Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Саламу Талхигов
Встречался ли Шамиль Басаев с Волошиным? Открытое письмо Ирине Смит

От бурцев.ру

Статья Саламу Талхигова, опубликованная на сайте чеченских сепаратистов Chechenpress 28 апреля, ставит точку на эксплуатации антироссийской (и античеченской!) фальшивки о “сговоре в Ницце” между Шамилем Басаевым и Александром Волошиным. Эта фальшивка, особенно в интерпретации директора ИПРОГа Бориса Кагарлицкого, была растиражирована в сотнях и тысячах публикаций в России и по всему миру, вошла в десятки “научных” книг, по сути дела, стала краеугольным камнем информационно-психологической войны империализма и компрадоров против народов России и ее государственности. Еще предстоит выяснить многие детали происхождения и “раскрутки” этой международной провокации. Но ясно главное: отныне все те, кто продолжает распространять могут быть с полным правом названы клеветниками и привлечены к судебной ответственности. Мы с удовлетворением отмечаем, что публикации бурцев.ру внесли свой вклад в разоблачение этой опасной провокации.

* * *

Один из наших постоянных авторов, Ирина Смит из Англии, в своем письме в редакцию Чеченпресс укоряет нас в том, что мы действительно сделали – немного подсократили публикацию Александра Васильева, убрав из нее – из-за очевидного абсурда – «эпизод встречи Басаева и Волошина во Франции». На этой встрече, по мнению «сокращенного» нами автора (которое разделяет и Ирина Смит), Волошин и Басаев «детально обсуждали план возобновления войны в Чечне».

Далее Ирина Смит отмечает: «Так это или не так – доказать мы не можем. Однако факты способны сами за себя говорить: Дагестанский поход дал возможность России войти снова в Чечню, где она и остается по сей день, и известно, чем там занимается. Басаев – человек умный, повидавший и жизнь, и смерть, и не мог не понимать, что он делал».

По мнению Ирины Смит: «Версия А.Васильева все объясняет и ставит на свои места. Дает ответы на вопросы: почему Басаев берет на себя ответственность за теракты, в которых отчетливо видны «уши» ФСБ, и почему Басаев такой неуловимый. За 11 лет войны на крошечной территории Чечни поймали бы уже любого и в шапке-невидимке. Я так думаю».

В конце письма затрагиваются вопросы, не имеющие ни прямого, ни косвенного отношения к обсуждаемой теме, так что, с позволения уважаемой Ирины Смит, мы их пока не будем обсуждать. Но «эпизод встречи Басаева с Волошиным» действительно способен заинтриговать наших читателей, особенно тех из них, кто любит всякие конспирологические темы и является сторонником «теории заговоров». Конечно, у меня не было особого желания опровергать эту очевидную чекистскую фальшивку, но из уважения к Ирине Смит все же решил снова напомнить ей, а заодно и другим нашим читателям, некоторые факты.

**********

«Откуда уши растут?»

Прежде всего отметим, что «версия» встречи Басаева и Волошина, который, как известно, в начале Второй российско-чеченской войны занимал пост руководителя Администрации президента РФ, по праву первенства принадлежит не Александру Васильеву, а газете «Версия». Версия «Версии» (прошу прощения за невольную тавтологию) впервые была опубликована в этой газете неким Андреем Батумским 3 августа1999 г. под названием «Сговор». Андрей Батумский – автор, скажем так, не очень известный. Во всем русском интернете обнаружились только две статьи этого автора: одна, названная выше, и вторая, опубликованная в той же газете 31 марта 1999 года.

«Героем» обеих публикаций является полковник ГРУ Антон Суриков, из чего исследователи скудного творческого наследия Андрея Батумского сделали вывод, что означенный Андрей Батумский является одновременно Антоном «Сухумским», то есть Антоном Суриковым, уроженцем Сухуми. Иными словами, у независимых исследователей всей этой загадочной истории появились веские подозрения, что «Андрей Батумский», сочиняющий свои захватывающие истории со ссылкой на полковника ГРУ Антона Сурикова, и есть этот самый полковник ГРУ Антон Суриков, пишущий под «батумским» псевдонимом.

Затем в российских СМИ появилась целая серия подобных публикаций. Наиболее «доказательными» среди которых можно считать статьи Бориса Кагарлицкого «С террористами не разговариваем. Но помогаем? Версия взрывов домов в России» (Новая газета. 24.01.2000г.) и Петра Прянишникова «Сговор-2» («Версия», 4 июля 2000г.). Все остальные российские издания лишь «кормились» с этих статей, излагая и толкуя на свой лад изложенные в них «факты». Впрочем, надо отметить, что немало было и таких российских журналистов и аналитиков, которые с самого начала скептически отнеслись к этим публикациям, потому что в них содержатся бросающиеся в глаза несуразности и противоречия. Наиболее полное и обстоятельное разоблачение этой чекистской фальшивки, призванной дискредитировать чеченского военачальника Шамиля Басаева, Вы, уважаемая Ирина Смит, как и другие читатели при желании сможете найти здесь и здесь.

«Встреча на Лазурном берегу»

Если Борис Кагарлицкий взял на себя роль «толкователя», то есть, в основном, излагает глубокомысленные идеи насчет того, зачем вообще руководителю Администрации президента РФ Волошину понадобилось тайно встречаться с «террористом» Басаевым, то Петр Крашенников излагает преимущественно детали этой «встречи»: кто, когда и на каком транспорте прибыл в Ниццу, каким был распорядок заезда «гостей», какие меры безопасности были предприняты и массу других захватывающих сведений. Иными словами, два названных выше автора как бы дополняют друг друга, создавая «объемную картину» этой загадочной встречи.

Думаю, дав ссылки на первоисточники, я могу не докучать читателям, цитируя и сопоставляя все эти утомительные подробности. Скажу только, что сама «историческая встреча в Ницце» состоялась, якобы, 4 июля 1999 года, и была организована для того, чтобы, как утверждают авторы, «по сговору с Басаевым», начать новую российско-чеченскую войну, дабы привести к власти «ставленника ельцинской Семьи» Путина. По уверениям обоих авторов, Шамиль Басаев, «еще в Абхазии завербованный в ГРУ» («вербовал» его упомянутый полковник ГРУ Антон Суриков, тоже один из организаторов и участников «встречи на Лазурном берегу») без долгих споров согласился на это предложение и аккурат через месяц начал свое «вторжение в Дагестан».

Уточнив, что «историческая встреча» в Ницце происходила на шикарной вилле саудовского миллиардера Аднана Хашоги, вкратце перечислим ее участников. Их немало. На вилле саудовского богача («нажил миллиарды на подпольной торговле оружием») гостей поджидал венесуэльский банкир Альфонсо Давидович. О нем сообщается, что «в латиноамериканской прессе ему приписывают отмывание средств колумбийской левой повстанческой организации ФАРК, которая ведет вооруженную борьбу с официальными властями, подпитываясь в основном за счет наркобизнеса». Согласимся: мы уже настроены на соответствующий лад. Вилла принадлежит «подпольному торговцу оружием», а гостей принимать он поручил какому-то Альфонсо, связанному с «наркобизнесом».

Затем на сцене появляется новое имя: «Вскоре обнаружилось, что весьма частым посетителем Давидовича был некий французский бизнесмен израильско-советского происхождения, уроженец Сухуми, 53-летний Яков Косман», – пишет газета. Согласимся: и эта личность тоже весьма подозрительна, хотя «Версия» не уточняет, каким именно «преступным бизнесом» занят упомянутый Косман. Но это еще не все. Вилла Хашоги, как булгаковская квартира на Садовой, продолжает заполняться все новыми персонажами с красочными биографиями. Вскоре Косман привез с собой сразу шесть человек, которые прибыли через Австрию с паспортами турецких верноподданных. В одном из них был распознан некий Цвейба, о котором известно только то, что он обвиняется тбилисскими властями в геноциде во время грузино-абхазского конфликта.

Немного погодя, Косман и Цвейба направились в аэропорт Ниццы, где встретились с прибывшими из Парижа двумя господами. Судя по документам, одним из прибывших являлся Султан Сосналиев, который в годы грузино-абхазской войны был министром обороны Абхазии. Вторым вышедшим из самолета был еще один уроженец Сухуми – уже знакомый нам полковник ГРУ Антон Суриков. Вновь прибывшие, не тратя время на осмотр местных достопримечательностей, сразу же проследовали на виллу Хашоги. Итого, на вилле миллиардера с комфортом устроилось уже 10 гостей. Затем морским путем появляются еще два гостя. На частной яхте «Магия», приплывшей в Ниццу с Мальты, 3 июля прибывают некий Мехмет, тоже турецкий верноподданный, к тому же еще советник турецкого премьер-министра и «ваххабита» Эрбакана, и вместе с ним Шамиль Басаев.

Все ли в сборе? Нет, не все. Не хватает Волошина. Руководитель администрации президента РФ прибывает, как и положено VIP-персоне, последним, когда все остальные уже в сборе. Поздним вечером 4 июля в аэропорту Ниццы садится частный самолет, принадлежащий «одной из российских нефтяных компаний», и с трапа сходит «лысоватый человек с бородкой, с колючим взглядом». Словом, Волошин. Уточняется, что он «был в строгом костюме, с портфелем и без всякой охраны». Прибывшего высокого гостя встречала группа товарищей из Абхазии и вместе с ним полковник Суриков. Все они сели в роскошный «роллс-ройс» и умчались на виллу Хашоги.

Вот теперь все участники «встречи на Лазурном берегу» в сборе. Причем, все прибыли вполне легально, с предъявлением паспортов для досмотра на таможенных пунктах. Французские спецслужбы, вероятно, в эти дни работали без выходных. Оно и понятно: на вилле миллиардера-араба, «подпольного торговца оружием», собралась на редкость пестрая и подозрительная компания. Банкир-«наркоторговцев», турецкий «ваххабит», темный сухумский делец из Израиля, полковник ГРУ, «террорист № 1», руководитель Администрации российского президента и куча иного народа с неназванными именами, но несомненно с весьма деятельным прошлым. Как справедливо пишут авторы одного из расследований публикаций «Версии», такая встреча должна была вызвать переполох не только у французских спецслужб, но и у всех разведок мира.

 На этом фото, являющимся единственным «документальным» свидетельством «встречи в Ницце», якобы запечатлены (слева направо) Антон Суриков, Александр Волошин и Шамиль Басаев. Насколько тип в шортах, сидящий на корточках, похож на Шамиля Басаева, оставляем судить читателям.
На этом фото, являющимся единственным «документальным» свидетельством «встречи в Ницце», якобы запечатлены (слева направо) Антон Суриков, Александр Волошин и Шамиль Басаев. Насколько тип в шортах, сидящий на корточках, похож на Шамиля Басаева, оставляем судить читателям.

Что обсуждалось на вилле Хашоги?

Предупреждая вопрос, почему же французские власти не арестовали столь подозрительных «гостей», авторы этой галиматьи выдают такое объяснение: мол, французским спецслужбам было интересно, о чем собравшиеся будут говорить. Еще бы! Однако появляется новый вопрос: а удовлетворили ли французские спецслужбы свое любопытство? Иначе говоря, подслушали ли они зловещие беседы на вилле? Тут наши авторы путаются с ответами. По первой версии «Версии» (Андрей Батумский), охрана виллы поставила столь мощные «глушилки», что во всей округе даже мобильные телефоны перестали работать, – какое уж тут прослушивание! По второй версии «Версии» (Петр Прянишников), «глушилки» были так себе, ничего особенного. Мобильники в округе они, правда, отключили, как отключили и «наружное прослушивание», но не смогли заглушить «внутреннее прослушивание».

И что же услышали французские спецслужбы? А вот что они услышали: Волошин начал жаловаться Шамилю Басаеву на то, что Ельцину, у которого рейтинг упал ниже нуля, срочно нужен надежный преемник, и такой надежный преемник найден, его фамилия Путин. Но беда в том, что в России его, Путина, почти и не знает никто, а преемнику, как всякий понимает, нужна популярность в народе. И вот, чтобы такая популярность в народе у Путина появилась, Басаев должен напасть на Дагестан, да взорвать пару-тройку жилых домов где-нибудь в Москве или, скажем, в Волгодонске. Начнется маленькая, несерьезная войнушка, почти что стычка. Чеченцы понарошку отступят до Терека, русские, соответственно, будут героически наступать. Благодаря этой «Зарнице» рейтинг Путина подскочит, и он легко станет новым президентом России. Тут войне и конец. В благодарность за эту услугу Шамиль Басаев может вволю пограбить город Хасавюрт. Таковы условия сделки. Шамиль Басаев подумал, прикинул и согласился.

Если Ирина Смит и другие читатели думают, что я неверно передаю суть «сговора», они ошибаются. Я только слегка подсократил детали, выделив главное, в чем любой сможет убедиться, самостоятельно прочитав статьи по представленным выше ссылкам. Читатели узнают и другие любопытные «факты». Например то, что крамольные беседы на вилле подслушивала, оказывается, не только французская, но и израильская разведка, и обе разведки, словно сговорившись, доставили материалы прослушивания прямо в редакцию газеты «Версия» (фотографию, правда, прислали почему-то по почте, анонимно). Видать, газета «Версия» и впрямь популярна, если ее поклонниками являются не только ГРУ и ФСБ, чьи сотрудники в ней публикуются под «батумскими» псевдонимами, но и разведки иностранных держав, таких как Франция и Израиль.

Даже поверив во всю эту ахинею, невозможно не спросить: а зачем вообще понадобилось проводить эту «секретную встречу» в Ницце, заставляя ее участников пересекать страны, моря и океаны, предъявлять на границах паспорта и всполошив этим все разведки мира? Не проще ли было Басаеву и Волошину встретиться в не столь далеком месте? И если «секретный сговор» заключался между Волошиным и Басаевым, то зачем нужны были на этой встрече всякие Альфонсы Давидовичи, наркоторговцы-аферисты, таинственные турки-«ваххабиты» и разыскиваемые Интерполом абхазцы, то есть вся эта публика, совершенно посторонняя в этом деле? Некоторые российские СМИ даже добавляют, что эту «секретную встречу» почтил своим приездом и Борис Березовский. Странно, что забыли пригласить журналистов. Кроме этого единственного упущения, организаторы «тайной встречи» сделали все что в человеческих силах, чтобы привлечь к ней всеобщее внимание и придать ей максимальную огласку. Но еще удивительнее то, что кроме газеты «Версия» никто так и не узнал и не поведал миру об этой сенсационной встрече.

Впрочем, приходится признать, что какая-то знаменательная встреча на Лазурном берегу Франции в июле 1999 года все же, видимо, состоялась. Правда, не Басаева с Волошиным, а Путина с Березовским. В одном из своих интервью на вопрос: «Правда ли, что вы встречались в 1999 году во Франции с Басаевым и Волошиным?», Борис Березовский ответил: «Ни с Волошиным, ни с Басаевым я там не встречался. В 1999 году во Франции, кажется в июле, я встречался с Путиным. Было это в Биарице, на юго-западе Франции. В то время у нас с Путиным были еще более или менее нормальные отношения. Мы тогда еще посмеялись с ним, что эта наша встреча кое-кем выдается за мою встречу с Басаевым». Тут не поспоришь: действительно смешно.

Где находился Шамиль Басаев 3 июля 1999 года?

«Как где?», – может спросить Ирина Смит. – «Шамиль Басаев, если верить газете «Версия» и иным, вполне надежным российским источникам, 3 июля 1999 года высаживался в порту Ниццы с частной яхты «Магия», прибывшей в этот курортный город с Мальты». Если я скажу, что 3 июля 1999 года я собственными глазами видел Шамиля Басаева в Грозном, Ирина Смит вряд ли мне поверит на слово – даже после того, как мы прошлись по «доказательствам» газеты «Версия». Поэтому я привлеку еще свидетелей. У меня их много. У меня тысячи свидетелей-очевидцев. А с учетом чеченских телезрителей – у меня сотни тысяч свидетелей. И все эти свидетели (точнее, те из них, кто выжил после шести с половиной лет войны) подтвердят Ирине Смит, что 3 июля Шамиль Басаев никак не мог находиться ни в Ницце, ни на вилле Хашоги, ни даже на борту яхты «Магия», если она и вправду не магическая.

Дело в том, что именно 3 июля 1999 года Шамиля Басаева могла воочию видеть огромная масса жителей Ичкерии, которые собрались на Грозненском стадионе «Динамо». А те граждане Ичкерии, которым не удалось попасть на переполненные народом трибуны стадиона «Динамо», прильнули у себя дома к экранам телевизоров, потому что в этот жаркий летний день 3 июля 1999 года на стадионе «Динамо» в Грозном решалась, – без всяких преувеличений, – судьба страны. А если быть точнее, решался вопрос о том, будет или не будет в Ичкерии кровопролитная гражданская война. В этот день на стадионе «Динамо» собрался «Мехкан гулам» («Съезд страны»), и главными выступающими на этом съезде были Президент ЧРИ Аслан Масхадов (Шахид, инша Аллах!) и председатель Исламской Шуры Шамиль Басаев – главный на тот момент политический оппонент чеченского Президента.

Упомяну, что среди выступающих были вице-премьеры чеченского Правительства Ахмед Закаев и Казбек Махашев, командующий Шариатской гвардией Руслан Гелаев (Шахид, инша Аллах!), бывший председатель Шариатского суда Шамсуддин Батукаев, бывший вице-премьер Мовлади Удугов и целый ряд других чеченских военачальников, министров и политиков высшего ранга. Все выступавшие призвали своих сторонников к миру и согласию, и торжественно обязались впредь пресекать все проявления, ведущие чеченский народ к расколу. После того, как чеченские лидеры, по обычаю, пожали друг другу руки и обнялись на глазах тысяч зрителей на стадионе и сотен тысяч телезрителей, по всей стране царило праздничное настроение, потому что новой войны с Россией никто не ждал, не верил что она возможна, а всех ужасала перспектива гражданской войны. И в этот день, 3 июля 1999 года, эта угроза миновала чеченцев. Более подробные сведения об этом «Мехкан гулам», со ссылками на чеченские газеты, Ирина Смит и другие читатели наши смогут найти здесь.

Я нисколько не сомневаюсь в том, что уважаемая Ирина Смит искренне сочувствует бедам чеченского народа и с острой неприязнью относится ко всем, кто в этих бедах виновен. Одним из таких виновников она считает и Шамиля Басаева, веря в то, что он «встречался с Волошиным». Я, как мог, попытался разубедить ее в этом. Не был и никак не мог быть Шамиль Басаев в Ницце 3 июля 1999 года. Он не мог там быть и раньше, так как все эти дни шла интенсивная подготовка к «Мехкан гулам», и Шамиль Басаев был на виду у десятков и сотен людей, которые приезжали к нему и к которым он приезжал сам. И позже 3 июля он не мог быть в Ницце, так как занимался общественной работой в чеченской столице и районах, реализовывая достигнутые договоренности. Конечно, это чистая случайность, что именно 3 июля 1999 года Шамиля Басаева могли видеть в Грозном тысячи людей. Ведь этот Съезд страны мог состояться и в другие дни. Но даже в этом случае те, кто знает Шамиля Басаева, ни на секунду не допустил бы мысли о том, что он мог бы пойти на сговор с презренным врагом.

Однако все же чувствую, что сказано не все. Ведь Ирина Смит может мне возразить, сказав: «Пусть Басаев и не встречался с Волошиным, но ведь война-то началась с его дагестанского рейда!». А так ли это? Поставлю вопрос иначе: а действительно ли Второй российско-чеченской войны могло бы и не быть, если бы Шамиль Басаев не пошел выручать истребляемых российской военщиной и их местными вооруженными прихвостнями дагестанских мусульман? Можно долго спорить по этому поводу, но я предлагаю выслушать ответ из уст очень осведомленного в этом вопросе человека – Сергея Степашина, занимавшего в описываемое время пост премьер-министра правительства России. Вот что в одном из своих интервью рассказал Сергей Степашин:

«Решение о вторжении в Чечню было принято еще в марте 1999 года»; «интервенция была запланирована на август-сентябрь»; «это произошло бы, даже если бы не было взрывов в Москве». «Я готовился к активной интервенции. Мы планировали оказаться к северу от Терека в августе-сентябре 1999 года». «Путин, бывший в то время директором ФСБ, обладал этой информацией».

Так что, уважаемая Ирина Смит, Вы не правы, когда о «встрече Басаева с Волошиным» пишете: «Так это или не так – доказать это мы не можем». Нет, напротив, с фактами на руках мы можем легко доказать, что никакой «встречи Басаева с Волошиным» не было. Потому что российские спецы по дезинформации совершили самую большую ошибку, назвав именно 3 июля 1999 года днем «прибытия» Шамиля Басаева в Ниццу. Надеюсь, я смог Вас убедить в том, что этого никак не могло быть. Еще Вы пишете: «Однако факты способны сами за себя говорить: Дагестанский поход дал возможность России войти снова в Чечню». Почитайте еще раз откровения Степашина, и Вы, как честный человек, согласитесь с тем, что российская интервенция против ЧРИ была предрешена еще задолго до «дагестанского рейда» Шамиля Басаева. И осуществлена в точности в запланированные сроки.

CHECHENPRESS, 28.04.06г.

Сообщения прессы о сходке в Грозном

3 июля 1999 г. - На джохарском стадионе «Динамо» прошёл Мехкан гулам (Гражданский сход) участников русско-чеченской войны, на котором выступили Президент ЧРИ Аслан Масхадов, председатель Исламской Шуры Шамиль Басаев, вице-премьеры Ахмед Закаев и Казбек Махашев, командующий Шариатской гвардией Хамзат Гелаев, министр промышленности Дауд Ахмадов, бывший председатель Верховного Шариатского Суда Шамсуддин Батукаев, бывший вице-премьер Мовлади Удугов и другие видные представители руководства и оппозиции Ичкерии. Форум принял резолюцию, в которой объявил «о всеобщем согласии между всеми участниками войны и патриотически настроенными силами в деле укрепления исламской государственности», а все возникающие противоречия призвал «рассматривать исключительно мирным путём с соблюдением законов Шариата».

www.igpi.ru/monitoring/1047645476/1999/0799/20.html

Очередное примирение президента и оппозиции

3 июля на грозненском стадионе «Динамо» прошел Мехкан гулам (Гражданский сход) участников войны ЧРИ, на котором выступили президент А.Масхадов, председатель Исламской Шуры Ш.Басаев, вице-премьеры А.Закаев и К.Махашев, командующий Шариатской гвардией Р.Гелаев, министр промышленности Д.Ахмадов, бывший председатель Верховного Шариатского суда Ш.Батукаев, бывший вице-премьер М.Удугов и другие видные представители руководства и оппозиции Ичкерии.

А.Масхадов, Ш.Басаев и другие ораторы призвали к миру и согласию во имя строительства независимого чеченского государства.

«Наши промахи и ошибки на руку нашим внешним и внутренним врагам, — заявил президент Ичкерии. — Мы должны строить свое государство, утверждая ислам, иман и Шариат. Наши враги хотят разрушить наше государство нашими же руками, разделив единый народ по тайповым, религиозным и национальным признакам...» [[12]].

Форум принял резолюцию, в которой объявил «о всеобщем согласии между всеми участниками войны и патриотически настроенными силами в деле укрепления исламской государственности», а все возникающие противоречия призвал «рассматривать исключительно мирным путем с соблюдением законов шариата». Участники схода осудили столкновения в Гудермесе в июне 1998 г. «как инспирированные вражескими спецслужбами». Съезд наложил запрет на «попытки преследования граждан по религиозному признаку, ведущим к созданию условий для раскола общества». Для стабилизации общественно-политической ситуации и выработки стратегии внутренней и внешней политики рекомендовано создать Совет Национальной Безопасности (Шура) с включением в его состав известных полевых командиров, а также влиятельных политических и религиозных деятелей Чечни, «проявивших убежденность, твердость и последовательность в отстаивании интересов государства». До полной стабилизации обстановки форум запретил все митинги, шествия, демонстрации политического характера, а также «любые действия, подрывающие Шариат Аллаха в ЧРИ, в том числе и печати и других средствах массовой информации» [[13]].

Вайнах. — Грозный, 1999. — №2. — Июль.

http://www.igpi.ru/monitoring/1047645476/1999/0799/20.html



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100