Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Ирина Маленко
Корейские впечатления

Оглавление

Часть 7. «Из всех искусств для нас важнейшим...»

«Вдумайтесь: под самым боком у Приморского края кипит живая история, немыслимая для сытой расслабленной Европы. КНДР - это один из последних островков в океане всепоглощающей глобализации, отчаянный Давид, противостоящий Голиафу либерализма. Это вам не западное царство потребления и не какие-нибудь космополитичные Багамы. Нам, как бывшим советским, наверное, более понятны "киты", на которых здесь держится жизнь: аскетизм, идейность, любовь к партии. Да, есть вещи непривычные и непонятные. Но в чужой монастырь… Корейцы не экспортируют свои ценности за рубеж. Они просто хотят жить в своей стране по-своему. И имеют на это полное право!»

(Путешествие во времени» Василий Авченко)

…- Ну как, вы уже решили, какую песню вы будете петь? - спросил нас Жеф Боссаут.

- ?????

- В Корее и гостям, и хозяевам полагается во время званого ужина исполнить какую-нибудь песню. Предлагаю нам спеть «Интернационал», потому что, по крайней мере, мы все его знаем.

- Даже если у нас нет голоса?

- Это неважно! Правда, у большинства самих корейцев - прекрасные голоса.

В этом мы имели возможность убедиться, когда для нас спел корейскую народную песню «Ариран» за ужином наш корейский гостеприимный хозяин из Комитета Дружбы с народами зарубежных стран. Сначала он рассказал легенду, связанную с этой песней, а потом встал и запел. Да как! У него оказался настоящий оперный бас, чем-то похожий по тембру на голос нашего Кола Бельды.

Да, корейцы не переставали нас поражать...

Дворец учебы
Дворец учебы

И красотой гигантского (в 200 гектаров!) ботанического сада, где среди прочих 5000 видов растений выращиваются и цветы «кимирсенхва» и «кимченирхва», и новенькой, с иголочки (открытой только в прошлом году, несмотря на нелегкое экономическое положение страны), консерваторией, главное здание которой внутри похоже на дворец, где бесплатно обучаются (и живут в общежитии) наиболее одаренные студенты со всех концов страны, и Триумфальной аркой, которая издалека по виду напоминает парижскую, но больше ее по размерам, а вблизи оказывается чисто корейской по характеру: воздвигнутая к 70-летию со дня рождения Президента товарища Ким Ир Сена, она содержит внутри «десятки светлых и роскошных комнат, балконы, лестницы и современные подьемные установки» («Пхеньян: краткие сведения», 1995, c. 68) , а снаружи украшена многочисленными рельефными скульптурными изображениями, в том числе - 70 цветков азалии, по числу лет юбиляра.... И Народным Дворцом учебы, и новенькой же Электронной библиотекой при университете, и газетными стендами на улице и на станциях метро (какие раньше были и у нас в Москве, только газеты у нас там нет-нет, да кто-нибудь и срывал!), и людьми, не отрывающимися от книг и читающими их даже на ходу! (Вот такого уж вы в «цивилизованном мире» точно не увидите.) И филателистическим магазином, который уже закрывался, когда мы к нему подьехали, но доброжелательные продавцы не только открыли его для нас, а и терпеливо ждали не меньше получаса, пока мы его полностью осмотрим...

Одним из пунктов в нашей программе было посещение Пхеньянского цирка. Поначалу некоторые в нашей группе не выразили особого энтузиазма по этому поводу. «Цирк? Мы же не дети!»- пренебрежительно махали рукой они. Я ничего не стала говорить, решила просто подождать, когда они увидят, что такое НАСТОЯЩИЙ ЦИРК, своими глазами. Дело в том, что большинство цирков в Европе - не стационарные, как у нас, а передвижные, и качество таких цирковых программ, мягко говоря, оставляет желать лучшего. И большинство европейцев другого цирка себе и не представляет, и, естественно, считает его чем-то только для маленьких детей.

И какими же удивленно-восхищенными глазами смотрели в тот вечер мои спутники на знаменитых корейских гимнастов и акробатов! Цирк в Корее - на мировом уровне, такой же, каким был советский, а в отдельных видах программы, может быть, даже и лучше! И атмосфера в нем была НАША, хорошая, советская: среди зрителей - семьи с детьми, включая зачастую все три поколения; целые армейские подразделения (культпоход!); веселый смех на проделки клоуна (корейский клоун вытащил из зала двух зрителей и заставил их устроить матч по таеквондо друг с другом!), аханье и оханье во время «смертельных номеров» гимнастов - и ободрительные, поддерживающие аплодисменты, когда одной из гимнасток номер не сразу удался... Когда мы вышли из цирка, глаза у моих спутников горели от восторга. Такого они еще не видели! И уже больше не задавались вопросом, зачем им дали билеты «на это представление для малышей»...

А какое вкусное в Корее мороженое! Я имела неосторожность выразить желание его попробовать - перед своими спутниками, и наш корейский водитель, который не говорил ни слова на иностранных языках, каким-то радаром почувствовал, о чем идет речь, и тут же, так и не говоря ни слова, купил мороженое для всех для нас - и отказался брать за это деньги, показывая жестами, что он нас угощает... Мы ели это вкуснющее мороженое на площади перед театром «Мансудэ», среди фонтанов - и пытались подсмотреть за нашим гидом, которая забрала у нас бумажки из-под него, чтобы разузнать главный корейский секрет: куда же здесь все-таки выбрасывают мусор? Но эта тайна так и осталась неразгаданной...

Посетили мы в КНДР и промышленные предприятия. Завод по производству электрических кабелей имени 26 марта поразил стерильной чистотой своих цехов, а также тем, что прямо в одном из них был установен... столик для популярного в Корее пинг-понга. Во время обеденного перерыва рабочие могут им воспользоваться, если чересчур «засиделись» у станка. Остальное, увиденное на заводе и рассказанное нам о нем его главным инженером, было в новинку только для моих западноевропейских спутников: и то, что у завода есть свой собственный музей его истории, и передовые красные знамена и ордена, и доска почета, и то, как заводоуправление состоит из «тройки» (дирекция-партком-профком), и роль профсоюзов в социалистическом обществе, и то, что завод ведет свое собственное жилищное строительство, имеет собственный детский сад и собственное подсобное хозяйство... Правда, в отличие от СССР, в КНДР люди состоят членом обычно только в какой-то одной организации - либо в партии, либо в профсоюзе, либо в Комитете женщин, а не во всех сразу, как в свое вреня у нас.

Корейцы неохотно отвечают на расспросы иностранцев о величине своей заработной платы, и это понятно: некоторые досужие гости тут же начинают напрямую сравнивать ее денежное выражение с суммой, получаемой ими самими в своих странах. А сравнивать-то глупо: во-первых, в КНДР еще в 1974 году полностью отменены все налоги (это единственная в мире страна без налогов!), во-вторых, необходимо учитывать в таком случае все блага, предоставляемые здесь людям государством бесплатно или за чисто символическую цену. И посмотреть, какие три шкуры дерутся с трудящихся, получающих такие «высокие» зарплаты в капиталистических странах...

Вот один только пример: «государство закупает рис у крестьян по 42 чона за килограмм, а продает его рабочим ии служащим в городах (в обработанном уже виде) по 8 чон за килограмм, хотя его настоящая цена после очистки- 65 чон» («Do you know about Korea: 100 questions and answers», p. 80). Основные продукты питания гарантированно предоставляются всем гражданам. Хлопок в стране почти не растет, и одежду шьют из ткани на основе виналоновых волокон, изготовленных из антрацита. Повсюду в Пхеньяне я видела многочисленные швейные ателье - которые у нас в стране уже практически исчезли, оставив сотни тысяч женщин безработными...

Студентам и школьникам форма, обувь и учебники в КНДР предоставляются раз в 2 - 3 года совершенно бесплатно, а в остальное время - за полцены. К годовщинам революционных и патриотических праздников государство выдает людям подарки. Медицинская помощь предоствляется бесплатно. По стоимости на душу населения она ежегодно равняется двум средним месячным зарплатам рабочего. Люди бесплатно по 30 дней отдыхают в санаториях. Государство берет на себя расходы по квартпалте: 90% квартплаты в одноэтажных домах и 75% квартплаты в многоэтажках. Крестьяне за предоставляемое им жилье вообще ничего не платят.

Пенсионный возраст - 60 лет для мужчин и 55 для женщин (в «развитых» странах - 65 для обоих, а сейчас уже начинают поднимать пенсионный возраст до 67 и больше лет, причем по достижении этого возраста людей отправляют на пенсию насильно, даже если они в силах продолжать работу и хотели бы этого. В «диктатуре» КНДР выход на пенсию – добровольный!) Широко развито движение молодежи, берущей на себя заботу о стариках, у которых нет близких (и не просто «тимуровцы», как у нас, а корейские молодые люди забирают стариков к себе жить и обращаются с ними как с собственными родителями!). Другое известное движение - молодых девушек, выходящих замуж за военных, ставших инвалидами на воинской службе. Это считается проявлением патриотизма и связи армии с народом.

Рабочий день составляет 8 часов, для работающих на жаре и для матерей 3 и более детей - 6 часов. Работа для детей младше 16 лет запрещена законом.

Кстати, для тех, кто не знал: в КНДР - многопартийная система! В ней существуют 3 партии: Трудовая партия Кореи, Корейская социал-демократическая партия и партия Чондоист Чонгу.

В Пхеньяне и в других местах довольно много нам навстречу попадалось корейских «соотечественников из-за рубежа» - корейцев из Южной Кореи и Японии. Из Японии их даже привозят на экскурсии целыми классами (у корейцев в Японии есть свои школы, где обучение идет на корейском языке, но полноправными гражданами Японии они и по сей день не являются, даже если они там родились - примерно как русские в Латвии). От корейцев КНДР зарубежные корейцы отличаются прическами, одеждой, иногда - даже цветом волос, а среди южных корейцев достаточно много страдающих ожирением (сказывается наличие «МакДональдсов»?). Мы встречались с некоторыми из них во время посещения того или иного достопримечательного места так часто, что под конец уже здоровались! Интересно наблюдать, какую действительно большую работу проделывают в КНДР - и в Китае!- для поддержки контактов с проживающими за рубежом соотечественниками: например, в самолете с нами в Пекин летела целая группа бельгийских подростков китайского происхождения (многие из которых даже не говорили как следует по-китайски) - поездку в Китай для них организовало посольство этой страны в Брюсселе! При этом же посольстве для таких школьников, желающих узнать побольше о своих «корнях», существует специальный клуб. Поучиться бы подобным вещам нашим российским властям и дипломатам, вместо того, чтобы только на словах провозглашать интерес к зарубежным соотечественникам и их проблемам и нуждам! А пока они будут провозглашать свои красивые речи на данную тему, сколько наших Андрюшек и Наташ вырастет в самых что ни на есть натуральных родства не помнящих Эндрю и Натали...

Для человека, не побывавшего в КНДР и не соприкоснувшегося с ее культурой, корейские художественные фильмы могут показаться немного наивными. Но таковы не фильмы, а люди здесь - и не наивны они, а просто чисты душою и помыслами. Конечно, «в семье не без урода», и отдельные эгоистичные типы имеются и здесь, но в целом люди, с которыми мы встречались, были именно такими, как герои корейских фильмов: открытыми, скромными, даже застенчивыми - и искренними. И я по-хорошему завидую романтике отношений героев фильма «Городская девушка выходит замуж», которые, украдкой влюбенно поглядывая друг на друга, вместе убирают на ферме утиный помет! Насколько это приятнее видеть, чем размалеванных «маленьких Вер», которым кто-то все время лезет руками под юбки!

... Рано утром едешь на автобусе по Пхеньяну - и видишь, как со всех его концов стекаются людские реки, к центральному стадиону. Это идут нескончаемым потоком, зачастую- с песнями, пхеньянские школьники: на репетицию знаменитых массовых гимнастических игр «Ариран», которые обычно проходят в конце августа-сентябре. Вечером возвращаешься в город - а школьники все идут... Ни капельки не уставшие, довольные, веселые. Некоторые ждут своей очереди, сидя на травке, оживленно беседуют, смеются. Другие продолжают выполнять прямо на асфальте акробатические кульбиты. Зрелище совершенно потрясающее!

Глядя на насыщенную культурой жизнь миллионов трудящихся людей в КНДР, убеждаешься еще раз в верности слов о том, что «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли..» . Но - больше того: убеждаешься в том, что все это так и может быть в нем!



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100