Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Джеймс Петрас
Закат Америки (и всего остального мира)

 

 

Мировая политическая экономия являет собой мозаичное, противоречивое полотно: внутренний распад и обогащение элит, новые источники сверхприбылей и углубляющееся разочарование в политике, снижение уровня жизни населения и экстравагантная роскошь немногих избранных, военные потери в одних регионах и империалистический реванш  в других.

 

Слышны разговоры об однополярном, многополярном и даже о неполярном устройстве мировой власти. Где, когда, при каких условиях и до какой степени подобные утверждения оправданы?

 

Пузыри лопаются, пирамиды рушатся – но давайте говорить о тех, «кому это выгодно»: тех, кто, являясь причиной краха, пожинает его сладкие плоды, при этом заставляя жертв молчать. Мошенническая экономика и преступное государство процветают, содействуя извращению культуры и распространению безграмотности. «Журналистика расследования», или репортаж из замочной скважины, стала последним писком моды. Приходя в упадок, мировая власть во всеуслышание объявляет: «Либо я, либо всеобщая погибель!»

 

Глобальная расстановка сил

 

Власть есть отношение между классами, государствами, военными и идеологическими институтами. Любая конфигурация власти отражает прошлую и нынешнюю борьбу классов, те или иные сдвиги в соотношении сил. Концентрация ресурсов, богатства, оружия и влияния в СМИ – все это играет ключевую роль и определяет основу, в которой существуют главные политические игроки. Но стратегии завоевания и удержания власти зависят от создания альянсов, ведения войн и заключения мира. Превыше всего мировая власть зависит от крепости и надежности внутренних оснований. Требуется динамичная, производительная экономика, независимое государство, свободное от дорогостоящих внешних авантюр, и правящий класс, способный использовать глобальные ресурсы для того, чтобы «купить» внутренний мир и согласие большинства своих граждан.  

 

Чтобы оценить положение Соединенных Штатов в структуре глобальной власти, необходимо проанализировать экономические и политические отношения на двух уровнях: уровне региональном и в сфере власти. История не движется по прямой линии или повторяющимися циклами: военные и политические поражения в одних регионах могут сопровождаться успехами в других. Экономический спад в одних сферах или регионах может компенсироваться заметным прогрессом в других секторах и местах.

 

В конечном счете, вопрос состоит не в том, чтобы вести скрупулезный подсчет очков от побед и поражений, но в том, чтобы вывести из региональных и секторальных результатов понимание общего направления развития структур мировой власти.

Начнем с изучения наследия последних войн и их влияния на глобальную экономическую, военную и политическую мощь США.

 

Обеспечение устойчивости американской империи: поражения, отступления, наступления и победы

 

Среди большинства критических аналитиков преобладает точка зрения, что в последнее десятилетие американский империализм потерпел ряд военных поражений, а ныне его ожидает серьезная конкуренция и перспектива очередных неудач. В подтверждение приводится солидный набор фактов:

 

США были вынуждены уйти из Ирака, спустя десятилетие крайне дорогостоящей оккупации, оставив после себя режим, дружественный Ирану - главному сопернику Америки в регионе.

 

Война в Ираке истощила экономику США, лишила американские корпорации нефтяных богатств, существенно увеличила бюджетный и торговый дефицит Вашингтона и нанесла удар по жизненным стандартам американских граждан.

 

Война в Афганистане имела похожий результат – огромную стоимость, военное отступление, ненадежные клиенты, внутреннее разочарование и никаких доходов от империалистического грабежа, как для казны, так и для частных корпораций.

 

Война в Ливии привела к тотальному уничтожению современной, благополучной сырьевой экономики североафриканской страны, полному распаду государства и гражданского общества и переходу власти в руки вооруженных бандформирований фанатиков-фундаменталистов, враждебных к прозападным режимам в регионе.

Вместо того чтобы продолжать получать прибыли от выгодных контрактов с послушным режимом Каддафи, Вашингтон пошел на «смену режима», развязав войну, которая разрушила Ливию и ввергла её остатки в хаос и прозябание.

 

Идущая в Сирии «война чужими руками» усиливает радикальных исламистов, уничтожает экономику Дамаска и увеличивает поток беженцев, и без того раздутый войнами в Ираке и Ливии.

 

Американские империалистические войны приводят к экономическим потерям, региональной политической нестабильности и усилению исламского фундаментализма, враждебного США.

 

Латинская Америка решительно отвергла усилия США по свержению правительства Венесуэлы. Весь мир, кроме Израиля и Вашингтона, отвергает блокаду Кубы. Региональные экономические союзы без участия США получили широкое распространение. Азия постепенно вытесняет США с латиноамериканских рынков.

 

В Азии Китай углубляет и расширяет экономические связи со всеми ключевыми странами, в то время как основное усилие Соединенных Штатов направлено на окружение Китая военными базами в Японии, Австралии и на Филиппинах. Другими словами, Китай более важен для роста азиатской экономики, нежели США. Китай также финансирует американский торговый дефицит, поддерживая американскую экономику на плаву.

 

В Африке военные операции США главным образом способствуют обострению вооруженных конфликтов и увеличивают нестабильность. А тем временем азиатские капиталисты обильно инвестируют в африканскую экономику, пожиная плоды бума недвижимости, расширяющихся рынков и подсчитывая новые прибыли.

Разоблачение глобальной шпионской сети АНБ нанесло серьезный удар по разведывательным и подрывным операциям. Массивные инвестиции США в кибер-империализм, хотя и принесли немалые барыши частным корпорациям, нанесли значительный ущерб престижу и дипломатии имперского государства.

 

В целом, глобальный обзор создавшейся ситуации рисует картину тяжких военных и дипломатических неудач имперской политики, существенных потерь казны США и эрозии общественной поддержки. Тем не менее, такой подход имеет серьезные недостатки, особенно в отношении других регионов, связей и сфер экономической деятельности. 

Прежде всего, следует подчеркнуть, что основные структуры империи остаются нетронутыми.

 

НАТО, главный военный альянс во главе с США, расширяет число своих членов и поле своей деятельности. Страны Балтии, особенно Эстония, являются местом проведения масштабных военных учений, в непосредственной близости от важнейших городов России. В Центральной и Восточной Европе размещаются ракеты, нацеленные на Россию. До недавних пор Украина склонялась к вступлению в ЕС и членству в НАТО.

 

Возглавляемое США Транс-тихоокеанское партнерство приняло в свои ряды новых членов: Чили, Перу и Колумбию. Оно служит трамплином для ослабления региональных торговых блоков, таких как МЕРКОСУР и АЛБА, которые исключают Вашингтон. Между тем, ЦРУ, Госдеп и связанные с ними НПО занимаются тотальным экономическим саботажем и политической дестабилизацией Венесуэлы, пытаясь ослабить её националистическое правительство. Проамериканские банкиры и капиталисты саботируют экономику, провоцируют инфляцию (50%), нехватку товаров первой необходимости и отключение электричества. Подчинив себе почти все венесуэльские СМИ, они смогли убедить значительную часть населения в том, что в экономических трудностях виновата «неэффективность правительства».

 

В целом, наступление США в Латинской Америке заключалось в военном путче в Гондурасе, непрекращающемся экономическом саботаже Венесуэлы, электоральной и медиа кампаниях в Аргентине и кибер-войне в Бразилии, а также в укреплении связей со свежеизбранными послушными неолиберальными режимами в Мексике, Колумбии, Чили, Панаме, Гватемале и в Доминиканской Республике.

С одной стороны, Вашингтон потерял с начала 21-го века значительную долю своего влияния в Латинской Америке, а с другой стороны ему частично удалось восстановить часть своих клиентов и партнеров. Относительное восстановление американского влияния иллюстрирует тот факт, что «смена режимов» и потеря прибылей не ослабили финансовых и корпоративных связей США даже в прогрессивных странах. Присутствие мощных политических союзников, даже пусть они и «вне правительства», обеспечивает хороший трамплин для восстановления американского влияния. Политика национализма и новые региональные интеграционные проекты остаются подверженными контрнаступлению со стороны США.

 

В то время как США потеряли влияние среди некоторых нефтедобывающих стран, это уменьшило их зависимость от импорта нефти и газа в результате существенного увеличения внутреннего производства энергии через ряд добывающих технологий. Увеличение самодостаточности экономики означает снижение затрат на энергию для отечественных производителей и повышает их конкурентоспособность на мировых рынках, увеличивая вероятность того, что США могут восстановить свою долю внешних рынков.

 

Кажущееся снижение влияния американского империализма в арабском мире после восстаний «арабской весны» прекратилось и даже сменилось обратным процессом. Военный путч в Египте и установление в Каире военной диктатуры подавили массовую народную мобилизацию. Египет возвратился на американо-израильскую орбиту.

 

В Алжире, Марокко и Тунисе старые и новые правители подавляют любые антиимпериалистические протесты. В Ливии натовская авиация уничтожила национал-популистский режим Каддафи вместе с альтернативной моделью социального государства, противостоящего неоколониальному грабежу. Однако пока Западу не удалось создать в Триполи устойчивый неолиберальный клиентский режим. Вместо этого вооруженные банды исламистов, монархистов и этнических фанатиков грабят и насилуют страну. Уничтожение антиимпериалистического режима не привело к возникновению проимпериалистического клиента.

 

На Ближнем Востоке Израиль продолжает лишать палестинцев их земли и воды. США продолжают оказывать военное и экономическое давление на Иран, ослабляя Тегеран и, одновременно, теряя для себя богатые персидские рынки.

Точно так же в Сирии, США и их союзники по НАТО уничтожили экономику Сирии и расщепили её сложное общество. Но и здесь они не будут основными бенефициарами. Исламистские наемники получили новые базы для своих операций, в то время как Хезболла укрепила свои позиции в качестве важного регионального игрока. Текущие переговоры с Ираном открывают шансы для США, чтобы сократить свои потери и уменьшить региональную угрозу новой дорогостоящей войны. Однако эти переговоры в настоящее время блокирует «Альянс» сионистско-милитаристского Израиля, монархической Саудовской Аравии и «социалистической» Франции.

 

Вашингтон потерял экономическое влияние в Азии в пользу Китая, но он проводит региональное контрнаступление, на основе своей сети военных баз в Японии, на Филиппинах и в Австралии. Он продвигает новое Пан-Тихоокеанское экономическое соглашение, которое исключает Китай. Это демонстрирует способность США вмешиваться и продвигать свои имперские интересы. Однако объявить новую политику ещё не означает обеспечить её динамическим содержанием. Военное окружение Вашингтоном Китая нейтрализуется триллионами долларов долгов Казначейства США Пекину. Агрессивное американское военное окружение Китая может привести к массивной китайской распродаже обязательств казначейства США и поставить под угрозу инвестиции пятисот ведущих американских транснациональных корпораций!

 

Раздел власти между нарождающейся и существующей глобальной державой, то бишь, между Китаем и США, не может быть «урегулирован» посредством американского военного превосходства. Угрозы, бахвальство и дипломатические придирки могут быть хороши для пропагандистской шумихи, но только долгосрочные экономические успехи США могут подорвать динамичный рост Китая. Даже сегодня китайская элита тратит круглые суммы на обучение своих отпрысков в «престижных» ВУЗах США и Британии, где преподаются империалистические доктрины свободного рынка. За последние десять лет ведущие китайские политики и богатеи вложили на иностранные счета десятки миллиардов долларов легальных и скрытых доходов, инвестируя в североамериканскую и европейскую недвижимость и размещая миллиарды во всевозможных налоговых убежищах. Сегодня существует мощная группировка китайских экономистов и финансовых экспертов, призывающих к «финансовой либерализации», т.е. к проникновению в китайскую финансовую систему крупнейших спекулянтов Уолл-стрит и лондонского Сити. В то время как китайская промышленность может побеждать на мировых рынках, США получают мощные рычаги воздействия на китайскую финансовую структуру.

 

Доля США в латиноамериканской торговле может снижаться, однако её абсолютное долларовое выражение многократно выросло за последние 10 лет.

 

Соединенные Штаты возможно потеряли своих правых клиентов в Латинской Америке, но новые лево-центристские режимы активно сотрудничают с крупнейшими американскими и канадскими горнодобывающими и сельскохозяйственными корпорациями, а также с агентствами недвижимости и торговыми домами.

Пентагон не смог организовать военные перевороты, за жалким исключением Гондураса, но, тем не менее, он продолжает поддерживать тесные рабочие связи с латиноамериканскими военными в формах: 1. Региональной полицейской деятельности по «борьбе с терроризмом, наркотиками и миграцией». 2. Предоставления технической подготовки и политической индоктринации через заграничные военные «образовательные» программы. 3. Участия в совместных военных учениях.

 

В целом, структуры американской империи, как корпоративные, так и финансовые и военные и политико-культурные - остаются на месте и готовы вернуть свое господство, как только появляются политические возможности. Например, резкое снижение цен на сырьевые товары, вероятно, спровоцирует глубокий кризис и активизирует классовый конфликт среди левоцентристских режимов, которые зависят от экспорта сырья и сельхозпродуктов для финансирования своих социальных программ. В любом последующем противостоянии, США будут действовать через своих агентов среди экономической и военной элиты с целью убрать действующий режим и вновь поставить у власти сговорчивых неолиберальных клиентов. Нынешний этап пост-неолиберальной политики и конфигурации власти является уязвимым. Относительному снижению влияния США может быть дан обратный ход, пусть даже и не путем возвращения к предыдущей конфигурации. Главная проблема заключается в том, что покуда империалистические структуры остаются на месте, а их коллаборационисты и агенты за рубежом сохраняют стратегические позиции, США могут восстановить свое первенство в мировой конфигурации власти.

 

«Возвращение» империализма вовсе не обязательно должно происходить с «теми же старыми лицами». Новые политические фигуры, особенно с прогрессивными репутациями и слабыми обертонами идеологии «социального включения» уже играют ведущие роли в новых имперских торговых структурах. В Чили новоизбранный «социалист» президент Мишель Бачелет и перуанский экс-националист, президент Ольянта Умала, являются основными сторонниками Вашингтонского Транс-Тихоокеанского партнерства – торгового союза, противостоящего МЕРКОСУР и АЛБА и исключающего Китай.

В Мексике американский клиент президент Энрике Пенья Ньето приватизирует жемчужину мексиканской экономики, PEMEX, гигантскую государственную нефтяную компанию  - усиливая тем самым хватку Вашингтона над ресурсами региона и снижая зависимость США от ближневосточной нефти.

 

Колумбийский президент Сантос, «президент мира», ведет активные переговоры по завершению партизанкой войны, с целью расширения колониальной эксплуатации минеральных и энергетических ресурсов, расположенных в районах действия партизан. Для транснациональных и американских нефтяных компаний открывается заманчивая перспектива.

 

В Аргентине государственная нефтяная компания Yacimientos Petroliferos Fiscales (YPF) подписала соглашение о создании совместного предприятия с супергигантом «Шеврон», для эксплуатации колоссальных месторождений газа и нефти, известных под названием Vaca Muerte (Мертвая корова). Это расширит присутствие США в Аргентине в сфере производства энергии, наряду с важнейшими шагами, сделанными концерном Monsanto по вхождению в мощный сектор агро-бизнеса.

 

Вне всяких сомнений, Латинской Америке удалось диверсифицировать свою торговлю и понизить долю США в ней. Латиноамериканские правители больше не ищут «сертификацию» от посла США, прежде чем выставить свою кандидатуру. Соединенные Штаты остались в полном одиночестве со своим бойкотом Кубы. Организация американских государств более не является подсобным хозяйством Вашингтона.

Тем не менее, наблюдается ряд контр тенденций, нашедших свое отражение в таких пактах, как Транс-Тихоокеанское партнерство. Новые места экономической эксплуатации, которые контролируются не только США, в настоящее время служат трамплином для роста имперской власти.

 

Заключение

 

Экономика США стагнирует и не может вновь получить импульс развития из-за «серийных» имперских войн. Но на Ближнем Востоке снижение влияния США, по сравнению с прошлым, не сопровождается подъемом антиимпериалистических сил.

Европа находится в глубоком кризисе, с огромной армией безработных, хроническим отрицательным ростом и практически без признаков восстановления в обозримом будущем. Даже Китай, новая глобальная сила, замедляет свое движение - темпы роста Китая сократились с более чем 11% до 7% в текущем десятилетии. Пекин сталкивается с растущим внутренним недовольством. Индия, вместе с Китаем, осуществляют либерализацию своих финансовых систем, открывая их для проникновения и влияния финансового капитала США.

 

Основные антиимпериалистические силы в Азии и Африке состоят не из прогрессивных, светских, демократических и социалистических движений. Напротив, империи противостоят религиозные, этнические, женоненавистнические и авторитарные движения с ирредентистскими тенденциями. Старые светские, социалистические силы и голоса потеряли почву под ногами – они оправдывают и поддерживают империалистические войны в Ливии, Мали и Сирии. Французские социалисты, осуждавшие войну в Ираке 2003 года, теперь выдвинули президента Олланда, который напяливает на себя зверский милитаризм израильского лидера Нетаньяху.

 

Дело в том, что тезис об «упадке империи США» и «кризисе США», является преувеличенным, лишенным специфичности и ограниченным временными рамками. В реальности нет никакой альтернативы империи, нет никакой антиимпериалистической тенденции или её признаков на горизонте. Это правда, что западный капитализм находится в кризисе, но правда и то, что быстроразвивающийся до недавнего времени азиатский капитализм Индии и Китая стоит перед собственным кризисом, корни которого лежат в дикой классовой эксплуатации и убийственных кастовых отношениях. Если объективные условия «созрели для социализма», то социалисты – по крайней мере, те, кто ещё сохраняют хоть какое-то политическое присутствие – удобно устроились внутри своих империалистических режимов. Марксисты и социалисты в Египте поддержали военных, которые скинули демократически избранный исламский режим и тем самым восстановили империалистический клиентизм в Каире.

Французские и английские «марксисты» поддержали натовские агрессии против Ливии и Сирии. Многочисленные прогрессисты и социалисты в Европе и Северной Америке поддерживают израильскую военщину, либо молчат в страхе перед внутренним сионистским лобби, проникшим в законодательную и исполнительную власть.

 

Если империализм находится в упадке, то же самое можно сказать и об антиимпериализме. Если капитализм в кризисе, то анти-капиталисты панически отступают.  Если капиталисты ищут новые лица и новых идеологов, чтобы поправить свой жребий, то не пора антиимпериалистам и анти-капиталистам сделать то же самое?

 

Оригинал статьи находится: http://petras.lahaine.org/?p=1963

 

 



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100