь ограниченному кругу лиц. Как многочисленным сторонникам этой версии, так и ее столь же многочисленным оппонентам, до сих пор с юношеским задором бурно ее обсуждающим, я хочу напомнить известную поговорку: «Промолчишь, за умного сойдешь».

Поскольку «лишь ограниченный круг лиц» может понять глубокие тайны активки, то Саидов напоминает, что первое слово в ее толковании принадлежит Фарвесту, создавшему ее.

Итак, можно констатировать, что Филин недаром считал Сурикова достойным «Оскара», и Фарвест действительно многократно использовал его активку как «крючок» для своих «партнеров»: Кремль, саудовцев, Басаева и США.

Мы уже подчеркивали, что интересной особенностью дебатов о «сговоре в Ницце» является отсутствие ссылок на текст первой статьи «Версии». Ниже даем полный текст Андрея Малосолова (Батумского) от 3 августа. Выделенные полужирным обстоятельства времени в тексте – наши. Курсивом нами выделены места, вырезанные из текста при последующих публикациях.

СГОВОР

ЭПИГРАФ : Пока Ельцин готовится к встрече с Масхадовым, человек, похожий на Волошина, уже тайно повидался с Басаевым

Роскошная вилла во французском городе Булье, расположенном между Ниццей и княжеством Монако, давно находится в поле зрения французских спецслужб. Вилла эта принадлежит международному торговцу оружием Аднану Хашоги. И хотя с точки зрения французского уголовного законодательства к Хашоги претензий нет, но у миллиардера из Саудовской Аравии сомнительная репутация. О повысившемся интересе своих коллег к вилле Хашоги нам сообщил источник «Версии» во французских спецслужбах, имени которого мы не называем. Это профессор политологии и одновременно специалист по вопросам российской обороны, безопасности, оргпреступности. Часто выступает в прессе, ведет журналистские расследования. Работает по контрактам французских правительственных учреждений, в том числе французской контрразведки.

<Он сообщил, что французы начали пристальное наблюдение за виллой в начале июля, когда на вилле обосновался венесуэльский банкир Альфонсо Давидович вместе с молодой секретаршей-негритянкой. В латиноамериканской прессе ему приписывают отмывание средств колумбийской левой повстанческой организации ФАРК (Форсе Армаде Революционаре де Колумбия), ведущей несколько десятилетий вооруженную борьбу с официальными властями. Считается, что основным источником финансирования ФАРК является контроль над наркобизнесом. Вскоре обнаружилось, что весьма частым посетителем Давидовича был некий французский бизнесмен израильско-советского происхождения, уроженец Сухуми, 53-летний Яков Косман. Вскоре он приехал на дачу и привез с собой шесть человек, которые прибыли через Австрию с турецкими паспортами. В одном из турок спецслужбы распознали господина Цвейбу, который в свое время так проявил себя в грузино-абхазской войне, что тбилисские власти до сих пор обвиняют его в военных преступлениях, в том числе и в расправах над гражданским населением. Все шестеро поселились на вилле и в течение трех недельне покидали ее территорию.

Наконец, спецслужбам удалось зафиксировать, как Косман в сопровождении Цвейбы и еще одного гостя – предположительно абхаза – направился в местный аэропорт Ниццы. Сюда же на частном самолете из Парижа прибыли два человека. Один из них – Султан Сосналиев – в годы все той же грузино-абхазской войны был министром обороны Абхазии и являлся фактически вторым человеком в республике после Владислава Ардзинбы. Вторым вышедшим из самолета был еще один уроженец Сухуми – Антон Суриков. В годы войны в Абхазии Суриков был подчиненным Сосналиева. Действуя под псевдонимом Мансур, он отвечал за вопросы организации диверсий. Впоследствии, уже под собственным именем, Суриков занимал ключевой пост в аппарате правительства Евгения Примакова, хотя и числился лишь помощником первого вице-премьера Юрия Маслюкова. Оба проследовали на виллу в Булье.

В середине июля, через пару дней после приезда дуэта, в порт Булье вошла частная английская яхта «Магия», прибывшая с Мальты. С нее на берег сошли два «англичанина». Если верить паспортным данным, одним из laquo;англичан» являлся некий турок Мехмед, в прошлом советник исламистского премьера Турции Эрбакана, достаточно влиятельная фигура в ваххабистских кругах Турции, Ближнего Востока и Северного Кавказа. Вторым человеком, к удивлению спецслужбистов, был небезызвестный чеченский полевой командир Шамиль Басаев. Между прочим, в свое время он тоже бал заместителем Сосналиева и возглавлял в Абхазии чеченский батальон. Французы напряглись и усилили наблюдение.

И не зря. На самолете одной из российских нефтяных компаний поздно вечером в аэропорт Ниццы прилетел человек – лысоватый, с бородой, колючим взглядом, внешне очень сильно похожий на главу кремлевской администрации. Уже пройдя контроль французской пограничной службы, этот человек настороженно посмотрел по сторонам. Он был в строгом костюме, с портфелем и без всякой охраны. Лысоватый человек успокоился, только когда увидел встречающих – двоих абхазов и Сурикова. Все они сели в «роллс-ройс» и умчались на виллу в Булье.

Всю ночь на вилле что-то происходило, была повышена бдительность охраны виллы, а пространство вокруг нее распространяло такое сильное магнитное излучение, что мобильные телефоны в радиусе нескольких метров не работали. Утром тот же «роллс-ройс» умчался в аэропорт и человек, похожий на Волошина, улетел в Москву. В течение суток виллу покинули и все ее обитатели.

Нам, к сожалению, пока также неизвестны итоги беседы встречавшихся в Булье. Впрочем, спустя некоторое время, 16 июля, в Москве был шумно и с помпой сначала арестован и через сутки выпущен на свободу министр безопасности Чечни Турпал Атгиреев, который близок к Масхадову и в то же время находится в напряженных отношениях с Басаевым. На первый взгляд кажется странным, что за одним столом встретились человек, похожий на представителя администрации президента, и Антон Суриков – идеологический антагонист Кремля… Хотя ни для кого не является секретом, что именно Волошин в свое время, если быть точнее – в марте 1999 года, был тем человеком, который убедил Бориса Ельцина не выпускать в рассылку уже подготовленный и подписанный документ об отставке вице-премьеров в правительстве Примакова – Геннадия Кулика и Юрия Маслюкова.

Между тем факт данной встречи просочился во французские СМИ, и весьма вероятен залповый выброс этой информации на страницы западной печати, которая может соответствующим образом сказаться на репутации Кремля.

КОНЕЦ СТАТЬИ

Наши комментарии

1. Как мы видим, месяц июль в 1999 году выдался необыкновенно растяжимым, опровергая наши обывательские представления о времени. В оригинале активки действие начинается на вилле Хашогги «в начале июля», когда там поселяется банкир Давидович. «Вскоре» после этого французы заметили, что к нему приходит пить чай Яков Косман из Сухуми. «Вскоре» пить чай с ним приходят шесть человек с турецкими паспортами. Чаевничать с Давидовичем им так понравилось, что с дачи они не выходят «в течении трех недель». Итак, считая за начало июля первое число и отсчитывая по дню на оба «вскоре», получаем, что к тому времени, когда абхазцы с Косманом оставили чай и поехали за Суриковым в аэропорт, на календаре было самое ранее 24 июля. Через два дня после приезда Сурикова с Сосналиевым на чай у Давидовича произошел космический вихрь с изменением вектора течения времени на противоположный, оно потекло вспять, и поэтому «в середине июля» на чай приплывают Басаев с Саидовым (Мехметом). В том же вихре, но «позже вечером» к ним прилетает и Волошин. На следующее утро они все разъезжаются кто куда. А «спустя некоторое время» происходит еще одно завихрение времени, и 16 июля в Москве сначала арестовывают чеченского министра Атгериева, а через «сутки», т.е. 17 июля отпускают. После этого завихрения кончаются, 24 июля Суриков снова прилетает на чай к Давидовичу, а 25 июля Малосолов приносит редактору Арифджанову текст статьи «Сговор». И Арифджанов, не моргнув глазом, пропускает ее в печать.

Теперь посмотрим, как и для кого в активке создаются «крючки». По ходу текста.

Сначала Аднан Хашогги связывается с именами Давидовича и Космана. Эта связь имеет «сомнительный» характер, потому что «сомнительна» репутация Хашогги. Это связь тесная, потому что только хороший приятель или давний деловой партнер Хашогги может жить у него на даче целый месяц, как жил Давидович, да еще принимать на ней кучу гостей. Итак, объект шантажа – Аднан Хашогги. Но общеизвестно, что Хашогги тесно связан с саудовской разведкой, а значит с принцем Турки Аль Фейсалом. Значит, через Хашогги Фарвест может угрожать компроматом и саудовцам. Итак, реальный смысл связки Хашогги с Давидовичем и Косманом – это саудовское спонсорство чеченского терроризма. По заданию принца Турки Хашогги компенсировал Нухаеву и Саидову часть затрат на содержание Басаева и Хаттаба. Нухаев и Саидов слали в Чечню деньги с Туапсинского и Краснодарского нефтеперерабатывающих заводов и от трафика героина через Новороссийский порт. Часть денег компенсировал Хашогги. Трансферты от Хашогги в первой половине 1999 года проходили через офшоры Космана и Давидовича. Косман и Давидович были хорошо известны спецслужбам России, США, Англии, Франции , Германии , Израиля , Саудовской Аравии , Китая , Ирана с начала 90-х годов как причастные к нелегальной торговле героином и оружием, утечкам военных технологий и отмыванию наркодолларов и доходов от других криминальных операций.

Включение в активку приезда Басаева на виллу Хашогги вместе с Мехметом и его встреча с Волошиным, устроенная Суриковым. Опять же всем вышеупомянутым спецслужбам, чеченцам и конкурентам Фарвеста хорошо известно, что паспорт на имя Угура Мехмета – это один из многочисленных документов прикрытия Руслана Саидовича С-ева, агента ГРУ и масхадовского МГБ (в числе других спецслужб). О полковнике ГРУ Антоне Сурикове и объяснять не надо. Значит, Басаев в окружении С-ева, Сурикова, а также Сосналиева (чьим замом был Суриков в Абхазии—т.е. Сосналиев как бы тоже спецслужбист по линии ГРУ) закладывает ссылочную базу для обвинения Басаева в сотрудничестве с российскими спецслужбами. В глазах чеченцев, на которых рассчитана эта линия шантажа, такое обвинение дело нешуточное.

Но в центре всего дизайна активки стоит Семья и особенно Березовский, потому что Волошина принято считать его креатурой. Однако, после падения Березовского Волошин еще долгое время сохранял свой пост при Путине, тем самым давая дополнительную силу активке. Итак, реальное наполнение фигуры Волошина в активке и ассоциативные связи, которые она должна была вызвать: в начале августа 99 года Волошин это синоним Семьи Ельцина - Березовский, Абрамович, Аксененко, Рушайло, Юмашев, Дьяченко. То, что эти люди были объектом шантажа Фарвеста, подтверждает и известный скандал с активкой Сурикова, Эрмарта и Брейтвейта в сентябре того же года, в котором центральное место занимала «севшая на иглу» Дьяченко и стоявший за ней Березовский.

Более сложно понять турецкую и абхазскую темы активки. В Абхазии человеком Фарвеста был Айба, впоследствии убитый коммерческими и политическими (это одно) конкурентами. Имя Цвейбы ничего не говорит, у абхазцев это как Иванов у русских. Наркотрафик через Абхазию в Турцию занимал лишь эпизодическое место в наркоторговле фарвестовцев. Основной поток дури шел через Новороссийск. В чечено-дагестанских делах Абхазия тоже не принимала участие. Тогда зачем было намечать в активке турецко-абхазскую тему?

Не исключено, что отчасти это результат фантазий самого Малосолова. Суриков никогда не дает проплаченным журналистам окончательные тексты. Он дает обязательные тезисы, остальное - на откуп исполнителя. Это один из конспиративных приемов Сурикова: так натуральнее, легче скрыть следы стилистики и мышления заказчика активки. И мы видим руку Малосолова в такой, например, детали как «молодая негритянка-секретарша» Давидовича. Сексуальные вкусы Малосолова не секрет в широких кругах журналистской и футбольной тусовок Москвы. Но Арифджанов вычеркивает эту деталь из второй версии «Сговора», опубликованной летом 2000, а абхазцы остаются. Поэтому мы считаем, что эта тема закладывается самим Суриковым. Скорее всего для того, чтобы напомнить о своих абхазских контактах с Басаевым (тема: Басаев – агент ГРУ). Поскольку абхазцы имеют турецкие паспорта, намечается возможность подключить тему турецких спецслужб и Генштаба, у которых есть власть обеспечить такие паспорта для бесхозных абхазов. А за турецкими спецслужбами по ассоциации обязательно выглядывает ЦРУ. Таким образом, при желании активку можно повернуть так, что она будет играть в пользу последней интерпретации вторжения в Дагестан Саидовым как американско-английского заговора для строительства нефрепровода Баку-Джейхан, тем более, что это было в интересах Турции. Наконец, Саидов мог ввести турецкую тему для конспирации.

Активка Саидова предназначалась для шантажа ее адресатов, включая Басаева и Хаттаба. Но проблема работы в этом жанре заключается в том, что активки должны читаться и теми, для кого их скрытый смысл не предназначается. Без широкой публики они бесполезны. И что хуже всего, среди этой широкой публики могут найтись люди, которые понимают подтекст активки.

Одним из таких читателей, к невезению Саидова, был резидент саудовской разведки в Чечне Абу аль Валид. 5 Валид был профессиональным разведчиком, знатоком спецслужб СССР и России. Он понимал, что партизан Басаев мог быть двойным агентом, и что даже Хаттаб за годы партизанства в Чечне мог попасть под контроль российской агентуры. Можно не сомневаться, что перед заброской на Северный Кавказ Валид получил детальную ориентировку, которая включала все пересечения братьев Басаевых с представителями спецслужб вроде Сурикова и Саидова, работавших с братьями еще в Абхазии. Саидов должен был это учитывать. Но главным, наверное, было все-таки другое. Саидов действительно был против вторжения в Дагестан, потому что это шло против планов турецкого Генштаба. Туркам нужна была слабая Чечня Масхадова, и они боялись, что вторжение в Дагестан приведет к поражению сепаратистов и восстановлению российских позиций на Северном Кавказе. Планы панисламистов Валида и Хаттаба на создание северо-кавказского халифата вошли в острое противоречие с пантюркистами Генштаба и Серых Волков, которые знали, что Турция не готова к завоеванию Великого Турана. Включая в свою активку тему турецких паспортов, т.е. турецких спецслужб, Саидов хотел переключить подозрения Валида с себя на турок. Очевидно, что это ему не удалось. Прочитав активку, Валид разгадал двойную игру Саидова – панисламиста снаружи, пантюркиста внутри—и приказал своему агенту ликвидировать его.

В результате, Саидов схлопотал тяжелейшее ранение в голову во время боев на новолакском направлении. Но чеченец, снайпер саудовца, не был профессионалом вроде полковника Валерия Лунева и не сделал, или не имел возможности сделать, контрольный выстрел. Саидов выжил и через четыре с половиной года отомстил Абу аль Валиду, подставив его под батальон ГРУ Сулима Ямадаева. Восток – дело тонкое...

В пользу нашей версии говорит и вставка про Атгериева, которая исчезает в последующих изводах фальшивки.

Министр масхадовского МГБ Турпал-Али Атгериев был врагом Басаева и ваххабитов-халифатчиков, выступал против провокаций вроде вторжения в Дагестан. С этим он и поехал в Москву, но там его арестовали по наводке Семьи. Рушайло был агентом Березовского. А Березовский сообщником Басаева. Затем Атгериева отпустили и вернули в Чечню, но помешать вторжению он уже не мог. Саидов через «Версию» создавал впечатление, что это он причастен к освобождению Атгериева -- своего на тот момент прямого начальника. Так ли это, мы не знаем.

В дальнейшем, когда Арифджанов чистил и поправлял активку для расширенной версии от 4 июля 2000 года, он убрал упоминание об Атгериеве. Не упоминает о нем и Кагарлицкий в своей статье в январе 2000. Статьи этих авторов предназначались не для скрытого шантажа, а для пропаганды, для широкой публики, внутренней российской политики и западной машины информационно-психологической войны. Тема Атгериева шла вразрез с интересами обоих журналистов, вернее их заказчиков—Гусинского и Муратова. Ведь если в результате встречи Волошина с Басаевым власти освобождают противника Басаева Атгериева, из активки следует сделать вывод, что Волошин не сговаривался с Басаевым о войне на Кавказе, а наоборот старался отговорить его от нее. Таким образом, Саидов и Суриков не смогли создать внутренне непротиворечивую фальшивку, и ее приходилось «доводить до ума» их коллегам по ремеслу.

Наконец, видимо, это Арифджанов вставляет в конце активки разъяснение о Сурикове и Волошине. Ведь читатели газеты могли не поверить, что член команды Маслюкова-Примакова помогает Волошину.

Нам осталось только коротко рассказать о последующих метаморфозах активки Фарвеста.

Вторая древнейшая профессия

Через полгода после дебюта в «Версии» активка делает прорыв на международную арену с помощью Бориса Кагарлицкого. В ту пору Кагарлицкий возглавлял отдел политики в «Новой газете». В ноябре 1999 года (за месяц до выборов в Думу) главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов дал Кагарлицкому поручение написать статью на основе активки Фарвеста и предложил ему встретиться для этого с Суриковым. Суриков рассказал об этой встрече в публичной переписке с правозащитником Олегом Греченевским. 6 В то время Муратов под опекой Гусинского поддерживал ОВР Примакова – Лужкова и Яблоко против Путина, Единства и Семьи Ельцина. Почему статья появилась в январе 2000, после выборов в Думу, мы не знаем . Может быть, чтобы помешать Путину и помочь Явлинскому на выборах президента. Кагарлицкий был выбран Муратовым потому, что был знаком с Суриковым. Суриков оценил затею и помог Кагарлицкому со статьей, чтобы укрепить тот крючок, о котором потом говорил Филин.

Раскрутка «сговора в Ницце» делалась Кагарлицким (через его связи с западными журналистами), Муратовым и Гусинским с начала 2000 года (см. программы НТВ об учениях в Рязани) . К тому моменту Путина знали все. Поэтому легко было сделать смысловую подмену: вместо Волошина – Семьи Ельцина поставить Путина – ФСБ или ГРУ.

Через месяц после публикации статьи Кагарлицкого, «Версия» публикует статью «Кто взрывал Россию? (Террористов готовило ГРУ), 1-7 февраля 2000. Статья подписана «Петр Прянишников» -- это коллективный псевдоним редакции «Версии». Поэтому можно предположить, что ее написал сам Арифджанов. Его версия повторяет Кагарлицкого: Басаевы – агенты ГРУ, Суриков помог Волошину сговориться с Басаевым, взрывы устроил Ширвани якобы потому, что надо было отработать деньги, заплаченные саудовцами. Концовка статьи инсинуирует, что Путин, Березовский и Суриков (!) не хотят «замочить» Басаевых, потому что играют в какую-то зловещую «игру». Эта концовка не оставляет сомнений, что Арифджанову ее проплатил Гусинский, против которого президент начал давление, чтобы отнять НТВ. Тот же заказчик был и у второй версии активки, которую Арифджанов опубликовал в «Версии» 4 июля 2000 с фотографией якобы Волошина, Басаева и Сурикова на вилле у Хашогги. Фотография, конечно, – грубая фальшивка. Источник – Гусинский.

В связи с Гусинским надо поднять и тему владельцев «Версии». Ведь для того, чтобы опубликовать активку Фарвеста, одного желания Сурикова, проплаченного Малосолова и даже самого Арифджанова было недостаточно. Это был серьезный выпад против Семьи, и Арифджанову нужна была санкция Боровика. Вскоре после гибели последнего стало широко известно о том, что половиной акций холдинга «Совершенно секретно» владеет миллиардер, владелец крупнейших журналов и газет, влиятельнейший лидер американского сионизма Морт Цукерман. Об этом объявила вдова и наследница Боровика Вероника Хильчевская на «Эхо Москвы» в сентябре 2000. К этому времени на счету «Версии» было две публикации активки Фарвеста (от 3 августа 1999 и 4 июля 2000) плюс редакционная статья Арифджанова от 7 февраля 2000, написанная на основе переработки активки Кагарлицким. В своем интервью «Эху Москвы» (так и тянет написать «Яху Москвы») Хильчевская говорила о своей поддержке Гусинского, дескать, от его судьбы зависит судьба всей «независимой прессы» России. Хильчевская рассказывала о поездке министра печати Михаила Лесина в США и его встрече с Цукерманом, от которого Лесин якобы требовал отказаться поддерживать Гусинского в его борьбе с государством за НТВ. Оказывается Боровик познакомился с Цукерманом еще в 1986, и деньги на «Версию» дал он.  7 Лесин, конечно, не полетел бы в США, если бы не имел конфиденциальной информации о том, кто определяет высокую политику в холдинге Цукермана-Боровика. В 1999 ситуация была такой. Морт Цукерман -- председатель конфедерации еврейских организаций США и крупнейший медиа-магнат. Владимир Гусинский -- президент Российского Еврейского конгресса и тоже медиа-магнат. Это уже неплохие основания для солидарности Цукермана с Гусинским, который финансировал коалицию Лужкова-Примакова против Семьи. Есть некоторые основание полагать, что кроме этого была и близость политических взглядов. Цукерман выступал против сделки с Семьей и российскими военными, которую банда неоконов вокруг Чейни-Буша заключила в начале 1999. Он предлагал более агрессивную политику по отношению к России с целью поставить ее нефтеносный южный периметр под контроль США. Поэтому логичен его тактический союз с оппозицией Лужкова-Примакова-Гусинского против сделки с Семьей, грозившей, с его точки зрения, стабилизировать Россию в роли младшего партнера США. Таким образом, активка Фарвеста в «Версии» была с руки и Цукерману.

С другой стороны, Арифджанов говорит об «идеологической близости и личной дружбе Боровика и столичных руководителей», т.е. Лужкова, который в 1999 вместе с Примаковым был главной грозой Семьи. В таком случае, и Боровик принял активку Саидова-Сурикова на ура.

В 2000 активку Фарвеста раскручивал Гусинский с помощью владельцев холдинга "Совершенно секретно": американского магната-сиониста Морта Цукермана (справа) и Вероники Хильчевской-Боровик.
В 2000 активку Фарвеста раскручивал Гусинский с помощью владельцев холдинга "Совершенно секретно": американского магната-сиониста Морта Цукермана (справа) и Вероники Хильчевской-Боровик.

Финал главреда Арифджанова, руками которого враги России создали и раскрутили фальшивку Фарвеста, весьма поучителен. В 2003 ему пришлось подать в отставку, потому что по словам его приблатненной хозяйки Хильчевской из-за Арифджанова холдинг «попал на полмиллиона долларов» в результате иска Альфы-групп. Арифджанов так прокомментировал решение своего босса.

«Любой владелец, вне зависимости от того, как звучит его фамилия – Гусинский, Березовский или Хильчевская--имеет право нанимать и увольнять главных редакторов».

Арифджанов хорошо понимает, что «независимая журналистика» зависит только от своих хозяев. А вот права читателей, право российского общества на защиту от пиратов пера, от дезинформации, от клеветы на свою страну – такого права Арифджанов не признает.

«К сожалению, у нас нет цензуры—писал нам в своем отклике на эту статью А. Б. Баумгартен-- без просвещенных цензоров 19 века не было бы нашей классической литературы, без советской цензуры 90% выдающихся писателей, художников и артистов СССР никогда не смогли бы выйти за рамки буржуазной посредственности, которой были по своей природе. Теперь у нас нет цензуры, и в духовном отношении наши новые поколения отданы на растерзание шакалам и гиенам от “независимой” литературы, искусства и журналистики.»

Член Московской редакции Наташа Барч попросила прокомментировать последние данные о «сговоре в Ницце» кандидата политических наук Марину Штольц, принимавшую участие в создании бурцев.ру. Сейчас Марина Рувимовна ведет научную работу в одном из европейских университетов. На днях она провела семинар с сотрудниками и друзьями Московской редакции на тему «Роль монополистической прессы в тайных операциях западных спецслужб против России». Воспользовавшись ее пребыванием в Москве, Наташа Барч попросила Марину Рувимовну ответить на несколько вопросов по теме данной статьи.

НБ. Марина Рувимовна, Саидов так определяет жанр активных мероприятий вроде «сговора в Ницце»:

особенностью этого жанра вовсе не является информирование общественности о реальных событиях. Наоборот, любая «активка» - это некое послание ограниченному кругу лиц, выполненное на понятном лишь им языке. В данной связи обсуждать, что в «активке» истина, а что миф, по меньшей мере, странно и нелепо. Важнее понять цель, которую она преследовала.

Вы согласны с его мнением?

МШ. Это не так. Выражаясь словами Саидова, он и в данном случае не информирует общественность, а вводит ее в заблуждение насчет этой формы манипуляции общественным сознанием. Ведь если бы активки действительно были посланием к узкому кругу лиц, то Саидову совсем не к чему было публиковать свою активку о «сговоре в Ницце» в газете, где ее прочитали сотни тысяч людей. Достаточно было бы разослать сочинение Малосолова его адресатам: Басаеву, Березовскому, Хашогги, Турки, американцам ... Значит, активка может достигнуть своей цели только как публичный документ. Цель «Сговора», как вы правильно определили, была в том, чтобы стать инструментом информационного шантажа. Активка усиливала Фарвест, давая ему приоритет в интерпретации ключевых политических событий 99 года. Но при одном условии: если авторство Фарвеста не вызывает сомнения. Поэтому уже через три недели после публикации «Сговора», которую широкая публика не заметила, Суриков в интервью «Версии» прямо ссылается на свою активку в том смысле, что, дескать, российские власти были предупреждены о вторжении, но ничего не сделали, чтобы его остановить. Его совсем не смущает, что по тексту активки именно он и выступает организатором сговора. Ему важно привлечь к ней внимание и намекнуть на свое авторство. Все его последующее поведение преследует ту же цель – убедить публику в своем авторстве, не признавая его прямо. При этом они с Саидовым хотят создать впечатление, что их активка прячет ключ и к тайне московских взрывов,. Это что-то вроде шляпы фокусника, из которой он вынимает то заячьи уши, то бумажную змею, то букет цветов. Вы убедительно показали, что Фарвест вынимает из этой шляпы то, что было важно для него в тот или иной момент меняющейся политической конъюнктуры, и как бережливо он обходится со своей собственностью (не забывайте, что мы имеем дело в первую очередь с людьми исключительно развитых собственнических инстинктов) , чтобы продлить жизнь активки, оставить за собой власть повернуть ее в ту или иную сторону для шантажа своих противников и «партнеров». И это им до сих пор удается. Это их капитал как бы, который даже можно приумножить при благоприятной конъюнктуре.

НБ. Интересно, что Вы упомянули августовское интервью Сурикова «Версии». На него ссылаются и цитируют Фельштинский и Литвиненко во втором русском издании своей книги «ФСБ взрывает Россию». Это издание вышло в 2004. Нас заинтриговало вот что. За год до этого, в первом издании своей книги они отвергают активку Фарвеста на том основании, что встреча в Ницце, о которой в ней говорится, была «логически» невозможна, и что «кто-то намеренно дезинформировал российскую прессу.» Но всего лишь через год, во втором издании, они принимают эту активку за чистую монету и от проблем с логикой не остается и следа. Что произошло?

МШ. Это очень интересный вопрос, на который я могу ответить только предположительно. Кстати, об этом интервью я узнала из их книги. Я не могу читать мысли Фельштинского, тем более Литвиненко. Но рассуждая объективно, если вы принимаете активку о сговоре в Ницце, то вы принимаете и участие Березовского в нем. Поэтому такая резкая перемена в отношении Фельштинского и Литвиненко к этой активке весьма многозначительна. Особенно, если принять во внимание популярную сейчас гипотезу о том, что Литвиненко начал собирать компромат на олигархов и возможно даже на Березовского. Хотя вряд ли ему надо было что-то собирать в отношении последнего. О нем он знал все. Но заметьте, что когда во втором издании этой книги авторы цитируют интервью Сурикова, они подыгрывают ему и говорят в том смысле, что если бы публикация от 3 августа была клеветой, то Суриков обязательно опроверг бы ее в этом интервью. А так как он этого не сделал, то подтвердил ее правдивость. Это, конечно, слишком наивное рассуждения со стороны таких людей, как Фельштинский и Литвиненко. Очевидно, что им хочется представить активку Фарвеста как достойную доверия. А значит, они хотят косвенно пока привязать к ней Березовского. Поэтому, я склоняюсь к тому, что во втором издании эти агенты Березовского уже подкладывают под него мину. И поездки Литвиненко в Израиль незадолго до его отравления могли быть связаны не столько с Невзлиным, сколько с генералом Орловым, который наравне с Рушайло, наиболее вероятный кандидат на роль косвенного организатора московских взрывов.

НБ. Интересная мысль! А Фарвест как-то здесь присутствует? Вы знаете, мне вдруг пришла вот какая мысль. Фарвестовцы почему-то никогда не упоминают Березовского в качестве инициатора вторжения в Дагестан и вдохновителя московских взрывов. Правда, это есть у Проханова в «Гексогене».

МШ. Это интересное наблюдение. Вадим писал в том смысле, что Проханов намеренно не вставил «сговор в Ницце» в свой роман. И делал из этого вывод, что встреча была. Но мне кажется более вероятной романная версия Проханова, что Березовский без каких-либо посредников сговорился с Басаевым. Если фарвестовцы никогда не говорят о центральной роли Березовского в Дагестане и московских взрывах, то только потому, что это им не дает никаких дивидендов. Березовский не имеет больше никакого политического значения, и поэтому не представляет для них интереса.

НБ. Даже как «сакральная жертва»? Мы с Вами уже говорили об этом на семинаре, но повторите, пожалуйста, для читателей Ваши мысли на эту тему.

МШ. Да, можно представить такую ситуацию, кстати, весьма вероятную. Контролеры Березовского назначают его на роль «сакральной жертвы». Но не как с Литвиненко, а что-нибудь более эффектное, зрелищное, для толпы далекой от ядерной физики. Скажем, с использованием гранатомета в центре Лондона, чтобы потом Березовского по кусочкам собирать. Для англичан, как всегда, главное это создать доказательство своей непричастности, то что они называют 'deniability'. Многое для этого уже сделано. Кто-то ведь подталкивает Березовского делать заявления о своем финансировании переворота в России, связях с заговорщиками в спецслужбах и т.п. Это делается для того, чтобы, случись что с Березовским, публика сделала однозначный вывод - это дело рук сечинцев. И Фарвест может использовать свою активку, чтобы никаких сомнений в виновности Кремля быть не могло. Благодаря фигуре Волошина, легко связать «сговор в Ницце» с Березовским и московскими взрывами. Тем более, что такой вариант скорее всего и был в действительности. Тогда Березовский становится уже виртуальной фигурой вроде Троцкого в глазах советских людей конца тридцатых или зюгановцев. А значит Путин это Сталин. И в глазах западных обывателей гранатомет в руках какого-нибудь отморозка из лондонских русских на учете у СИС – воспринимается как аналог топорика Меркадера.

НБ. Марина Рувимовна, ну а чего, на Ваш взгляд, все-таки добиваются фарвестовцы?

МШ. Если коротко, они добиваются хаоса на территории бывшего СССР. Того же хотят американцы, англичане, турки и некоторые другие силы. Это их всех связывает. Конкретнее, они хотят покончить с Россией и выкроить из ее трупа Великую Туранию и Великую Украйну, а остальную территорию балканизировать, как это сделали с Югославией. Об этом говорила еще агентура влияния в конце 1980-х—начале 90-х: Сахаров, Попов, Гайдар и многие другие. Борьба за эти цели позволяет фарвестовцам удовлетворить и жажду личной наживы, и свой азарт игроков, и какие-то идейные и наверное эмоциональные потребности. Все эти люди так или иначе в родстве (семейном или идейном) с фашистскими силами прошлого—нацистами, пантюркистами, бандеровцами, с новым атлантическим постфашизмом . Они - наследники и партнеры этих сил и жаждут полного и окончательного реванша за свое поражение в Сорок пятом. Это самое главное.

Ссылки по теме:

Бурцев.ру против ОПС

Валентин Зорин. Кагарлицкий был назначен директором ИПРОГ по просьбе Сурикова

Саламу Талхигов. "Сговор в Ницце": конец одной фальшивки

Вадим Штольц. Разговоры с Арменом

Вадим Штольц. "Народный" референдум по указке ЦРУ?

Валентин Зорин, Андрей Петров, Вадим и Марина Штольцы. "Гнилой базар" в ИПРОГ: Часть первая: чертова дюжина

Бурцев.ру. "Историк на службе у чеченского терроризма"

Дмитрий Якушев. Кагарлицкий ушел от ответа на вопрос о своей связи с провокатором Суриковым

Примечания

1  http://www.forum.msk.ru/material/power/13597.html

2  http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/630/41.html

3  Максим Калашников. «Человек, который вербовал Басаева». <http://www.compromat.ru/main/surikov/basaev.htm>

4  http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/07/686/31.html

5  Об Абу аль-Валиде, см. «Кавказский алмазный трафик». Гражданский центр прикладных исследований <http://www.left.ru/2005/14/civil131.phtml>

6  Смотрите также статью Валентина Зорина «Кагарлицкий был назначен директором ИПРОГ по просьбе Сурикова» <http://www.left.ru/2006/9/kag-sur143.phtml>

7  Андрей Галиев. «В ожидании холдинга» <http://www.expert.ru/rss/doc23723>


Can't find file: './karamzi_index/authors.frm' (errno: 20)

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100