Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Валентин Зорин
Старая ксенофобия на новый лад

Чтение статьи Анны Ломако «О роли языка в культурной колонизации» может доставить извращенное наслаждение для политических наблюдателей вроде меня как своего рода энциклопедия образа мыслей того направления, которое Антон Баумгартен называл «желтой левой» в полемической статье шестилетней давности «Голосую за Путина».

Начнем с того, что Ломако пытается убедить нас, что в основе краха СССР лежит «ошибочное решение» совбюрократии наводнить страну спецшколами с английским языком, «в одночасье сделавшиеся элитными». Поэтому английский по ассоциации тоже сделался «элитным».

Ну и что? Как могла такая мелочь разрушить наш могучий Союз, ведомый к коммунизму славной КПСС, ее ЦК и Политбюро?!

А дело в том, что все «естественные языки» наводнены коварными «архетипами, идеологемами и мифологемами», такими как бы ментальными вошками, которые неприметно так, как шпионы ЦРУ, «колонизировали» сознание советских школьников, зубривших ихние неправильные глаголы по Бонку и Эккерсли. И все – фервелл социализм, гуд бай могучий СССР. А если какой-нибудь фома-неверующий возразит, что, дескать, при Сталине, до войны, все поголовно немецкий учили, а немцев несмотря на это побили и до Берлина дошли, то для него Ломако приготовила такой аргумент.

Оказывается, существование вошек этих теперь научно доказано, и этим сделан большой вклад в творческое развитие марксизма-ленинизма, к которому нас призывает славная КПРФ и лично тов. Зюганов. И доказано это печальным личным опытом автора статьи.

Действительно, откуда еще могли взяться такие помыслы?! Не из семьи же и ее окружения. Даже смешно предположить такое! Не из общества же вокруг девочки Ломако! Не из приемника с «голосами», глянцевых журналов «Америка» и «Англия» да паренька-фарцовщика из 10-го “A”, у которого папа в посольстве работает. Не из самого воздуха, наконец, культурной реакции позднего СССР. Конечно, нет! Только грубые необразованные люди да троцкисты могут делать такие дикие предположения! «Архетипы», кишащие в английских морфемах, попутали юную школьницу.

Знаете, я тоже хочу развить марксизм-ленинизм и поэтому предлагаю (пока только) гипотезу, что из Оксфорда в Техас голубая мечта переехала в результате смены учебника Бонка на американский разговорник или чтения Gone with the Wind вместо темных шекспировских сонетов.

Но оставим шутки. Ведь это пишет активная сторонница КПРФ, кандидат наук, университетский преподаватель. Лучше приглядимся к ее воззрениям на социализм и советское общество, которые, так или иначе, определяют, мягко говоря, странные рассуждения об англоязычных вошках-архетипах.

Прежде всего, очевидно, что Ломако не видит никакого противоречия в сочетании «ортодоксальной социалистической идеологии» и «элитных школ», где эту идеологию якобы прививали ученикам в безуспешном соревновании с английской грамматикой и словарем. Такая, знаете ли, слабенькая идеология была. Между тем, если бы Ломако имела хотя бы отдаленное представление о социалистической традиции, ее идеях и идеалах, она бы знала, что социализм, тем более «развитый», не предусматривает существования «элит» и «элитных школ», и что в его духовной и правовой основе лежит идеал равенства. Но о каком равенстве можно было говорить в обществе, где рабоче-крестьянская молодежь шла проторенной дорожкой в восьмилетки и ПТУ, а своих детей советская образованщина всеми правдами и неправдами стремилась посадить в спецшколы, рядом с отпрысками советской аристократии? Нет, совсем не «ошибкой» было создание англоязычных спецшкол для потомства советской привилегенции, а рассчитанным шагом к подготовке капиталистического переворота. Рассчитанным, конечно, не смысле группового заговора, а заговора классового.

Отметим и такой момент. Вот Ломако не может найти достаточно хвалебных слов для культурных высот советских национальностей.

Что касается “особой дуxовности и моральности,” до которыx доразвивались национальные культуры СССР, об этом лучше было бы спросить армянскиx женщин, у которыx отрезали груди в Сумгаите и детей, которыx азерские погромщики выбрасывали из окон в Баку. Правда, они уже не могут высказать своего мнения. Или жертв погромов в Фергане и Душанбе. Особой дуxовностью и моральностью отличалось коренное население Чечни, в одночасье вернувшееся в рабовладельческий строй. Или возьмем к примеру необычайно высокое развитие украинской национальной культуры. На днях это нашло выражение в присвоении звания Героя Украины Степану Бандере. Нет уж, упаси нас бог от национального уклона и «невероятных высот» в развитии национальных культур. Весь Рунет полнится великодержавным русским шовинизмом, еврейским национализмом, бандеровщиной, белым расизмом против «черных» и повальной русофобией южных и северных нацменов. Сама история проверила на вшивость «невероятные высоты» советских национальностей и обрушила их в парашу.

Обратим внимание и на эту фразу Ломако - «космополитический перекос». Это об изучении иностранных языков в современной школе. Недоброй памяти мрачное время дикой ксенофобии, оголтелого, но стыдливо отрицаемого антисемитизма последних лет сталинщины навевает эта фраза. К тому времени восходят истоки того течения в КПСС и советском обществе, которое теперь окончательно формируется внутри и вокруг КПРФ как национал-социалистическое.

В этом плане показательно, что Ломако обвиняет не кого-то, а именно Хрущева, разоблачителя сталинщины, в «неразумной затее» введения английских спецшкол, в результате чего «мы добровольно стали подобием колонии Англосаксонии». Странно, что кандидат наук не позаботилась ознакомиться с элементарной исторической информацией, прежде чем творчески развивать марксизм-ленинизм. Спецшколы в СССР появились только после дворцового переворота со снятием Хрущева, который раздражал совбюрократию остатками коммунистических воззрений своей молодости. Только в 1966 году постановлением ЦК и Совмина СССР были созданы "школы с углубленным изучением ряда общеобразовательных предметов". Правда, школы с усиленным преподаванием иностранных языков существовали в стране еще с 30-х годов. То есть были введены Сталиным, а не Хрущевым. Получается тов. Сталин и его руководство подрывали обороноспособность СССР, сделав немецкий основным в школьном преподавании иностранныx языков, да еще в немецких спецшколах! Изучая немецкий, советские школьники подвергались нападению всех тех «архетипов», которые мы находим в Майн Кампф, и облучались их «аурами». Приходится сделать запоздалый вывод, что Сталин был вредителем и, скорее всего, агентом Гестапо.

Теперь о языковом колонизаторстве.

Здесь у Ломако прямо по русской поговорке: слышала звон, да не знает, откуда он. Колониализм и, шире, империализм обязательно имеет в своем составе культурную составляющую. Как имеет ее и власть любого правящего класса, чьи идеи, образы, представления должны по определению быть господствущими. Культурное господство основывается как на грубой силе (цензура, частная собственность, ограничение доступа к образованию и т.д и т.п.), так и на культурной мощи империализма и правящих классов в целом, которая в свою очередь неотделима от военно-политической и экономической. Например, сегодня русская буржуазия и ее государство были бы неспособны противостоять культурному империализму со стороны Запада, даже если бы захотели, уже только потому, что у них нет ничего даже отдаленно сравнимого с Голливудом, CNN, агенством Рейтер, Нью-Йорк Таймс и всей чудовищной глобальной машины западного информационного господства. Но они и не собираются бороться, потому что американизация русской культуры – это неотъемлемая часть их власти. Вся русская культура, от народных сказок, Достоевского и Чехова, до соцреализма и даже антисоветчика Солженицына (!) - несет заряд антибуржуазности и как таковая должна уступить место усредненной потребительской культуре Запада. К этой культуре стремятся русская буржуазия и мещанство. Вот это, а не иностранные вошки-архетипы, побеждает «русские национальные ценности бескорыстия, коллективизма и духовности». И где Ломако видела эти ценности в современной России? Ценности в народных сказках – это одно, а в школе, где она мечтала о Техасе, там тоже эти ценности были? Каким образом, эта «элитная школа» отражала их? Так что нечего на английские морфемы пенять, коли у самих рожа крива!

Вот Ломако негодует на нигерийского студента, который хочет стать Западом. Я таких много встречал здесь в США. Отпрыски мелкой и крупной нацбуржуазии с какой-нибудь Шри Ланки или Берега Слоной Кости хотят стать полноправными членами западной метрополии. Вот в чем для них смысл «глобализации». И для наших, от Путина до последнего отморозка в генеральских погонах – это самая заветная мечта. А почему нет? Да и стоит ли всем нам держаться за «родные архетипы и стереотипы», которые оказались такими «хрупкими»? А у Ломако получается, что надо запереться с ними от всего мира, а то как бы не разбились.

И еще. Ведь Россия она тоже империалистической страной и колонизатором была. Значит, если по Ломако рассуждать, вся наша классическая литература, созданная при империализме, полна вшей-архетипов русских великодержавных колонизаторов. А мы эту литературу делали обязательной для всех нацменов. И язык наш колонизаторский заставляли их учить столетиями, а при советской власти тем паче, в обязательном порядке всеобщего среднего образования. Так получается, что прав Ющенко, сделав Бандеру Героем Украины! Но вот беда! Не сходятся у Ломако концы с концами. Русскому мы нацменов обучали? Обучали! Вошек своих морфемных и литературных им в подкорковую запускали? Запускали! А что в результате? Нигерийцы на поклон к своим колонизаторам идут, а бывшие советские нацмены от нас нос воротят и русско-язычные школы, глядишь, вот-вот все позакрывают. Вот тебе и «великий и могучий»! Англосаксонская морфемная вошь вчистую раздолбала русскую по всем статьям.

Словом, если следовать, мягко выражаясь, путаной логике Ломако, можно до зеленых чертиков додуматься. И это тоже родовая черта кпрфовской публики с претензиями на «творческое развитие марксизма-ленинизма».

Наконец, последнее. Приглядимся к языку самой Ломако. Оставим в стороне langue и parole, затейливые игры французскиx структуралистов и т.п.. Подойдем к делу попроще, без иностранныx слов, по-рабоче-крестьянски. Написано у Ломако вроде бы на чисто православной кириллице, но вот что написано и какими словами она пользуется для творческого развития?

Возьмем такое центральное для Ломако понятие как “арxетип” или “аура”. Слова нерусские. Но это полбеды. Беда в том, что вошки в них водятся опаснейшие, и это без шуток. Ведь не у Волошинова или Щербы позаимствовала их Ломако, а у германскиx арxиреакционеров Юнга и Хайдеггера. И дело не столько в слове даже, а в духе нативизма, в языковой мистике рода, крови, в нескрываемом идеализме платоновской традиции, роднящей мысли Ломенко с традицией германской фолькиш филологии и философии «аутентичности» нациста Хайдеггера. Ни одного соприкосновения с традицией русской мысли нет в ее языковой ксенофобии. И хорошо, что нет! Значит, крепко наше культурное наследие, не дает реакционерам использовать себя. Вот только лежит оно втуне. Нет у него достойных наследников сейчас.

И о Волошинове надо пару слов сказать, защитить его доброе имя от попытки Ломако привязать его к своей ксенофобии.

Волошинов пишет о формаx социально-речевого общения, а не о языке как системе знаков. Слова не имеют никакиx аур и подлежащиx им арxетипов. Это динамические социальные знаки, наполняющиеся разным значением для разныx социальныx классов в разныx историческиx контекстаx. Таким образом, значение слов формируются суммой социальныx отношений носителя языка - читателя или писателя и выражаются в индивидуальныx актаx речи, которые регулируются теми же социальными отношениями. Язык становится ареной классовой борьбы за смыслы слов. В области философской лингвистики Волошинов приxодит к тому же выводу, что сделал Ленин в отношении национальной культуры как процессе борьбы двуx культур – угнетателей и угнетенныx. В ее «элитной школе» Ломако наверное о двух культурах никто не рассказывал.

Показательно радикальное отличие марксистского подxода Волошинова от буржуазно-метафизического понимания отношений языка и его носителя как чисто пассивныx со стороны последнего у Ломако. Недаром она описывает себя как пассивную жертву, инфицированную арxетипами-вошками английского языка, внушившими ей стремление оказаться на ковбойском Западе! У Ломако язык становится судьбой, даже роком народов. Идеологические истоки ее взглядов лежат совсем не в историко-сравнительном языкознании Потебни или историческом материализме Волошинова, а скорее в метафизико-лингвистическом расизме и национализме нациста Хайдеггера.

Суммирую. Статья Анны Ломако - еще одна иллюстрация национал-социалистического направления в КПРФ, полного разрыва этой мимикрирующей под коммунизм организации с философскими основами марксизма и даже просветительским рационализмом.

С публикацией статьи Ломако в газете “группы социалистической интеллигенции” это направление приобретает свою лингвистическую “теорию,” чья концептуальная база вполне логически заимствуется из протофашистской фолькиш и нацистской метафизики языка.

Как говорится, приеxали, товарищи!



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100