Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Елена Шелестюк
Культурная колонизация или Впечатления от пермского семинара Оксфордского российского фонда

Начну с общих впечатлений. Неделю была в Перми на семинаре Оксфордского российского фонда, бесплатно распространяющего среди российских преподавателей и студентов инязов современную британскую литературу. Представители ОРФ приглашают оксфордских преподавателей для лекций, комментариев о книгах и их рекламы. Они путешествуют по стране, рекрутируют новых участников, наблюдают эффект своей работы; следят, как учителя преподают литературу. Немаловажной частью их работы является сбор комментариев и от русских участников - так они изучают российский менталитет, и, логично предположить, готовятся к более плотной колонизации.

Основательница фонда - Карен Хьюитт, в прошлые годы все время сбивающаяся на политику и проталкивающая березовско-касьяновскую пропаганду (в виде заявлений, листовок, анкет и т.п.), на этот раз была сдержанна.

Итак, на этот раз обошлось почти без политики. Правда, в приветственной речи декан и российские соорганизаторы семинара, "одержимы холопским недугом", заискивали перед англичанами и оправдывались за отсутствие воды и малоблагоустроенные удобства в университетских корпусах особенностями "этой страны" (России). Любопытным показался эпизод с дамой из Белоруссии, которая пожелала, чтобы издержки за билеты ей оплатили не в рублях, а в английских фунтах, так как "Беларусь ближе к Европе". Сама Пермь в первый день осмотра "порадовала" капиталистической неупорядоченностью и дешевой колониальной показухой: при общей обветшалости зданий и разбитости улиц, в центре - зеркальные витрины и непременно англоязычные названия магазинов.

Вообще, надо отдать должное англичанам, организация семинара была прекрасной. Приятные оксфордские преподаватели, помимо хороших лекций представившие еще и сценку по пьесе Стоппарда. В последний день - общий банкет. Все совершенно бесплатно. В семинаре принимали участие 93 участника со всех концов России и даже из СНГ. Были представители из Дагестана, Дальнего Востока, Кабардино-Балкарии, Якутии, Бурятии и т.д. и т.п. Не обошлось и без сюрпризов. "Для наживки" привлекли лектора из Ирландии - левую социалистку. Она была просто великолепна, говорила об истории национально-освободительного и социалистического движения в Ирландии, о патриотических ирландских поэтах и писателях.

Однако с рекомендованной к изучению "современной британской литературой" - большая проблема. Дело в том, что она насквозь фрейдистская, пронизана извращенно-сексуальными мотивами. Почти в каждой книге - гомосексуализм, инцест, откровенный секс, насилие, предательство и т.п., причем преподносится это как вполне житейские, нормальные вещи и ничуть не осуждается. Это, надо сказать, совершенно не свойственно гуманистической традиции русской литературы, к которой наши студенты привыкли со школы.

Несколько примеров. В 'Master Georgie' Бэрил Бэйнбридж в небрежной манере упоминаются детские воспоминания героини, когда ее приемный отец ("хороший человек") на Пасху обнажил перед ней "твердый как морковка" половой орган, "когда почувствовал к этому побуждение" ('...He'd felt compelled to show them me, a thing rigid as a carrot had stuck out between his fingers'). Десятью страницами дальше - рассказ миссис О'Горман, родившей в отрочестве младенца от старшего брата, который потом "заживо похоронил его" на болоте. Главный герой - Mater Georgie - спит буквально со всеми: со своей сводной сестрой, с парнем-слугой, ну и изредка - с женой. Такая вот любовь.

В 'Waterland' Грэма Свифта отец приживает с дочерью сына-олигофрена. Описывается это в возвышенных, "библейских", тонах: 'Once upon a time there was a father who fell in love with his daughter... Now love, which always finds a way, has its stages. It begins with adoration. Then adoration turns to desire, and desire to cleaving, and cleaving to union... To all these stage the daughter assented, because indeed she adored her poor father, and having been his close and only companion since she was a child, how should she know what was natural and what wasn't?... This was the father's wish - he wanted a child, a very special sort of child... - the Savior of the World... Thus the daughter tried hard by two men at the same time (her father and her lover), both of whom she loved, to become pregnant... '. Не менее возвышенно Свифт описывает "детские игры", когда местные детишки раздеваются, юная героиня "экспериментирует" со всеми местными мальчиками, а потом гадает, от кого же у нее ребенок...

Не менее вопиющие моменты встречаются в ‘Headlong’ Майкла Фрейна, ‘The Sea House’ Эстер Фройд и других. И даже если в редких книгах, "рекомендованных к изучению", нет извращений, там непременно есть неприкрытый натурализм. Например, 'Nice Work' Дэвида Лоджа начинается с описания утреннего туалета героя: 'Vic shakes the last drops from his penis, taking care not to sprinkle the carpet', и далее по тексту таких “натурализмов” немало. Представляю, что думают студентки 18 лет, читая такие перлы.

В Англии курс "современной" литературы занимает всего 1 семестр на старших курсах, все остальные годы студенты изучают классику (правда, изредка берут тематические курсы типа "литературы Холокоста"). Несмотря на это, организаторы Фонда настаивают, что наши студенты должны знать именно эту литературу. В результате литература, рассчитанная на зрелых и весьма искушенных людей, преподается 17-22-летним студентам. Русские студенты “плюются”, большинству эти произведения не нравятся. Но все равно они вынуждены их читать: кому же охота получать незачет…

Распространены и антисоветские мотивы. Например, в книге Д. Митчелла 'Black Swan Green' рассказывается об агрессивном подростке, который смакует в своем воображении, как он уничтожает советские МИГи, приканчивает советских летчиков на земле, и, спасши таким образом англосаксонский мир, принимает поздравления от Рейгана и Тэтчер и "великодушно" отказывается от медалей. Из этого пассажа очевидно, что уже в 1980-х в англосаксонском мире мифология советской угрозы была неотъемлемой частью ментальности западного человека, а для детей в детских играх “в войнушку” главными врагами были именно советские солдаты. Ну, так откуда исходила (и продолжает исходить) угроза – из СССР или из англосаксонского мира?

Возникает вопрос: почему для студентов из России подбираются такие книги? Не пора ли вводить цензуру над тем, что читается на факультетах иностранных языков? Мало того, что по телевидению нам показывают низкопробную американскую кинопродукцию, так и в вузах преподают литературу сомнительного идейного содержания. Считаю, что должны быть составлены четкие программы с акцентом на гуманистическую литературу, отображающую социально значимые вопросы.

И еще: очень важно, чтобы и русские эмиссары-культуртрегеры не в меньшем количестве ездили в Германию, Англию и т.п. с пропагандой и распространением отечественной литературы и культуры. Разумеется, пропагандировали не Ерофеева с Пелевиным или Толстую с Улицкой, а истинную литературу, выдержанную в лучших национальных традициях – Бондарева, Распутина, из современных, например, Полякова, Галактионову, Прилепина, Зульфикарова... Тогда это будет похоже на истинный культурный обмен, а не на культурную колонизацию.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100