Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Алла Никонова
Удивительные приключения прогрессивных журналистов в Швеции

Последнее время меня подмывало поделиться потрясающими впечатлениями, полученными от чтения так называемой «Трилогии Миллениум» Стига Ларссона. Это, если кто не знает, такой супер-пупер бестселлер, переведенный на более, чем 40 языков и изданный огромными тиражами, да еще и неоднократно экранизированный. Фильмов я не видела, а книжки каждый пользователь интернета может прочесть тут

Конечно, каждому из нас, даже самым упертым марксистам, иногда случается для развлечения читать какой-нибудь бестселлер. Даже сам Маркс читал популярные книжки про отважного капитана. Но в данном случае даже и оправдываться нечего. Потому, что автор не какой-то буржуазный писака, а свой, вроде троцкист и вообще. Не случайно шведская вроде троцкистка, феминистка и антирасистка Линн Хьорт написала о нем и его книге хвалебную статью под названием «Товарищ суперзвезда», к которой мы еще вернемся. Так что писать о книге придется.

Признаюсь, я начала чтение, не обратив внимание на все эти подробности личной жизни автора, так что левизна тут оказалась приятным сюрпризом. Ведь не секрет, что большая часть приключенческих книжек сегодня, если уж не прямо реакционно-антикоммунистические, то по крайней мере бездумно повторяют клише о бравых и благородных цереушниках, борющихся с негодяями-террористами, желательно мусульманами, но на худой конец сойдут и русские с сербами. А тут —как будто ничего подобного. Да и написано неплохо, мастеровито, хотя начало обычно затянуто, зато потом — дух захватывает. Читателей из стран, бывших некогда СССР, история может заинтересовать еще и тем, что некоторые жертвы негодяев — женщины из Прибалтики, России и т.д.

Почитала все три книги я не то чтобы на одном дыхании, но довольно быстро. А когда прочитала, опомнилась от захватывающих приключений, то невольно задалась вопросом: ну, и о чем же все это? Кратко ответить можно так — об отдельных недостатках капиталистической действительности и отважной борьбе с ними при помощи, в основном, хакерства. Именно отдельными. Потому, что в трилогии есть капиталисты-негодяи, но и есть вполне даже отличные капиталисты. Как их отличить? На первый взгляд — просто. Негодяи — выскочки, скоробогачи, и к тому же обжуливают шведское государство. Например, в первой книге, такой негодяй взял у благородного шведского государства мильоны, выделенные на то, чтобы ускорить переход умученной коммунистами Польши к рынку и демократии, а сам купил в Польше за гроши сарай, нанял несколько старушек на короткое время делать картонные коробки, а потом все прикрыл, написал фиктивный отчет, а денежки — в карман. Полякам, сами понимаете, от такой шведской щедрости кое-что перепало, так что и дураку ясно, что если, несмотря на все старания Швеции, Польша еще не превратилась в капиталистический рай, то виноваты только отдельные жулики, ну и, может быть, сами поляки. Нигде левый автор и его левый герой даже не упоминают о том, что переход бывших соцстран к капитализму был, мягко говоря, отнюдь не убыточен для империализма, включая шведский. Шведские капиталисты, уж не знаю, выскочки или нет, прибрали к рукам экономику Прибалтики, и если теперь в Латвии 20 с лишним процентов безработица, и это еще не считая тех, кто уехал в поисках лучшей жизни, то благодарить за это надо разных прочих шведов, которые вложили — как следует — в Латвию деньги, а теперь требуют от властей независимой Латвии мер, чтобы окупить капиталовложения.

С другой стороны, часть «плохих» капиталистов принадлежит к числу «старых», а не выскочек. Но и тут все яснее ясного. Плохие, во первых — нацисты. Признаюсь, что история нацизма в Швеции, даже в изложении Ларссона, весьма поучительна, и стоит потраченного на чтение времени. Но и это еще не все — плохие капиталисты, а также плохие адвокаты, полицейские и психиатры должны ненавидеть женщин. Еще лучше, если они серийные насильники, убийцы и педофилы. Еще лучше, если они насилуют собственных несовершеннолетних детей — тут уж точно — плохие.

Из изложенного выше ясно, что плохими бывают и отдельные представители капиталистического общества в целом, а также капиталистического государства. Например, в тайной полиции вдруг — ну не совсем вдруг, но к этому мы еще вернемся, завелись типы, нарушающие закон, и еще как нарушающие — кажется, что только своих детей не насиловали, но уж все остальное — было. К счастью, все эти типы завелись только в одном-единственном отделе тайной полиции, и с помощью других отделов той же полиции, а также министров и прокуроров — всех как на подбор хороших, а частично даже и вообще женщин — с этим было покончено раз и навсегда. Как — путем хакерства, разумеется.

Тут самое время перейти к положительным героям. Первый — отважный журналист, совладелец и издатель прогрессивного журнала «Миллениум» Михаель Блюмквист. Фигура явно автобиографическая, и поэтому, надо признать, довольно убедительная. Явно не ненавистник женщин, а совсем наоборот — женщин очень любит, а они его — еще больше. Просто отбою от них нет. Но это как раз не выглядит уж очень странно — почему бы и нет — хоть на фото автора посмотрите. Он отнюдь не супермен, хотя и супержурналист. Его разоблачения потрясают — если не устои шведского капитализма, на что он и не претендует, так сердца читателей. И тут не без доли истины — пусть левые репортажи Ларссона не снискали ему громкой славы, зато приключенческие книги — очень даже, пусть и посмертно. Итак, Ларссон борется с отдельными плохими капиталистами, работая на хороших капиталистов, и против плохих госчиновников, сотрудничая с хорошими госчиновниками.

Но тут-то и начинается самый феминизм, за который хвалят книгу левые — а вы думали, что весь феминизм — в многочисленных сексуальных похождениях МБ? А вот и нет! Как он не крут, а попал впросак, да еще и чуть не со смертельным исходом, если бы его постоянно не выручала некая Лисбет Саландер. Если самого МБ автор все-таки не решился произвести в супермены, то ЛС уж точно иначе и не назовешь. Дело не только в том, что, хотя в возрасте 20 лет выглядит чуть ли не младшеклассницей, она мощно привлекает внимание мужчин всех национальностей, возрастов и степени положительности — от симпатичного гренадского подростка моложе ее на 10 лет до немолодого шведского адвоката-негодяя. Да что мужчин! И женщин тоже! И это даже несмотря на отсутствие бюста, от каковой беды ЛС, впрочем, вскоре избавилась с помощью пластической операции. Такой вот феминизм. Но бешеная сексапильность Лисбет — пустяк по сравнению с еще более потрясающими талантами. Она — одна из немногих самых выдающихся хакеров мира, и все самоучкой, хотя даже среднюю школу не закончила. Еще она доказала теорему Ферма, причем не так, халтурно, с помощь вычислительной технике, как это произошло в реальности, но просто и изящно, как сам Ферма, у которого, понятное дело, компьютера не было. Доказала — и забыла, другие дела были, поважнее. Ну, а то, что она -хороший боксер, и единолично одолела нескольких опытных убийц — это вообще пустяки. С кем не случается... Гениальность же ее объясняется очень просто — она больна, есть у нее какой-то там синдром, который мешает налаживать отношения с окружающими. Но, все это, скажут, еще не тянет на супервумен. Да, не тянет. А как насчет выйти живой из могилы? А она вышла, как миленькая. И одолела страшный заговор против нее лично со стороны того нехорошего отдела тайной полиции и примкнувших адвокатов, прокуроров, полицейских и психиатров. Потому, что у нее как раз когда нужно всегда есть в кустах рояль — хороший адвокат, хороший врач, хороший журналист — потому, что есть и плохие журналисты, просто ужасные. Плохие они потому, что печатают о ней всякие невероятные небылицы, в основном сексуального характера, тем самым помогая заговору против нее. А вот МБ — журналист просто отличный, потому, что разоблачает плохих капиталистов и плохих госчиновников.

Если из моего пересказа у вас возникнет впечатление, что все это — бульварщина, я вас утешу — это еще не все. Будучи гениальным хакером, ЛС не только помогла МБ избавить мир от плохого капиталиста, но еще и прикарманила часть его плохих денег — этак три миллиарда — крон правда, не долларов. Но тоже недурно. И купила себя квартиру в 26, кажется, комнат, и силиконовые груди, и год путешествовала по всему миру и т. д.

И сам автор, и его читатели не случайно сравнивают Либет с героиней Астрид Лингрен, известной у нас как Пэппи Длинныйчулок. Та тоже была самостоятельна с детства, в школу не ходила, но была умней некуда, была к тому же силачкой и, главное, богачкой. Но мне почему-то все время лезет на ум другая героиня — а именно, божественная Анжелика, книги и фильмы о которой тоже пользуются бешеным успехом. И даже не Анжелика из книжек, которые я не читала, а из ядовитого пересказа, который оказался также популярен до такой степени, что попал в тот же интернет-архив, что и «Миллениум» - «Праанжелику». Чем же это не феминизм, если подумать? Героиня сексапильна как Лисбет и даже больше, (а герой -как Михаэль и даже больше).Героиня самостоятельна, неустрашима, и чуть ли не в одиночку организует восстание гугенотов против короля Франции. В книге также есть отдельные нехорошие аристократы, как и хорошие, разумеется. И героиня тоже мотается по свету. Чем Анжелика хуже Лисбет? Разве что неумением взламывать чужие компьютеры...

Короче говоря, да, это бульварщина. С всеми причиндалами — благородными героями и героинями, злодеями, красотками, сексом, насилием, миллионами — потому, что МБ тоже получает несколько миллиончиков крон — от хороших капиталистов и от книг с разоблачением нехороших капиталистов - с избавлением от смерти в последнее мгновение, дальше можете продолжать сами. И никакие прогрессивные стремления автора тут не помогут. Эжен Сю и Вербицкая писали бульварщину, почему троцкист не может делать то же самое?

Конечно, можно заметить, что Миллениум был написан ради денег, поэтому особой прогрессивности от него ждать не приходится. Может быть. Антикапиталистические книги редко становятся бестселлерами. Но все-таки, есть же и другие примеры. Лет 50 назад двое прогрессивных шведских авторов Пер Валё и Май Шеваль написали серию детективов. Не каждая из 10 книг серии была хороша, но ни одна не была так бульварна, как книги Ларрсона. Там были самостоятельные героини, но не суперженщины, и они также терпели поражения — что куда реальнее. Там были плохие капиталисты, хотя они никого даже не разу толком не изнасиловали, но не было хороших капиталистов — все были плохи, даже те, кто морщили нос при упоминании некоторых сомнительно разбогатевших выскочек. Как говорит одна такая невыскочка:

«— Я хочу, чтобы ты понял одно, Гюнвальд: такие люди, как Бруберг и Пальмгрен, вовсе не принадлежат к нашему кругу. Правда, у них много денег, особенно у Пальмгрена. Но им не хватает стиля, изысканности. Это бесцеремонные дельцы, которые сметают все на своем пути. Я слышала, Бруберг чуть ли не ростовщик, а Пальмгрен большинство своих темных дел вел за границей. Конечно, у таких людей есть деньги, которые открывают им доступ в высшие сферы, но все-таки им чего-то не хватает. И их никогда не признают до конца.

— Ну-ну, это уже занятно. Значит, ты не признаешь Бруберга?

— Признаю, но только из-за его денег. То же самое с Пальмгреном. Его состояние сделало его влиятельным и там и сям. Общество зависит от наличия людей типа Пальмгрена и Бруберга. Во многом они — более важные детали механизма страны, чем и правительство, и риксдаг, и прочее. Поэтому даже люди нашего круга вынуждены их признавать.»

Не правда ли, тут совсем другой взгляд на капиталистов, а заодно и на капиталистическое общество в целом. Точно так же, тайную полицию авторы изображают не как усердных защитников демократической конституции от экстремизма, в рядах которых, по недосмотру, завелась паршивая овца или несколько, а как борцов с инакомыслием.

Полицейские у Валё и Шеваль, если они хорошие полицейские, частенько сомневаются, а стоит ли им вообще служить в полиции, которая защищает богатых от бедных. В самых удачных книгах преступников ловят, но они оказываются скорее жертвами капиталистического общества и государства , в то время как настоящие преступники — сильные мира сего, обычно выходят сухими из воды, если кого-нибудь из них не убьет отчаявшийся человек, которому они изуродовали жизнь. И никакой самый хороший адвокат — а там есть хороший адвокат — не в силах спасти Ребекку Линд. Он может помочь ей против ложного обвинения и попытается помочь и дальше, но он не волшебник. И это при том, что против Ребекки никто не устраивает заговора, как и против других жертв, ставших убйцами — рабочих, которые оказались жертвами обыкновенного капитализма , и обыкновенного капиталистического государства.

Есть и другие причины, по которым Валё и Шеваль — не бульварные авторы. Их персонажи не супермены и не суперзлодеи, и если у кого-то много денег, значит, получены они самым гнусным путем — не важно, законно или нет. Еще важнее для меня оказалось то обстоятельство, что, хотя Швеция не принимала прямого участия в агрессии США против Вьетнама и не имела колоний, в этих книгах разоблачается империализм, в том числе со шведским лицом. Если крупный делец в обход закона поставлял оружие колониальным режимам, его покрывают на самом верху, а отнюдь не какая-то кучка заговорщиков. А если в одноименной книге действуют террористы, то их опекун — спецслужбы апартеида.

С другой стороны, когда Ларссон написал свои книги, Швеция уже вовсю помогала США в колониальной войне против Афганистана. Правда, он успел умереть прежде, чем афганцы сумели наглядно показать шведам-оккупантам, как они им благодарны. Первых шведов в Афганистане убили в 2005 году, а последних — пока — в июле 2010.

При этом злодеи у Валё и Шеваль — все доморощенные, чего нельзя сказать о злодеях Ларссона. Хотя заговор возник в недрах шведской тайной полиции, случилось это из-за советского перебежчика — сотрудника ГРУ. Можно сказать, что он -главный виновник всех преступлений, не только тех, которые он совершал сам, но и тех, что совершали покрывающие его шведы. Сюда относится и разветвленный заговор против Лисбет, и масса других преступлений — например, торговля наркотиками, а также женщинами — привезенными из ныне «независимых» бывших союзных республик. Но если кто-то решит, что уж тут-то виноваты и шведы, он опять ошибется — главные злодеи тут два брата-эстонца. Ближайший помощник русского злодея — его сын, родившийся в Германии. А наемные убийцы на службе «плохих» тайных полицейских — сербы. Конечно, сербы, не хорваты же, потому, что они еще и военные преступники, а хорваты военными преступниками не бывают. В общем, положительным героям и супергероям Ларссона впору вчинять иск ГРУ или СССР в целом за все плохое, что случилось с ними.

Ну, вроде и все о трилогии, хотя можно еще многое упомянуть — и чудовище в виде белокурого гиганта, из-за странной болезни нечувствительного к боли — сына главного злодея и сводного брата главной супергероини, и очень вовремя появившегося, чтобы помочь спасти героиню, чемпиона по боксу, и еще много таких же дивных подробностей, но, полагаю, хватит.

Вернемся на грешную землю, а именно, к хвалебной статье товарища Линн Хьорт. Она пишет так о причинах потрясающего успеха трилогии: «Может, читатели жаждали захватывающего сюжета с гуманным содержанием?».Может быть, и жаждали. Но что они получили? Книгу, в которой феминизм сводится к нехитрым составляющим типа: женщина должна сама решать, с кем ей спасть. Отлично. Других проблем, кажется, у женщин нет — если только против них не организуют заговоры. Например, вторая главная героиня — прогрессивная журналистка из богатой и влиятельной семьи. Еще одна героиня учится в университете, и, когда в Швеции ей становится неприятно жить — отправляется в Париж, где продолжает учебу. Автор не задается вопросом, а почему образованных женщин силком или обманом привозят в Швецию из бывшего СССР и образование им не помогает? Еще одна героиня родилась от плохого миллионера и бежала в раннем возрасте из дома. Потом она вышла замуж за хорошего австралийского миллионера, а потом вернулась домой и стала хорошей миллионершей уже в Швеции. Ну, и так далее. Когда героини рассуждают о типичной буржуазной газете, они не беспокоятся о ее содержании — даже прогрессивная журналистка, ставшая в ней главным редактором. Нет, им не нравится, что среди руководства буржуазной газеты мало или совсем нет женщин.

Правда, пару раз эти женщины задумываются о том, что для обеспечения элементарной безопасности женщинам нужны деньги — много денег — а они, даже в Швеции, есть не у всех. Но эти мысли не застревают в головах не у них, не у читателей. Бульварные же газеты плохи только потому, что печатают антифеминистскую клубничку. Из чего следует, что те, кто этого не печатают и не показывают — хороши. Да и как может журналист, пусть и «прогрессивный», выступить против всей системы буржуазной журналистики. Ведь тогда книга вряд ли станет бестселлером, потому, что какие же тогда рецензии?

В заключение хочу отметить еще один случай, когда, по словам Уайльда, жизнь подражает искусству. Речь идет о хакерах, Швеции, прогрессивных женщинах, бульварных газетах, полиции и обвинениях в изнасиловании — короче, о герое Викиликс — Джулиане Эсседже. Вот вам настоящих хакер, который не ворует миллиарды, а разоблачает преступления империализма. И вот вам прогрессивная женщина-блогер, случайно связанная с министерством иностранных дел, которая в Швеции обвиняет этого хакера в изнасиловании, аккурат после того, как Пентагон пригрозил этому хакеру самыми ужасными последствиями. И вот вам бульварная газета, которая сообщает с подробностями об этом обвинении, хотя без источника «слива» в прокуратуре такие сведения получить в Швеции нельзя по закону. И вот вам госчиновники в Швеции, которые тут же выдают ордер на арест этого хакера за изнасилование, разумеется, не имея в виду ничего, связанного с разоблачениями. Заговор это был или нет, гадайте сами, может, хакеры что раскопают. А я так заглянула на прогрессивный сайт, с которого взята эта прогрессивная статья, под названием Viewpointonline и без всякого хакерства обнаружила, что он почти целиком посвящен разоблачению Пакистана, а на закуску — немного антииранской пропаганды, разумеется, под феминистским соусом. В Пакистане много чего плохого, но США тут вроде не причем. В Иране женщин побивают камнями, но США за них заступается, не без отрыва от угроз разбомбить Ирна атомной бомбой, и бомбежек Афганистана, Пакистана, Йемена и т. д., при которых погибают женщины, но это не в счет у подобных прогрессистов. Впрочем, я несправедлива — есть у них, внизу, и кое-что против империализма — хвалят Марка Твена. Да, Марк Твен выступал против некоторых проявлений империализма — прежде всего потому, что считаел их вредными для сетлерской империи США. Но это не мешало ему, например, сочинить о Ближнем Востоке книжку, на которую до сих пор с наслаждением ссылаются империалисты и сионисты. В общем, хвалебная статья о Ларссоне опубликована в самом подходящем месте — на сайте левого империалиста. Что и требовалось доказать — пусть это и не теорема Ферма.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100