Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Сергей Бобров
К основам современного коммунистического мировоззрения 

Если бы только изучение коммунизма заключалось в усвоении того, что   

изложено в коммунистических трудах, книжках и брошюрах, то тогда   

слишком легко мы могли бы получить коммунистических начетчиков или  

 хвастунов, а это сплошь и рядом приносило бы нам вред и ущерб, так как   

эти люди, научившись и начитавшись того, что изложено в коммунистических   

книгах и брошюрах, оказались бы не умеющими соединить все эти знания   

и не сумели бы действовать так, как того действительно коммунизм требует.   

(Ленин, ПСС, изд. 5, т. 41, стр. 302)  

Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память   

знанием всех тех богатств, которые выработало человечество.   

(Там же стр. 305)   

 

Общество как форма организации материи.

С научных, материалистических позиций, человеческое общество не может рассматриваться иначе как часть живой природы, как особая форма организации материи. Следовательно, с этих позиций, весь процесс зарождения и развития человеческого общества протекал под действием законов природы, как всеобщих, так и конкретных, действующих в рамках этих всеобщих законов, законов тех сред, в которых это развитие происходило. Как невозможно человеку преодолеть земное тяготение, не осознав и не сопоставив все для этого необходимые физические законы, так и сознательное управление развитием общества, невозможно не осознав законов его развития.

В природе нет ничего постоянного, всё течёт, всё изменяется. Что-то разрушается, что-то образуется. Стихийно образованное тоже меняется под случайными воздействиями внешней среды. Различные воздействия по-разному и влияют на вновь образованные структуры (системы). Одни из них могут повысить устойчивость структуры к случайным воздействиям той конкретной, их окружающей, внешней среды, другие понизить. Первые структуры остаются, вторые распадаются. Оставшиеся так же продолжают изменяться в результате случайных воздействий со стороны внешней среды. И опять, те, которые изменились так, под определёнными воздействиями внешней среды, что их устойчивость к внешним воздействиям в целом повысилась сохраняются, а другие разрушаются. Этот процесс может быть прерван какими-то глобальными изменениями непосредственно во внешней среде, но он будет возникать вновь и вновь, являясь основой любой эволюции в природе. Всё когда-то возникает как особая форма состояния материи и если не разрушается, то проходит этап за этапом своего эволюционного развития, непрерывно меняясь и повышая свою устойчивость к воздействию внешней среды.

Определённой степенью устойчивости к воздействию внешней среды могут обладать не только химические соединения с соответствующими химическими и физическими свойствами, но и системы этих соединений, находящиеся в состоянии неравновесного равновесия и сохраняющие свою устойчивость как системы посредством обмена энергией и материей с внешней средой. Такие системы являются (называются) открытыми термодинамическими системами. И такие системы так же эволюционируют, как и любые другие. Но эволюция таких систем происходит не в направлении распада (повышения энтропии, хаоса), а в направлении повышения уровня организованности (снижения уровня энтропии). В результате возникновения и эволюции таких систем возникли и живые организмы.

То есть, и человеческое общество возникло в результате эволюции живой природы и продолжает эволюционировать, подчиняясь, как и любая природная система, как наиболее общим (всеобщим) законам природы, таким как закон причинно-следственных связей, закон неравновесного равновесия, законы диалектики и т.д., так и законам термодинамики, и ещё более частным законам действующих непосредственно в отдельных областях функционирования общества. Но все частные законы действуют только в рамках более общих, в рамках систем, которые сами образованы под действием этих более общих законов. Поэтому понять сущность конкретных процессов в обществе невозможно без понимания, как более общих законов его развития, так и наиболее общих законов развития природы в целом.

Человек и общество в целом, как и любая открытая термодинамическая система, сохраняет своё существование и развивается путём обмена энергией и материей с внешней средой и стремиться к равновесию, к занятию более устойчивого состояния в отношении воздействий внешней среды. То есть, у любой открытой термодинамической системы есть потребность в обмене энергией и материей с внешней средой, без удовлетворения которой она разрушается и ни человек, ни общество в целом не являются исключением. И сознание человека — это не более, чем найденный природой, путём эволюции, способ определения наиболее эффективного метода удовлетворения своих потребностей живым организмом.  Ни смысл жизни, ни страх смерти, человек не может объяснить исходя из какой-то логической целесообразности. Страх смерти присущ любому живому существу, вне зависимости от того обладает оно сознанием или нет. То есть, как стремление к удовлетворению своих потребностей, на базе чего и обеспечивается как существование, так и развитие, эволюция (повышение устойчивости к воздействию внешней среды, что в частности выражается и увеличением продолжительности жизни человека), так и любовь к жизни и страх смерти — это не продукт сознания человека, это природные свойства любой открытой термодинамической системы, которые в человеке только реализуются посредством его сознания.

Если мы хотим понять закономерности развития общества, то мы должны исходить не из субъективных, а из объективных, заложенных в нас природой, основ этого развития. А как природный объект, мы можем существовать и развиваться (совершенствоваться), только удовлетворяя свои потребности. И совершенно не принципиально какого рода эти потребности, материальные или духовные, реальные или мнимые, ведущие к прогрессу или регрессу (по воле случая, человек может заблуждаться или обладать искажённым сознанием), но в основе деятельности любого человека, побудительным мотивом любой его деятельности, является именно стремление человека к удовлетворению своих потребностей. А фундаментальной основой развития человека и общества является единство и борьба противоположностей (закон диалектики) между стремлением к максимальному удовлетворению потребностей и возможностью такого удовлетворения. Именно это лежит в основе развития человеческого общества на всём периоде его существования, от зарождения, до настоящего времени, и нет никаких оснований полагать, что это может как-то измениться.

  Именно стремление к более полному удовлетворению своих потребностей побуждает человека развивать производительные силы общества. Но развиваясь, производительные силы общества требуют и определённых изменений в общественных отношениях, изменения производственных отношений (отношений во всех сферах жизни общества так или иначе связанных с производством и распределением материальных благ) таким образом, чтобы они обеспечивали простор для дальнейшего развития производительных сил.

 Первобытнообщинный строй, как и все последующие, прекратил своё существование, изжил себя, именно потому, что исчерпал возможности дальнейшего развития производительных сил в его рамках. Внешне это проявлялось в виде распылённости того небольшого количества прибавочного продукта, продукта сверх необходимого для простого воспроизводства человека, среди большого количества членов общества, на тот момент, когда производительные силы общества достигли такого уровня развития, что стали способны этот прибавочный продукт производить в ощутимом количестве. Для каждого отдельного члена общества он был слишком мал, чтобы позволить ему целенаправленно заниматься дальнейшим развитием производительных сил, что только и могло повышать уровень удовлетворения человеком своих потребностей. А стремление к более полному их удовлетворению, как фактор заложенный природой, никуда деться не могло. В результате те, кто мог, стали решать это за счёт других, изымая у них и концентрируя у себя, весь их прибавочный продукт. Концентрация общественного продукта в руках немногих, позволила освободить часть общества от работы по непосредственному обеспечению своего существования и направить их усилия целенаправленно на дальнейшее развитие производительных сил общества, что вновь открыло простор для их развития.

Таким образом, общество впервые разделилось на классы, угнетённый и господствующий. Всё дальнейшее развитие общества уже основывалось на стремлении к более полному удовлетворению своих потребностей именно членами господствующего класса. Угнетённый класс превратился в инструмент удовлетворения своих интересов господствующим классом. Рост удовлетворения потребностей угнетённого класса определялся только интересами господствующего класса, их потребностью в квалифицированной рабочей силе и возможностью эффективного её использования, в том числе и, по возможности, путём снижения социальной напряжённости, возникающей в результате обострения классовой борьбы.

Рабовладельческая и феодальная ОЭФ прекратили своё существование по той же причине, исчерпали возможности дальнейшего развития производительных сил в их рамках. На определённом уровне развития производительных сил, труд раба стал не эффективен ввиду его незаинтересованности в результате его труда. Пришлось дать рабу определённую экономическую самостоятельность, превратив его из раба в крепостного. Дальнейшее развитие производительных сил общества привело к созданию крупных машинных производств со значительной концентрацией рабочей силы. Это потребовало свободного перемещения рабочей силы, которая до этого была закрепощена феодалами.

История классового общества, общества с государственным устройством, это и история борьбы классов. Но к смене ОЭФ, к смене господствующего класса, обострение классовой борьбы приводила только тогда, когда производительные силы общества развивались настолько, что сформированные ими производственные отношения образуют в обществе такие социальные группы, интересы которых уже лежат за пределами существующей ОЭФ, которые уже понимают, что и как надо менять для обеспечения дальнейшего свободного развития производительных сил, т.е. только тогда, когда не просто образуется, начнёт формироваться, а уже вызреет для своего господства в обществе, новый господствующий класс.

То есть, всё развитие общества, все смены ОЭФ, процесс объективный, в основе которого лежит заложенное в человеке и обществе в целом, стремление к более полному удовлетворению своих потребностей. Реализуясь в развитии производительных сил, это влечёт за собой и развитие производственных отношений, которые меняются непрерывно, порой малозаметно, как качественные изменения в условиях развития производительных сил. Изменения в производственных отношениях, которые для производительных сил являются качественным преобразованием условий их развития (переходом количества в качество, с позиции диалектики), революционным этапом в развитии производительных сил, для производственных отношений являются эволюционным процессом, эволюционным этапом их развития.

Развитие производственных отношений формирует новые отношения в различных областях жизни общества, создаёт новые функциональные связи в обществе, формируя таким образом и новые социальные группы, что при определённом накоплении этих изменений, влечёт за собой и определённые изменения в отношениях собственности. То есть, любое изменения в отношениях собственности обусловлены требованиями развития производственных отношений, переход количества изменений в них, или в их отдельной области, в качество, открывающее новые возможности для дальнейшего развития производственных отношений.  То есть, любые изменения в отношениях собственности в ходе их эволюции, являются революционным этапом развития, этапом качественного преобразования для производственных отношений.

Но и отношения собственности не могут бесконечно развиваться эволюционно. При накоплении определённого количества, возможность дальнейших изменений в них упираются в интересы господствующего в обществе класса вследствие того, что это уже подрывает основы господства данного класса. К этому времени, изменениями в производственных отношениях и в отношениях собственности в обществе, уже сформировываются новые социальные слои, которые уже ясно понимают сущность необходимых изменений в отношениях собственности для обеспечения дальнейшего свободного развития производительных сил, несовместимых с доминированием в обществе господствующего на тот момент класса. Представители данных социальных слоёв, каждые на своём месте, уже знают, что и как надо менять для обеспечения дальнейшего свободного развития производительных сил общества и именно в этом и выражается их готовность стать, всем вместе, новым господствующим классом.   

Дальнейшие изменения отношений собственности приводят к смене господствующих классов, что является качественными, революционными изменениями в развитии отношений собственности и эволюцией классовых отношений. Если господствующий класс противодействует дальнейшим изменениям отношений собственности, то происходит торможение развития производительных сил общества, торможение экономики, возникает социальная напряжённость, социальные взрывы, именуемые революциями, и к господству в обществе приходит тот слой общества, который способен создать условия для дальнейшего свободного развития производительных сил общества, изменив соответствующим образом и отношения собственности, и производственные отношения.  

То есть, смена ОЭФ это объективные этапы развития общества как части природы. Каждая ОЭФ зарождается как прогрессивная, раскрывающая возможности дальнейшего развития производительных сил общества, а отмирает, как реакционная, тормозящая дальнейшее развитие производительных сил общества. Этот процесс закономерен, обусловлен основными законами природы и от человека не зависим. Человек может только содействовать или противодействовать этому, ускоряя или замедляя темпы развития событий, может влиять на формы протекания этого процесса, создавая для себя максимально возможно благоприятные условия на каждом этапе, может даже устроить катаклизмы, отбросив этот процесс на более ранние стадии, в плоть до уничтожения человечества в целом, но не в состоянии прекратить его вообще, отменить законы его обеспечивающие. И поэтому, при соответствующих природных условиях, эти процессы будут возрождаться снова и снова.

Но и эволюция ОЭФ, как эволюция способов производства в классовом обществе, обществе с государственным устройством, не может продолжаться бесконечно (законы диалектики, как и любые законы природы, неумолимы). При наборе определённого количества изменений, должно произойти и в этом качественное преобразование.

Отсутствие письменных свидетельств и давность исторических событий, делают практически невозможной с таких же позиций рассмотреть этапы развития первобытного общества, общества до разделения людей на господствующие и угнетённые классы, время существования которого исчисляется многими тысячелетиями. Но ученые, исследующие этот период, и в нём выделяют определённые этапы его развития. А поскольку побудительный мотив к развитию производительных сил, как стремление к более полному удовлетворению своих потребностей общий для всего живого, то и этапы развития первобытного общества должны обуславливаться теми же законами, и быть в чём-то схожими с этапами развития общества с государственным устройством.

Но для понимания закономерностей развития вряд ли имеет смысл углубляться в детализацию процессов в периоде развития общества, о котором имеется весьма скудная информация. Принципиально лишь то, что до общества с классовым устройством было бесклассовое общество, просуществовавшее многократно дольше существующего по настоящее время классового общества, общества с государственным устройством. То есть, в истории человечества уже был как минимум один переход, одно крупнейшее качественное изменение в организации общества, которое можно рассматривать как переход количества накопленных изменений в обществе, в форме смен ОЭФ, или каких-либо других, сопоставимых с ними этапов развития первобытного общества, в качество.  

Всё это говорит о том, что и капитализм не вечен, что он походит тот же путь от зарождения, как прогрессивной ОЭФ, через развитие к смерти, к реакционной, тормозящей развитие производительных сил ОЭФ. Но если мы говорим о коммунизме, как о бесклассовом обществе, то мы фактически говорим не об очередной ОЭФ, а о гораздо более крупном, более длительном этапе развития общества, сопоставимым, по своей значимости с этапом развития общества с государственным устройством, со всем периодом развития классового общества. И, следовательно, переход к этому этапу развития общества, переход от классового общества, последней ОЭФ которого является капитализм, к бесклассовому, конкретные этапы развития которого мы кока ещё просто не можем знать, переход, который мы именуем социализмом, должен быть значительно более глубокий и протяжённый по времени нежели переходы просто от одной ОЭФ к другой в рамках общества с государственным устройством.

Но любой объект природы существует и развивается под одновременным действием многих законов и в зависимости от предыстории своего развития и случайностей, обусловленных внешней средой. Многообразие сред и предысторий развития создали и многообразный растительный и животный мир. Развиваясь в определённых условиях, часть живых организмов (например, птицы) обрели способность на время преодолевать земное притяжение.

Развитие отдельных частей человеческого общества, как живого организма, тоже во многом зависит от внешних условий на всей протяжённости его развития. И действие на них одних и тех же законов, далеко не всегда ведут к совершенно аналогичным формам организации конкретных частей человеческого общества. Есть конкретные части общества, которые можно взять, в той или иной степени, за эталон демонстрации действия законов развития общества в целом. Но есть и такие части человеческого общества, в которых действие этих законов напрямую, на тех или иных этапах его развития, может и не просматриваться. Так существовал азиатский способ производства, образование и развитие которого только одними рассмотренными законами, без учёта особенностей окружающейся среды в которых они формировались и развивались, в том числе и на предшествующем этапе развития, объяснить невозможно. На раннем этапе развития классового общества с подобной проблемой можно столкнуться и при рассмотрении его развития на территории современной Европы. Но каковы бы особенности развития отдельных частей человеческого общества не были, объясняется это не тем, что в них действовали другие законы, а тем, что те же законы действовали в разных условиях окружающей среды и проявлялись, соответственно, в более сложных сочетаниях.  Но чем боле сближаются условия развития отдельных частей человеческого общества, чем более оно становится единым целым, тем более очевидной становится и однотипность развития всех его частей.  

Классовое общество.

Поскольку термин "государство" используют нередко в разных смыслах, то стоит сразу определиться с понятием "государство", отделить это понятие от понятий "общество", "страна" и т.п. Государство это ни общество и ни страна, это орудие насилия в руках господствующего слоя общества, господствующего класса, того слоя (класса) который осуществляет в обществе свою диктатуру, фактически является коллективным диктатором по отношению к другим членам общества. Это армия, полиция, суды, прокуратура и т.п., т.е. те органы насилия, которые непосредственно реализуют волю господствующего слоя общества. И не важно, каким образом эта воля выявлялась, негласным, но всеми учитываемым балансом сил в среде рабовладельцев или феодалов, которую вынуждены были посредством государства реализовывать монархи, являющиеся, по сути, частью этого государства, а в случае неповиновения монархов воле большинства класса их и травили, и убивали, или эта воля частично или полностью закреплялась в законах, тем или иным образом выработанных господствующим классом, исполнение которых государство, во главе с монархом, обязано было обеспечивать. В современных буржуазно-демократических государствах воля господствующего класса выявляется с помощью демократии, на основе демократических процедур, установленных буржуазией таким образом, что обеспечивают её господство, её диктатуру, в обществе.

Государство возникло при разделении общества на господствующий и угнетённые слои населения, как орудие господства, орудие насилия в руках господствующего слоя общества. И как бы оно не менялось, эта его сущность всегда оставалась неизменной, и современные государства, любого типа, не исключение.

В обществе с государственным устройством господство любого его слоя (класса), всегда имеет экономическую основу, юридически выражаемую соответствующими отношениями собственности. Любой новый господствующий класс зарождался на основе концентрации в своих руках значительной и наиболее передовой части средств производства. Именно на основе предварительного занятия ключевого положения в экономике, новый господствующий класс устанавливал и своё политическое господство. И не важно, как конкретно свергалось политическое господство прежнего класса и устанавливалось нового - относительно мирно и спокойно, как в целом переход от рабовладения к феодализму, или посредством массовых народных восстаний против господствующего класса, вызванных торможением экономики и снижением уровня жизни большинства населения, как это было при переходе от феодализма к капитализму. В любом случае новый, вызревший для своего господства в обществе класс, на момент установления своей диктатуры в обществе, уже занимает ключевое положение в экономике и именно на этой основе уже знает, что и как ему мешает дальше развивать производительные силы общества, что и как надо менять в производственных отношениях и отношениях собственности, чтобы обеспечить дальнейшее свободное развитие производительных сил общества. И несмотря на то, что каждый представитель класса всегда исходит именно из своих собственных интересов, класс в целом, в такие переходные моменты, действует и в интересах общества в целом, поскольку развитие производительных сил общества, в той или иной степени, повышает уровень удовлетворения потребностей всех членов общества.

То есть, в классовом обществе диктатуру осуществляет всегда именно класс в целом, класс собственников средств производства, а в более широком смысле, класс собственников капиталов, а не отдельные личности или группы лиц, как бы это внешне не выглядело. Но если реализация воли господствующего класса в любом случае осуществляется посредством государства, как орудия насилия, то с выявлением этой воли, обязательной к реализации государством не всё так однозначно. Воля господствующего класса во всех существовавших и существующих поныне государствах никогда не определялась чисто как воля большинства членов этого класса. Удельный вес голоса представителя этого класса всегда, так или иначе, зависел от размера той части экономики, которую контролирует этот представитель господствующего класса. Так было и есть в государствах всех типов, в том числе и в государствах с буржуазной демократией. Менялись только формы и методы определения удельного веса голоса. Хотя официально это, как правило, не фиксировалось, но экономические возможности в любом классовом обществе определяли и определяют и политические возможности каждого представителя правящего класса, т.е. определяли и определяют удельный вес голоса представителя господствующего класса в принимаемых классом решениях, как бы это не было завуалировано и не зависимо от того, оформляются каким-либо образом эти решения или нет.

Капиталистическая ОЭФ, как и любая другая, возникла как прогрессивная форма организации общества, прошла своё становление и развитие, и к настоящему времени уже есть все основания считать, что она исчерпала свои возможности по обеспечению свободного развития производительных сил общества.   

Во-первых, капиталистическим способом производства охвачен уже практически весь мир и вширь ему развиваться уже некуда. Мировой буржуазии доступны уже все, как сырьевые, так и трудовые ресурсы планеты, вопрос только в её способности их использовать.

Во-вторых, производительные силы капитализма достигли такого уровня, что потребность в низкоквалифицированной рабочей силы уже начинает снижаться, современные производства требуют уже достаточно квалифицированную рабочую силу. В результате огромное число людей слабо развитых стран оказывается не востребованным капиталистическим производством, а квалифицированная рабочая сила самих развитых стран, которая считалась так называемым средним классом, начинает пролетаризироваться. Это само по себе естественно, поскольку прибавочная стоимость создаётся только живым трудом, а с сокращением потребности экономики в низко квалифицированным труде, буржуазия вынуждена более активно эксплуатировать широкий слой трудящихся с более высокой квалификацией, который и относился, и частично ещё относится, к так называемому среднему классу.

В-третьих, с развитием капиталистического способа производства материальных ценностей, непрерывно росли и затраты на его обеспечение. Развивались банковское и страховое дело, всевозможные биржи, росли затраты на рекламу и конкуренцию и т.п. В настоящее время только рынок деривативов (вторичных ценных бумаг) уже более чем в десять раз превышает мировой ВВП. А если брать не весь ВВП, а только ту часть, которая представляет материальное производство, то разница окажется ещё более значительной, поскольку в ВВП развитых стран значительную долю составляют услуги, а не реальное производство (например, в ВВП США услуги составляют около 70%). Но по законам капиталистического способа производства норма прибыли на капитал стремится к средней где бы этот капитал не использовался. Это обеспечивается свободным перетеканием капитала в те области, которые дают более высокую норму прибыли. В результате, в настоящее время, прибыль от материального производства может оставаться в этом секторе экономики уже в размере исчисляемом единицами процентов и с дальнейшим развитием производительных сил ситуация может только усугубляться, делая производство материальных благ бессмысленным с позиции капиталистического способа производства, с позиции получения дохода на капитал вложенный в реальное производство.

В-четвёртых, дальнейшее развитие производительных сил общества уже не мыслимо без значительного вклада в науку, а оценка будущей прибыли от вложения капиталов в её наиболее передовые области и сроков окупаемости, с точностью, позволяющей принимать решения о целесообразности вложения капиталов частными лицами, уже в настоящее время практически невозможны. И только осознание необходимости её развития, и межгосударственная конкуренция, вынуждает буржуазию делать данные затраты, но в основном на государственном уровне, т.е. вне рамок капиталистического способа производства. А увеличение затрат на науку по цепочке влечёт за собой увеличение затрат и на образование и на здравоохранение, рентабельность вложений в которые так же не поддаётся оценки с позиции интересов отдельных собственников капиталов, если это развитие направлений в целом, а не отдельные виды деятельности собственников капиталов в данной отрасли.

В-пятых, концентрация производства уже достигла такого масштаба, когда собственники основной массы средств производства уже непосредственно им не управляют, ограничиваясь только контролем за финансовыми результатами деятельности нанятых ими специалистов в этой области. Такое положение обеспечивает возможность безболезненной смены собственника для каждого конкретного предприятия, в том числе и передачи предприятия в государственную собственность, собственность подавляющего большинства членов общества - современного пролетариата.

Всё это даёт основание полагать, что производительные силы общества (мирового сообщества) уже исчерпали или, как минимум, почти исчерпали возможности своего развития в рамках капиталистического способа производства. А это означает, что практически во всех ключевых областях экономики уже должны сформироваться социальные слои занятых в этих областях, которые осознают, каждый в своей области, и потребности развития производительных сил, и то, что мешает реализации этих потребностей. Отдельные представители этих слоёв могут и не осознавать, что в основе причин, препятствующих дальнейшему развитию производительных сил, лежит именно капиталистический способ производства с частной собственностью на средства производства, т.е. не осознавать своих коренных интересов, без реализации которых невозможна и реализация тех, которые видны, которые лежат на поверхности. Общее торможение экономики и ухудшение материального положения подавляющего большинства трудящихся неизбежно приведут к осознанию этого, но цена, которую придётся заплатить за такое стихийное осознание, для подавляющего большинства членов общества может оказаться слишком велика. Задача коммунистов и заключается в том, чтобы организовав массы, внести в них это осознание раньше, чем это может произойти стихийно, избавив, таким образом, подавляющее большинство населения от тех бед и невзгод, к которым с неизбежностью приведёт стихийное развитие процесса.

Всё новое вызревает в недрах старого, и новые господствующие классы не исключение. Новым господствующим классом всегда становились не восставшие массы, а те, кто реально был способен организовать производство и всё с ним связанное, всё, без чего это производство функционировать не в состоянии. Только эти слой населения и только совместно, могут стать новым господствующим классом.   

В результате буржуазной революции господствующим классом в обществе стали не восставшие массы, а промышленники, купцы и банкиры (ростовщики), которые только совместно, каждый в своей области, и могли обеспечить новый способ производства. Именно эти социальные слои общества и сформировали в дальнейшем новый господствующий класс – буржуазию.

Если мы приходим к выводу, что капиталистический способ производства в настоящее время уже практически изжил себя, стал уже неспособен обеспечивать дальнейшее свободное развитие производительных сил общества, то это означает, что уже сформировались и вызрели те социальные слои, которые совместно (каждый в своей области) уже знают, как и что надо менять, чтобы обеспечить дальнейшее свободное развитие производительных сил общества. То есть, можно говорить уже о том, что уже сформировались те социальные слои, которые совместно могут стать новым господствующим в обществе классом.

То, грандиозное развитие производительных сил общества, которое обеспечил капиталистический способ производства, породило и глубокое разделение труда, глубокую специализацию, что, в свою очередь, породило и новые социальные группы. При зарождении капитализма учёные, инженеры, работники образования, медики и т.п. составляли незначительное меньшинство в обществе. Это позволяло им занимать особое привилегированное положение в обществе, отделяло их от эксплуатируемых слоёв населения. В настоящее время эти слои населения стали массовыми и господствующему классу стало невозможно содержать их на привилегированном положении. Уровень жизни представителей этих слоёв населения уже практически не отличается от уровня жизни рабочих и крестьян.

В то же время, функционирование современного производства уже невозможно без тех областей жизни общества, в которых заняты эти социальные группы. Развитие производительных сил общества требует постоянного увеличения объёма научных знаний. Это в свою очередь, а также совершенствование, на этой основе, техники и технологий, требует непрерывного роста образовательного уровня населения и, как следствие, развития образовательных структур. Повышение эффективности затрат на науку и образование, требует и повышения уровня здравоохранения в целях как повышения эффективности, так и длительности (жизни) использования дорожающей рабочей силы.

То есть, в современном мире все эти области деятельности фактически стали своеобразными подсобными цехами производства потребительских ценностей и это коренным образом поменяло социальный статус занятых в них людей. Если ориентироваться на определение пролетариата сформулированное Ф. Энгельсом: «Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала, — класс, счастье и горе, жизнь и смерть, все существование которого зависит от спроса на труд, т. е. от смены хорошего и плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции. Одним словом, пролетариат, или класс пролетариев, есть трудящийся класс XIX века» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Изд. 2, т. 4, с. 322), то все эти слои населения, включая и рабочих, и являются в совокупности современным пролетариатом, т.е. тем, который только в неразрывном единстве и может стать новым господствующим в обществе классом. В связи с этим, совершенно бессмысленно искать среди этих социальных групп некую ведущую, ключевую. Ни одну из этих областей деятельности невозможно исключить из жизни современного общества, но каждая из них требует специальных знаний и навыков, и, следовательно, обеспечивать её функционирование и развитие могут только те, кто ими обладает, т.е. представители соответствующих социальных групп. И только объединившись на равных представители всех этих социальных групп (современный пролетариат) в состоянии организовать деятельность во всех направлениях жизни общества в интересах подавляющего большинства его членов, открывая, таким образом и новый простор для развития его производительных сил.

Поэтому противопоставление одной части современного пролетариата другим его частям невозможно рассматривать ни как иначе, кроме как попыткой его разобщения, и фактической борьбой, осознанной или не осознанной, против развития общества в коммунистическом направлении. Не могут ни рабочие без участия инженерно-технических работников, ни наоборот, инженерно-технические работники без рабочих, обеспечить эффективное функционирование и развитие крупных промышленных предприятий. Не может и промышленность в целом развиваться без развития науки и образования, а эффективность развития всего вместе во многом зависит от состояния здравоохранения. Поэтому выделять что-то одно — значит разрывать цепочку расширенного воспроизводства жизни общества, что не может не вести к дисбалансу в общественных отношениях, к торможению в его развитии.

Именно то, что дальнейшее свободное развитие производительных сил общества уже невозможно на капиталистической основе, на основе частных интересов относительно узкого слоя общества, и то, что во всех основных областях деятельности общества уже сформировался свой пролетаризированный слой, способный организовывать деятельность этих областей на основе новых, несовместимых с капитализмом, отношениях собственности и говорит о том, что общество подошло к такому рубежу своего развития, за которым оно может продолжаться только при участии в управлении им подавляющего большинства членов общества, большинства трудящихся, современного пролетариата. То есть, это и говорит о том, что и общество готово к переходу в следующую ОЭФ, а также и о том, что следующим господствующим классом будет именно современный пролетариат, как подавляющее большинство непосредственных тружеников во всех областях жизни общества. То есть, государство нового типа будет именно социалистическим государством, государством диктатуры подавляющего большинства трудящихся, государством которое начнёт немедленно отмирать и не сможет не отмирать по мере снижения потребности принуждения к исполнению коллегиально принимаемых решений.

Социалистическое государство, как и любое другое государство, есть орудие насилия в руках господствующего класса, как класса в целом, воля которого выявляется с помощью демократических процедур и заявляется в виде законов и других нормативных актов, реализацию которых и обеспечивает государство. Именно как класс в целом пролетариат осуществляет в обществе свою диктатуру (реализует ни с кем не разделённую и опирающуюся на силу власть). И эта диктатура распространяется на всё общество, включая и членов господствующего класса. То есть, господствующий класс, как класс в целом, осуществляет свою диктатуру в том числе и в отношении конкретных представителей своего класса, противостоящих по отдельным конкретным вопросам воле класса в целом, воле большинства этого класса.

 

Социалистическое государство.

Социалистическое государство, с позиции закономерностей развития общества, это государство переходного периода от капиталистической общественно-экономической формации (ОЭФ) к коммунистической форме организации общества, это период качественных преобразований, переход количества накопившихся изменений в обществе в его новое качественное состояние. Но это не просто переход между очередными общественно-экономическими формациями, это переход от эпохи с государственным устройством общества, насчитывающей тысячелетия, к эпохе без государственного устройства общества. Вследствие этого, в период такого перехода должно существовать не просто государство обеспечивающее господство нового класса, а такое государство, которое сразу бы начало отмирать, и не могло бы не отмирать, растворяясь в общественном самоуправлении и уничтожая вместе с собой и господствующий класс и классы вообще. Это несравнимо более глубокие качественные преобразования, нежели чем просто переход между очередными ОЭФ.

В настоящее время нет никаких оснований (фактического материала) позволяющего строить предположения об этапах развития коммунистического общества, но исходя из изложенных общих закономерностей развития, можно утверждать, что коммунизм нельзя рассматривать как некую новую ОЭФ, это будет новая эпоха развития общества, сравнимая по масштабам со всем периодом развития общества на государственной основе. Эта эпоха  сама может состоять из ряда общественно-экономических формаций. И говоря о переходе к коммунизму, мы можем говорить только о переходе к этой эпохе, а не к конкретной общественно-экономической формации, с  сутью которой в настоящее время вряд ли можно определиться.

Данное обстоятельство обуславливает определённые особенности этого перехода. Если в предыдущих переходах от одной ОЭФ к другой, основой господства нового господствующего класса всегда становилось обладание всеми конкретными представителями этого класса частной собственностью на средства производства и только через, обеспеченное таким образом, экономическое господство, данный класс владел и государством, как орудием насилия, орудием принуждения остальных членов общества следовать их интересам, то в социалистическом государстве, когда оно само должно постепенно отмирать, это в принципе невозможно.

Подавляющее большинство трудящихся, современный пролетариат, не имеет иных возможностей овладения основной массой средств производства кроме как через государство им подконтрольное, кроме как через обладание государством. То есть, особенностью перехода от классового общества к бесклассовому, в отличии от перехода между формациями классового общества, является то, что если при переходах между формациями классового общества зарождающийся господствующий класс вначале овладевал собственностью на средства производства и только на этой основе обретал политическое господство, то при переходе от классового общества к бесклассовому, пролетариат должен непосредственно, силой своей массовости и организованности, прийти к политическому господству, и только на его основе, овладев государством, может стать коллективным собственником подавляющего большинства средств производства.

Но социалистическое государство не может скачком изменить уровень развития производительных сил, а, следовательно, и производственные отношения и отношения собственности оно может изменить только до уровня, обеспечивающего свободное развитие уже существующих производительных сил общества. А это означает, что и буржуазное право, в том числе и в части отношений собственности, не может быть отменено полностью. Его изменения возможны только в тех пределах, которые обеспечат смену господствующего класса и обеспечат свободное развитие производительных сил общества. И на каждом этапе развития производительных сил соответствующие изменения в этих областях будут осуществляться организованным в господствующий класс современным пролетариатом исходя из потребностей обеспечения свободного развития производительных сил общества. И поскольку социалистическое государство является инструментом насилия в руках подавляющего большинства членов общества, то и отмирает оно по мере отмирания необходимости такого насилия, в том числе и по отношению к членам своего класса, оставшихся в меньшинстве при принятии конкретных решений.  

Такое государство обеспечит максимум свобод и возможностей для всех членов общества, включая и свободу выбора рода деятельности в рамках, ограниченных интересами общества в целом. А это возможно, только если средства производства, как минимум их основная масса будет находиться не в руках отдельных индивидуумов, а в собственности общества в целом. Но пока существует государственное устройство общества, любая собственность общества в целом, по факту, является только коллективной собственностью господствующего класса, который управляет ей через государство, находящееся в его руках. То есть, пока существует государство, то любая "общенародная" собственность, по сути, является коллективной собственностью господствующего класса (клана, социального слоя), а по форме является государственной собственностью.

Если при предыдущей смене ОЭФ не существовало какого-то, сохраняющегося длительное время, государства переходного периода и власть только в короткие моменты удерживалась новым классом силовым методом без опоры на государство, как орудие насилия, то в переходе от государственного устройства общества к негосударственному, такой период будет занимать целую эпоху, эпоху отмирания государства, власть в котором будет удерживаться, отмирающим вместе с государством, господствующим классом непосредственно силой, силой массовости и организованности, и опирающейся на поддержку его диктатуры подавляющим большинством остального населения, включая, в том числе, и представителей силовых структур.

Именно организованность подавляющего большинства населения страны в структуры, позволяющие выявлять и формулировать волю масс и является в социалистическом обществе той силой, которая позволяет этому большинству владеть государством, как орудием насилия и обустраивать жизнь общества исходя из интересов этого большинства. И никакие притязание на особое положение в обществе, каких бы то ни было кланов, в том числе и коммунистических партий, совершенно не уместны, поскольку это притязания на власть кланов в противовес власти трудящихся масс, современного пролетариата. Более того, это принципиально невозможно, поскольку это не обеспечивает вовлечение в непосредственное управление государством широких слоёв населения, обладателей знаний и навыков во всех областях жизни общества, а, следовательно, и не разрешает противоречий буржуазного общества, не способствует обеспечению свободного развития производительных сил общества, т.е. не обеспечивает выхода из кризиса капиталистического производства со всеми вытекающими последствиями.

То есть, главной характеристикой социалистического общества является власть, диктатура, подавляющего большинства трудящихся, опирающаяся на силу их организованности. И на пути к социализму решаться в первую очередь должна именно эта задача, задача организации трудящихся масс. Экономическое же господство, необходимое для практической реализации интересов подавляющего большинства населения страны и быстрого подавления сопротивления этому крупными собственниками на средства производства, это уже следствие, этап практической реализации той цели, ради которой и требуется взятие власти. Но поскольку любая смена ОЭФ обуславливается именно необходимостью обеспечения свободного развития производительных сил, то это и является основной задачей социалистического государства, и вопросы социальной справедливости, социального равенства могут рассматриваться только в этих рамках, и решаться в той мере, в которой эти рамки позволяют.

Социалистическое государство, как и любое другое государство, оторвано от общества и стоит над ним. Оно так же, как и любое другое, подчиняется воле господствующего класса в целом, но довлеет над каждым членом общества в отдельности, не зависимо к какому конкретному классу или социальной группе он относится. Социалистическое государство не может обеспечить полного равенства, в том числе и равного доступа к производимым обществом материальным благам, оно вынуждено в интересах подавляющего большинства членов общества регулировать этот доступ, в том числе и размером заработной платы, стимулируя развитие тех или иных областей деятельности, обеспечивая гармоничное развитие производительных сил общества в целом.

Поскольку первейшей задачей общества является создание условий для свободного развития его производительных сил, что лежит в основе реализации интересов всех членов общества, не зависимо от того, к каким классам или социальным группам они относятся, борьба за свои интересы отдельных социальных групп может вестись только в этих рамках. В противном случае (как, например, уничтожение машин рабочими при зарождении машинного производства), такая борьба, в конечном счете, не может вести к желаемым результатам.  И именно свободное развитие производительных сил общества и должна в первую очередь обеспечить государственная система управления обществом, включая и его политическое устройство.

И пока материальные интересы превалируют над интеллектуальными, пока общество вынуждено прибегать к насилию, в плоть до физического, для обеспечения подчинения меньшинства большинству, такая система не может быть никакой другой, кроме государственной.  

  

Крах «реального социализма».

Развал СССР и других социалистических стран хотя и не был теоретически неизбежен, но был вполне закономерен ввиду неготовности господствующих слоёв общества (в СССР номенклатура КПСС) к управлению обществом на научных основах, с учётом фундаментальных законов его развития. В настоящее время уже прекрасно видно, какой гигантский путь развития прошли производительные силы общества на капиталистической основе с начало прошлого века, что однозначно говорит о том, что в начале прошлого века они ещё не могли обеспечить условия для перехода общества в новую ОЭФ. Достаточно посмотреть на социальный состав даже самых развитых на то время капиталистических стран и сравнить его с социальным составом современных, даже не самых развитых стран, чтобы понять, что это совершенно разные общества. То есть, на начало прошлого века ещё не было и не могло быть тех пролетаризированных слоёв общества, которые уже знали бы, что и как им надо менять в производственных отношениях и отношениях собственности для обеспечения дальнейшего свободного развития производительных сил общества. Поэтому в результате восстания доведённых до отчаянного положения трудящихся масс, к власти пришли не сами эти массы, а непосредственные руководители восстанием. В результате сформировалась партийно-номенклатурная система управления обществом. Подавляющее большинство трудящихся, в целом, к такой организации общества отнеслась положительно. Во-первых, это обеспечило повышение их уровня жизни, а во-вторых, сами они, на том уровне своего развития и способности к самоорганизации, ничего предложить вообще не могли.   

Непосредственно к социализму, как к переходному периоду от капитализма к коммунизму, это, разумеется, никакого отношения не имело, но это вовсе не означает, что при научном подходе к управлению процессами развития общества такую ситуацию принципиально не возможно было использовать для ускоренного развития общества в коммунистическом направлении. Концентрация власти в руках коммунистической партии давала для этого уникальные возможности, но сама партия оказалась не готова к их реализации.

Концентрация средств производства и всех основных ресурсов в руках государства, позволило организовать наиболее эффективное их использование в интересах государства и общества в целом. Командно-административная система управления обществом с привлечением, в рамках только не противоречащих ей, и более широких слоёв населения, в то время (при неготовности трудящихся к самоорганизации) была наиболее эффективна для обеспечения свободного развития производительных сил общества. А концентрация власти в руках коммунистической партии обеспечивало направление государственной политики в интересах подавляющего большинства членов общества.

Но со временем ситуация менялась. С одной стороны, развивались производительные силы общества, рос уровень образованности его членов, росла специализация и разделение труда, изменялся его социальный состав. С другой, коммунистическая партия, как структура совершенно самостоятельная, сама определяющая и свои принципы функционирования, и цели своей деятельности, сама формирующая и свой кадровый состав, т.е. фактически закрытый, ни от общества, ни от какого бы то ни было класса никак не зависящий клан, став, по сути, государственной управленческой структурой, господствующим слоем общества, стала не заинтересована менять свой общественный статус. Состояние в партии открывало дополнительные возможности для человека, как минимум, сближая его с руководством предприятий и организаций через работу в одних партийных структурах, а партийная карьера обеспечивала реальное повышение удовлетворения, как духовных, так и материальных потребностей.

 Но поскольку сама партия (КПСС) сохранила, сформированные во время революции и гражданской войны, принципы авторитарного (полувоенного, чиновнического) управления ей, то вся власть в ней оказалась сконцентрированной в руках её руководства, так называемой партийной номенклатуры. Вот эта партийная номенклатура и стала господствующим слоем общества. Идеологическая работа в партии принципиально поменяла свои ориентиры. Разработка, осмысление, дальнейших преобразований общества в коммунистическом направлении не велось, а фактически было под запретом. Считалось, что этот путь уже выбран раз и навсегда, это развитие общества под руководством коммунистической партии. Вместо выработки дальнейшего пути развития общества в коммунистическом направлении, основной задачей партийных идеологов стало обоснование правильности любых решений партийного руководства.

Это вовсе не значит, что в партии, в том числе и её руководстве, были одни карьеристы, преследовавшие только свои эгоистичные интересы. Такая ситуация сложилась во многом объективно. В первые годы советской власти, ввиду дефицита кадров, способных к управленческой деятельности,  власть была сконцентрирована в руках узкого круга высшего партийного руководства. По мере подготовки кадров круг расширялся, но основные полномочия продолжали оставаться у высшего партийного руководства, т.е. формировалась чиновничья структура, когда все нижестоящие являются реализаторами воли вышестоящих. Вступая в партию, люди принимали её условия, её принципы функционирования, подвергать сомнению которые было несовместимо с членством в партии. То есть, каким бы честным и искренно радеющим за благо всех трудящихся не был партийный работник, решение любых возникающих вопросов он был вынужден искать только в рамках уже заданной системы управления обществом.

Но свободное развитие производительных сил общества обеспечивается не мудрыми решениями политиков по конкретным вопросам, а формированием производственных отношений в обществе в целом под требования существующего уровня развития производительных сил. И когда развитие производительных сил достигло достаточно высокого уровня специализации, когда появились большие группы узких специалистов, профессионалов в конкретном виде деятельности, появилась и потребность в вовлечении в непосредственное управление обществом более широких слоёв населения. И это не только самих специалистов, но и более широкого слоя общества, по сути, всех трудящихся, обеспечивающего, на основе формирования соответствующих структур, как оценку и выдвижение самих специалистов, так и контроль их деятельности. Но подобное даже не рассматривалось, поскольку это напрямую противоречило принципу партийного управления обществом, за одно сомнение в котором любой руководитель мог лишиться всех своих постов и должностей. В результате, с определённого уровня, дальнейшее развитие производительных сил общества шло не по пути специализации и интеграции производства, а по пути, обеспечивающем возможность партийного управления процессом. Например, вместо дальнейшей специализации стали создаваться огромные тресты по видам работ, в которых выполнялся весь цикл работ до сдачи объекта. В результате - распыление специалистов, снижение качества работ на отдельных этапах, распыление и неэффективное использование оборудования и других ресурсов. Но зато это обеспечивало концентрацию в одних руках всех необходимых средств для решения задачи и, следовательно, позволяло управлять процессом партийному руководству, не являющемуся специалистами в конкретных областях деятельности, и не привлекать к управлению более широкие слои населения, сохраняя, таким образом руководящую роль партии в обществе.

 

В результате, эта борьба партийного руководства за диктатуру партии в обществе, привела к торможению в экономике, потере авторитета партии в обществе, разложению самой партии и, в конечном счете, краху всей социалистической системы. 

 

Переход от капиталистического государства к социалистическому.

Поскольку социалистическое государство является государством переходного периода от капитализма к коммунизму, от общества с государственным устройством к без государственному устройству общества, к обществу с полным самоуправлением, то и устроено оно должно быть так, чтобы обеспечивало не только возможность, но и неизбежность такого перехода. А это возможно только в случае если государство, как инструмент управления обществом, как орудие насилия, находится в руках подавляющего большинства членов общества, а не в руках любого, какого бы то ни было узкого его слоя. Поскольку прибавочный продукт (прибавочная стоимость) создаётся только живым трудом, то подавляющее большинство, занятое в экономике, в принципе не могут получить каких либо ощутимых выгод от эксплуатации меньшинства. И, соответственно, только государство, находящееся в руках подавляющего большинства членов общества принципиально не может использоваться в качестве орудия насилия для обеспечения условий эксплуатации одним слоем (классом, кланом) общества остальных его членов. Подавляющему большинству членов общества государство, как орудие насилия, нужно только для обеспечения жизнедеятельности общества в целом в соответствии с их волей, подавления противодействия их воли со стороны отдельных граждан, в том числе и представителей этого большинства, нарушающих их общую волю по отдельным вопросам, а так же для противодействия внешним угрозам. Только такое государство, как орудие систематического насилия, непременно начнёт сразу отмирать и не сможет не отмирать по мере развития производительных сил общества, поскольку развитие производительных сил будет неизбежно вести к повышению уровня удовлетворения потребностей членов общества, и в первую очередь материальных, что неизбежно будет смещать баланс потребностей членов общества от материальных к интеллектуальным, в том числе, и к потребностям в творческом труде. Всё это постепенно будет снимать необходимость в насильственном обеспечении исполнения воли большинства по отдельным вопросам, либо путём исчезновения самого вопроса (проблемы с удовлетворением конкретных потребностей), либо появлением возможности передачи его решения в самоуправляемые общественные структуры. 

 

Это означает, что социалистическое государство должно обеспечивать выявление и реализацию воли большинства граждан страны. А для этого должна существовать демократическая система выявления этой воли и система принуждения к её исполнению всеми членами общества без исключения. И создание такой системы, это и есть процесс построения социалистического государства. То есть, создание социалистического государства начинать надо именно с организации трудящихся в самоуправляемые структуры.

Бессмысленно заранее навязывать трудящимся массам какую-то конкретную схему их организации в масштабах всей страны или даже отдельных регионов и территорий, подавляющее большинство трудящихся никогда не вникало и не будет вникать в тонкости технологий обеспечения выявления и реализации их воли. В то же время понятно, что без единой в масштабе страны, хорошо структурированной, иерархически организованной системы, выявлять и обеспечивать реализацию воли большинства трудящихся масс невозможно. А формирование самой системы выявления и реализации воли трудящихся должно происходить по мере формирования их самоуправляемых структур, и начать эту работу могут только те политически активные граждане, которые уже осознали, что для дальнейшего свободного развития производительных сил общества необходима смена ОЭФ, а для минимизации проблем связанных с этой сменой для подавляющего большинства членов общества, необходимо создание самоуправляемой организации трудящихся в масштабах всей страны.   То есть, формирование самоуправляемого объединения граждан страны могут начать только политически активные граждане коммунистических и просто левых взглядов, и начать именно со своего объединения в общую структуру, не зависимо от их партийных принадлежностей, постепенно вовлекая в эту структуру и активистов, постоянно вспыхивающих по разным поводам протестных акций. И это должны быть не партийно-политические, раздираемые своими идеологическими противоречиями и амбициями лидеров, структуры, а просто самоуправляемые объединения политически активных граждан, объединённые в единую организацию в рамках страны.

  

Такая организация обеспечит реальную консолидацию всех левых сил страны по достижению ближайшей, для всех желаемой цели - смены ОЭФ, обеспечит возможность, с учётом мнений всех политических сил, в неё входящих, сформировать образ будущего государства вплоть до разработки его конституции и совместно выработать пути достижения этой цели. Но современные активисты реально существующего в настоящее время коммунистического и левого движения в целом, зачастую никого кроме своей небольшой организации не представляют, а без постоянной связи с широкими массами трудящихся, без опоры на них, такая организация не имеет ни малейших возможностей обеспечить проведения радикальных преобразований в обществе. Поэтому, первейшей задачей организации сформированной из активистов политических партий и движений будет её расширение за счёт активистов протестных действий, активистов всевозможных профессиональных и т.п. движений, борющихся за свои интересы, имеющих постоянную связь с массами и возможность влияния на них, а так же инициирование создания подобных  объединений граждан, как по месту жительства, так и по производственной принадлежности, выработка технологий создания таких объединений. При этом на производстве это совсем не обязательно должны быть профсоюзы, которые обязаны регистрироваться и, соответственно, находятся под постоянным контролем администрации. Это может быть и неформальная, но хорошо структурированная и охватывающая значительное количество работающих на предприятии организация, способная при необходимости консолидировать коллектив на совместные действия.

   

 Такие объединения активистов иерархически организованные в масштабах всей страны, безусловно, не будут являться официально избранными представителями большинства трудящихся страны, но они будут способны организовать большинство трудящихся на действия, ведущие к смене государственного устройства страны, к принятию новой конституции и формированию социалистического государства.  

Не имеет смысла и жестко регламентировать сам процесс создания самоуправляемой организации политически активных граждан. В масштабе всей страны, в каждом регионе, в каждом административном или производственном образовании, могут быть свои особенности. Важно только, чтобы эта структуры были самоуправляемые и иерархически выстроены на представительном принципе, чтобы иметь возможность в дальнейшем объединяться на таком же принципе вплоть до общегосударственной структуры. 

 

Буржуазия в своём распоряжении имеет огромные материальные ресурсы, а на этой базе и средства идеологической обработки населения и противостоять этому может только массовая организация трудящихся, способная напрямую, через своих членов, формировать сознание масс, раскрывая перед ними их коренные интересы, их ближайшие и реально реализуемые цели.

  

Такая организация, при дальнейшем развитии кризиса капиталистического способа производства, способна взять под контроль всю жизнедеятельность общества даже на основе существующего буржуазного права, в том числе и обеспечив тотальный контроль всей выборной системы, вплоть до обеспечения своего большинства в представительных органах власти и принятия новой конституции. А связь с рядовыми представителями силовых структур, обеспечит блокирование незаконных силовых действий ныне существующего буржуазного государства, если оно на это решится.  

Роль коммунистических партий в переходный период. 

 

Коммунистическая партия является авангардом трудящихся масс в их борьбе за свои интересы, в движении общества в коммунистическом направлении. Но авангардная роль коммунистической партии при разных уровнях развития производительных сил общества реально выражаться может по-разному. Если производительные силы общества ещё недостаточно развиты и ещё не сформировали те социальные слои, которые уже способны стать новым господствующим классом, то (как это было в начале прошлого века) партия может стремиться только к установлению собственной диктатуры в обществе в интересах подавляющего большинства его членов, поскольку диктатуру в обществе может осуществлять только тот слой общества, который способен само-организоваться и организовать производство, и жизнь общества в целом, при радикальном изменении отношений собственности. Поэтому диктатура партии хотя и не провозглашалась официально как цель переустройства буржуазного общества во всех странах бывшего социалистического лагеря, но везде фактически устанавливалась.   

 Но если общество уже готово к переходу в новую ОЭФ, если уже сформировались социальные группы во всех основных областях деятельности общества, которые уже знают, что и как надо менять в этих областях деятельности, т.е., которые в совокупности уже готовы стать новым господствующим классом, то никакую диктатуру никакой политической партии они установить не позволят. Для них диктатура партии будет означать диктатуру невежества в их специфических областях деятельности. Они неизбежно будут стремиться к самоуправлению, каждые в своей области, но обеспечить это они не могут без опоры на массы, т.е. не поставив себя под контроль всех трудящихся в этой области. А необходимость, для достижения этой цели, взятия власти, вынуждает их поставить свою деятельность под контроль подавляющего большинства трудящихся страны в целом. То есть, те социальные слои общества, которые уже вызрели для того, чтобы стать новым господствующим классом, готовы подчиняться воли большинства членов общества, в формировании которой и они сами будут принимать участие, и иметь существенный вес в принятии решений. Но они никогда не поддержат, в лучшем случае отнесутся с безразличием, к смене диктатуры одного узкого слоя общества другим, какой бы красивой риторикой это не сопровождалось, поскольку прекрасно понимают, что если их голос не будет учитываться на равных при принятии решений на всех уровнях, то, в конечном счете, им это мало что даёт, если вообще что-то даёт или ещё более не усугубит ситуацию.   

 Власть коммунистических партий всегда устанавливалась на волне массовых выступлений трудящихся и именно потому, что сами трудящиеся ещё были не готовы к взятию власти в стране в свои руки, к установлению своей диктатуры в обществе. А готовы они становятся, только тогда, когда производительные силы общества разовьются на столько, что уже значительная часть членов общества, каждый на своём месте, хотя бы в общих чертах, уже понимает, что и как надо делать для дальнейшего развития производительных сил, и как этому мешают существующие капиталистические отношения собственности. Поэтому для того, чтобы определиться с ближайшими целями и методами борьбы за интересы трудящихся масс надо определиться со степенью готовности общества к переходу в новую ОЭФ. Но определяться надо не со степенью готовности общества в отдельно взятой стране, а со степенью готовности мирового сообщества в целом, поскольку при современной взаимозависимости всех стран, если такой переход уже возможен и начнётся, то в какой бы стране, имеющей ощутимое значение в мировой экономике, такой переход не начался бы, он неизбежно превратится в общемировой.  

В настоящее время, когда уже начался кризис капиталистической системы производства, когда уровень развития производительных сил общества уже создал крупные пролетаризированные слои общества во всех основных сферах его деятельности, задачей коммунистов может быть только  всемерное содействие объединения подавляющего большинства политически активного населения страны с коммунистическими и просто левыми убеждениями в самостоятельную организацию. Через эту организацию политически активных членов общества, имеющих связи с более широкими слоями населения, все коммунистические и левые партии и организации смогут получить доступ для агитационно-пропагандистской работы к большинству трудящихся страны напрямую, минуя, малодоступные для них, средства массовой информации. Все они получат равные возможности влияния на принимаемые этой организацией решения, возможности добиваться, таким образом, реализации своих  партийных программ. Но ни одна из них в отдельности не сможет диктовать свою волю этой организации. 

  

У современной коммунистической партии не может быть другой задачи. Задача занятия доминирующего положения в обществе на современном уровне развития производительных сил общества, для коммунистической партии принципиально не выполнима. В острых кризисных ситуациях, при неорганизованности трудящихся масс к власти могут прийти только радикальные деструктивные силы, прийти на популизме, на несостоятельных обещаниях быстро и радикально решить основные проблемы общества, ещё более обострив их таким образом, с возможным доведения основной массы населения до крайне бедственного положения. В настоящее время мы можем это наглядно наблюдать на примере развития ситуации на Украине. 

 

В настоящее время вопрос не в том, что нет технологий создания широкой организации политически активных членов общества, вопрос в том, что такая задача в коммунистических и левых партиях и организациях вообще не ставится. Левые партии и организации решают в основном свои частные, текущие вопросы, а коммунистические партии, как правило, находятся в плену представлений о роли партии вековой давности, стремятся, каждая самостоятельно или в коалиции, занять доминирующее положение в обществе. Сохранение такого положения, при обострении кризиса, с неизбежностью приведёт к отторжению массами коммунистических партий в пользу реакционных сил, обещающих быстрое и простое, а по сути невыполнимое, решение их проблем.

  

То есть, основная работа коммунистических и левых сил сегодня должна заключаться не в митингах и других уличных акциях, не в бесконечном обличении и критике действующего режима в своей партийной литературе, а в тихой и внешне мало заметной организационной работе. Участвуя во всех стихийных протестах граждан, помогая им в их организации, необходимо стремиться к тому, чтобы на их основе создавать хотя бы небольшие, но постоянные группы, ячейки, первичные отделения самостоятельной, ни от какой конкретной партии не зависимые, организации трудящихся. Скорее всего, что после спада протестного движения большинство таких ячеек будет существовать в основном формально, не занимаясь какой-либо активной деятельностью, в спящем режиме, но они будут в организационной структуре, которая может резко активизировать свою деятельность при возникновении в обществе очередного всплеска напряжённости. Задача коммунистов и заключается в том, чтобы подготовить общество к очередному всплеску социальной напряжённости связанному с обострением кризиса капиталистического производства, с неизбежным началом перехода общества в новую ОЭФ. Задача коммунистов взять этот переход под контроль, сделать его осознанным, организованным, максимально сократив те беды и невзгоды для подавляющего большинства трудящихся, к которым непременно приведут попытки буржуазии сохранить своё господство в обществе. 

 

С. Бобров

 



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100