Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Жильвинас Буткус
На пороге эпохи новых революций

Пришел конец мифу о литовце, на которого можно сваливать все трудности, а он все равно будет терпеть. В истории всех народов есть периоды подъема и есть периоды упадка классовой борьбы. Упадок может продолжаться десятилетиями, после чего для усиления борьбы понадобиться ещё какое-то время. Но раньше или позже он заканчивается. Теперь уже можно обоснованно констатировать, что мы живем в конце периода упадка классовой борьбы.

Череда волнений, начавшаяся в Восточной Европе, достигла Литвы. 16 января в Вильнюсе митинг протеста против «антикризисных» мер правительства, собравший 7 тыс. человек, перерос в массовые беспорядки. Были разбиты окна сейма, митингующие пытались ворваться внутрь. Депутаты боялись подойти к окнам, «чтоб кто-нибудь не застрелил». Разгневанная толпа кричала: «Воры!», «Долой Сейм», «Дайте работу, хлеба и денег». Организовавшие протест профсоюзы, ещё перед акцией заявлявшие, что не хотят повторения рижских событий, не смогли сдержать гнева людей.

Настроения в толпе были самые разные. Развивалось несколько буржуазных триколоров. Были флаги «Фронта» Палецкиса. Попадались люди, которые искали параллели с событиями 1990-1991 гг., дескать, «отцы боролись против русского оккупанта, и теперь молодежь борется против бюрократов». Другие о событиях тех лет даже не упомянули, только ругали власть и называли беспорядки «революцией». Третьи констатировали, что только революция может смести олигархов, а митинг — это только предупреждение. 151 человек во время беспорядков были задержаны, 32 из них арестованы, 34 ранены.

Волнения начались и в Шяуляе, где тоже прошел многотысячный митинг протеста перед зданием местной мэрии. Были попытки ворваться внутрь. В Алитусе толпа на некоторое время заняла здание.

Конечно, как власть, так и буржуазные СМИ сразу стали бредить о «провокациях», о том, что все было подготовлено заранее, и, конечно, о страшной кремлевской руке. Эта свора, как и их кукловоды в кабинетах крупных частных компаний, никогда не признает, что нынешнюю ситуацию создали они сами, начав свои «антикризисные» меры, а также так восхваляемый ими частный капитал, ввергнувший в кризис весь мир. В этих беспорядках нет ничего удивительного. Они укладываются в общую цепочку волнений, начавшихся с «голодных бунтов» третьего мира в первой половине 2008 г., когда в Гаити толпа трудящихся штурмовала дворец президента, когда в Египте рабочие пытались захватить Национальный банк, и т.д., и кончая пока что Исландией, Грецией, Болгарией, Латвией и Литвой. Между прочим, можно было предвидеть ещё в первой половине 2008 г., что волнения перекинутся в более развитые страны (см. „Pasauline krize ir pirmieji sukilimai“). Кризис капитализма неумолимо шагает вперед, и его настоящего удара трудящиеся ещё не почувствовали. Поэтому вероятно, что волнения будут расширяться и обостряться. И никакой кремлевской руки для этого не понадобиться ни в Литве, ни где-нибудь ещё. Даже в самой России.

Конечно, последние события в Вильнюсе, как и в остальной Восточной Европе, - еще далеко не революция. Это лишь стихийный взрыв гнева, которого, как и следовало ожидать, хватило ненадолго. Но беспорядки, стихийные столкновения с полицией показывают распространение и накал протестных настроений, неверие людей в возможность чего-то добиться «правовыми» действиями, крах обычного общественного поведения. Именно эти явления обычно предшествует революциям, ибо они показывают разрыв между массами и существующим режимом, общественным строем. Характерно прозвучал ответ одного участника беспорядков журналистке, когда та спросила, почему он так себя ведет: «А что, молчать?». То есть в беспорядках он видит единственную возможность чего-то добиться.

Такие сравнительно крупные беспорядки в апатичной Литве сами по себе - немалое событиее, показывающее, насколько устали и разочаровались люди среднего возраста, а также молодежь, которая черпает эти настроения у своих родителей. Разумеется, пока в головах недовольных господствует путаница. Среди них находятся все ещё переживающие эйфорию 1991 года и бредящие о «свободе». Другие возмущаются: «За что люди под танки ложились, разве за такую Литву они боролись?». Третьи просто питают иллюзии, что, разбив окна сейма, можно что-то вытребовать у власти. Но с углублением кризиса, с повторением волнений, а следовательно, с накоплением опыта борьбы, болтовня о «свободе» станет все менее актуальной и померкнет перед вопиющими социальными проблемами и возмущением существующим режимом. История учит людей кнутом. Реальность больно вдалбивает им в голову истины, пока они не очухаются, не проснутся, не поймут, что после восстановления капитализма в 1991 г. только такой и никакой другой Литва могла стать, только краем преступников, капиталистов и бедных она могла быть. И она не будет другой, пока существует капитализм. Трудящиеся должны понять, что их ничто не связывает с этим буржуазным государством и оно ничего им не предложит – кроме ещё одной порции слезоточивого газа и резиновых пуль. Теперь приходит время для самых острых уроков такого рода, после которой проснутся даже те, кому ещё снятся сны 1991 года. Это будет большой урок и для тех, кто думал, что беспорядками можно чего-то добиться. Премьер0министр Кубилюс сразу после беспорядков стал размахивать кулаками и кричать, что «антикризисных» мер не прекратит. Может быть, понадобятся ещё одни беспорядки, а может и не одни, пока люди осознают, что только организованной борьбой, имеющей ясную цель, можно чего-то добиться. И целью должна быть не попытка убедить отдельно взятое правительство делать то или сё, а вообще избавиться от этого правительства, избавиться от самого режима, взять власть самим и начать обобществление крупной частной собственности, т.е. отнять у бизнеса предприятия и отдать их народу.

Что касается возможного характера такой революции в Литве, которая если вообще произойдет, то в ближайшие 3-6 лет, то, судя по нынешнему положению, можно предположить, что это будет мелкобуржуазная революция с социал-демократическими целями. Для пролетарской революции условий пока нет. Пролетариат не существует как единое целое, многие уехали на Запад, промышленность вообще неразвита. Пролетариат не чувствует себя сплоченным гегемоном. Тем временем большие трудности переживают педагоги и мелкий бизнес, хотя бы эти самые мелкие торговцы с рынка, которые участвовали в волнениях в Шяуляе и Алитусе. Но ситуация может измениться. Переживщие крах мелкие предприниматели пролетаризируются, потихоньку начинается возвращение эмигрантов в Восточную Европу из Западной, что увеличит классовое напряжение, а социал-демократия, как показывает исторический опыт, не раз предавала трудящихся. Так что условия могут сложиться и для пролетарской революции, а если произойдет мелкобуржуазная, после нее возможна ещё одна волна разочарования и возмущения. Тем более, что кризис ожидается долгий, несмотря на обещания «экспертов», а отдельно взятая Литва слишком мала, чтоб самостоятельно из него выбраться. Если ещё и отключат Игналинскую АЭС, упадок будет обеспечен на десятилетие вперед.

Одно можно констатировать четко: приближается новая эпоха революций во всемирном масштабе, а последняя волна беспорядков в Восточной Европе есть только ее первый признак. Создаются условия для возрождения коммунистического движения, и это лучшая часть нынешнего кризиса, которая может стать ключом к лучшему миру.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100