№ 5, 2013
Бурцев.ру.
За террором в России стоит американское правительство?
Международная редакция бурцев.ру
Эдмондс ограничивает американский террор против России маем 2002 года лишь потому, что считает себя в праве говорить об этом только на основе документов, к которым она имела доступ до своего увольнения в мае 2002. Можем ли мы заключить из этого, что после этого американское правительство решило остановиться, и что оно не имело отношения к Дубровке и Беслану?

Говорят простые американцы
Путин спасает задницу Обамы своим политическим мастерством
Валентин Зорин
Печально, что настал день, когда русские предстали миротворцами, а на США смотрят как на поджигателей войны. Совершенно очевидно, что нас не поддерживают народы всего мира.

Дискуссионное
О капитализме с социализмом замолвим слово
Александр Мичурин
СССР был первым в мире государством, начавшим открыто и, что называется, во всеуслышание облагораживать капитализм, т.е. осуществлять социализм, социалистические государственные мероприятия по улучшению жизни населения. C классовой точки зрения это был полупролетарский социализм. Но даже его пример – пример не совсем полноценного с марксистской точки зрения, полупролетарского социализма оказался заразительным.

Экономические овощи и политические фрукты
Тофик Алиев
Импорт дешевой рабсилы и массовая безработица среди коренного населения отнюдь не состоят в причинно-следственной связи. Эти явления и порождаемые ими социальные противоречия друг дружкой никак не обуславливаются, ибо они есть, каждое в отдельности, неизбежные продукты развития капитализма в его завершающей, финансово-монополистической стадии.

История
Как Пиночет разбазаривал Чили
Джозеф Коллинз
Ирония истории состояла в том, что доля государства в чилийской экономике 1983 года (при Пиночете) намного превышала размер того госсектора, который образовался в последний год правления Альенде. Критики доктрины свободного рынка нарекли этот феномен "чикагским путем к социализму".

Новый мировой порядок
Милитаристская метафизика режима Обамы
Джеймс Петрас
Очевидно, что Вашингтону удалось сполна получить от Путина всего, что хотелось, при помощи одной лишь дипломатии. Продолжение мирного сотрудничества представлялось для Обамы благоприятнейшей опцией.

Так почему же Обама отступил?
Ибрахим Аль-Амин
Обаме, который потерял инициативу, остается выбор из двух возможностей: или отступить и пытаться договориться о политическом решении сирийского вопроса, или ввязаться в военную авантюру, последствия которой он не сможет контролировать.

Передовица Лефт.ру
Бирюлево и самоорганизация
Валентин Зорин
И вот я думаю, товарищи мои в Бирюлево, может нам лучше совсем без левых обойтись? Они нам как пятое колесо к телеге. Что если мы на себя только рассчитывать будем?

КарНавальная ночь
Илья Иоффе
«Вы за честные выборы или за бойкот нечестных выборов?». Ложная дилемма. Не за первое и не за второе. Все эти фальшивые симулякры подлинной общественной жизни – не наш праздник.

О том, почему случился бунт в Бирюлево
Дмитрий Якушев
Преступления мигрантов вызывают такие приступы ненависти потому, что мы их воспринимаем как бунт тех, кто снизу, как угрозу статусу верхнего раба.

Обама и Израиль против остального мира
Джеймс Петрас
Глубокие разногласия между правителями и управляемыми по всем основным вопросам современной внутренней и внешней политики стали в США нормой.

Почему социализм?
Альберт Эйнштейн
Как никогда раньше человек осознает свою зависимость от общества.  Но эту зависимость он ощущает не как благо, не как органическую связь, не как защищающую его силу, а скорее как угрозу его естественным правам или даже его экономическому существованию.

Эссе Лефт.ру
Смерть Венеции
Илья Иоффе
Ностальгия по прошлому есть признак слабости и ничтожества в настоящем. В ностальгических всхлипах о «югославской сказке» или «великой советской державе» топят нынешние сербы, хорваты, россияне и другие бывшие «социалистические» народы  свой страх перед новой жизнью, свою пассивность и лень, свой воспитанный десятилетиями патерналистких режимов («ты делай то, а ты то») политический инфантилизм и неистребимую привычку надеяться на исторический авось, на доброго и мудрого вождя