Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Валерий Косарев
Неловкость рук...
Еще раз о вине – молдавском и Воронина

Кажется, лучшая первоапрельская шутка этого года в Молдове принадлежит воронинцам: слух о том, что несколько лет находившийся в бегах бывший вице-примар Кишинева Анатолий Цуркан именно потому и был объявлен в международный розыск, что его решили выдвинуть кандидатом от ПКРМ на пост кишиневского градоначальника. Впрочем, ко Дню смеха "красные командиры" заготовили целый пакет хохм. Например, с 1 апреля решено индексировать пенсии (по возрасту, по инвалидности и др.), что выдается за их ПОВЫШЕНИЕ. Господа-товарищи-коммунисты наверняка понимают, что увеличение пенсий и их индексация – разные вещи (индексация – это автоматическая мера, связанная с инфляцией, а повышение – особая, из любви к народу), потому и приурочили данную акцию к такой дате. Менее удачной была шутка о самороспуске ПКРМ, чреватая инфарктами и инсультами у самых неразгибаемых сторонников "воронинского социализма". Но, кажется, обошлось.

Первоапрельскую шутку досрочно, 30 марта, выдала и газета "Пульс": опубликовала заметку "Инфотага" о скорой отставке министра иностранных дел (и виртуальной евроинтеграции) Андрея Стратана. Интересно, что этот выпуск бешено пульсирующего комсомольского листка оказался лишен барабанной дроби об успехах. Ибо такие шутки были бы совсем уж неуместны.

Мрачно (на полном серьезе) пошутил лидер Партии социальной демократии Дмитрий Брагиш, призвав Владимира Воронина уйти с президентского поста.

Тишина и Мертвые с косами

Первое апреля позади – шутки в сторону. Если о политической жизни еще можно сказать, что все неопределенно и непредсказуемо, то по экономической части уже есть полная ясность: грозящая катастрофа наступила, и бороться с ней режим не в силах.

Вот почему требование Брагиша об уходе Воронина с президентского поста получилось похожим на удар головой в ватную стенку – ни эффекта, ни звука. Потому что у Брагиша – правота, а у Воронина – СМИ. И вышло как в том фильме: "мертвые с косами – и тишина". Вглядимся в этих мертвецов – я имею в виду пышные воронинские обещания народу, данные и в далекие уже 2000-2001 гг., и совсем недавно, накануне парламентских выборов 2005-го.

Есть такой захудалый даже для молдавских СМИ интернет-сайт – www.pcrm.md. Годами не обновляемый, он, как ни странно, принадлежит правящей партии, которая без умолку говорит о создании в стране "информационного общества". Это общество, отмечу, – тоже один из "мертвых с косами".

Брынза не первой свежести

Главную страницу своей компьютерной агитки воронинский ЦК не освежал с тех пор, как воевал за места в нынешний парламент. Вот как в она звучит:

"Мы добились невозможного!

Мы удвоили государственный бюджет.

Мы вдвое увеличили объем производства в промышленности и в полтора раза – в сельском хозяйстве.

Мы создали 100 тысяч новых рабочих мест.

Мы вдвое повысили реальную среднемесячную зарплату по стране.

Мы более чем в два раза увеличили размер пенсий и стипендий.

Мы обеспечили гарантированным медицинским обслуживанием социально уязвимые слои населения (пенсионеры, дети, инвалиды, безработные), внедрили страховую медицину и восстановили больницы.

Мы добились индексаций и выплаты вкладов населения, обесцененных в начале 90-х годов.

Мы в два с половиной раза увеличили бюджетные ассигнования на образование и науку"...

“Мы, мы, мы...” – и т. д., вплоть до эрзац-евроинтеграции: "Мы подписали стратегический документ – индивидуальный план действий Европейский союз – Молдова".

Выделю особо пикантный блеф: "Мы существенно, почти на 140 млн долларов США, снизили бремя внешнего государственного долга страны. Мы добились стабильности, предотвратили социальную деградацию и восстановили уверенность в будущем".

О стремительном решении приднестровского вопроса, которое Воронин обещал спроворить в первый год нового века, теперь – ни гу-гу. Я уже не говорю о восстановлении социализма – задним числом осознаешь, что вся агитация перед выборами 2001-го строилась так, чтобы о нем ничего не сказать, а после февральской победы лукавый триумфатор открыто отказался от данного обязательства. Как и от вхождения в российско-белорусский союз, и от обещания насчет русского языка...

Как не бывает брынзы не первой свежести, так не добиться невозможного. За давностью не стоит опровергать "свершения" 2001-2005 гг. Но вслед за этой дивной сказкой соискатели нового срока взяли очередные повышенные обязательства, которые – сегодня это яснее ясного – позорно провалили по всем позициям. Вот нечто из "платформы":

Молдова ждет очередных преобразований в следующие четыре года. На этот период Партия коммунистов выдвигает четыре стратегических приоритета:

1. Новое качество жизни.

2. Экономическая модернизация.

3. Европейская интеграция.

4. Консолидация общества".

В долгах платежом красные

По динамике внешнего долга Молдовы хорошо видно, насколько цинична воронинская государственная политика. Прежде всего: по информации Нацбанка, за последние шесть лет внешний долг страны увеличился почти вдвое, на $756,61 млн, достигнув $2 млрд 482,07 млн. Внешняя задолженность росла в год на 10,1%, но – внимание! – за исключением 2001-го (снизился на $44 млн с лишним)  и 2004-го гг. (снизился на $39 млн). Наибольший же рост долга произошел в 2006 г., – по сравнению с предыдущим годом на 19% с лишним. А дело в том, что в 2001-м, взяв власть, Владимир Воронин должен был показать, как он умеет руководить. То же самое ему надо было сделать и перед парламентскими выборами 2004-го. Но, победив, он влез в новые долги, но президентский пиар продолжал твердить об успешном их сокращении. Писали, бахвалясь: "Мы существенно, почти на 140 млн долларов США, снизили бремя внешнего государственного долга страны". Теперь всплыла истина. Сравните: 756 млн реального роста против 149 млн вымышленного снижения!

...И фокус не удался

Бывает, об умелом фокуснике говорят с восхищением: "Ловкость рук и никакого мошенничества". С нашими правителями все наоборот. Даже соврать убедительно не умеют. Сплошное грубое мошенничество.

Теперь вспомним, что импорт в Молдову в два раза превышает экспорт Молдовы, что винное эмбарго Москва пока не отменила, а наша экономика уже рухнула. Следовательно, никакого "разбега", тем более "скачка", как утверждают воронинские пропагандисты, нет; соответственно, нет шансов выполнить хвастливые обещания образца-2005. Нет и потому, что воронинская команда, солгав о создании 100 тыс. рабочих мест в 2001-2005 гг., замахнулась "от достигнутого" на 2005-2009 гг.: это пресловутые "300 тысяч новых рабочих мест и увеличение в три раза среднемесячной зарплаты, которая должна достичь эквивалента не менее 300 долларов".

От недостигнутого к недостижимому

После этакого замаха президент Воронин, затеяв к тому времени политико-дипломатическую войну с Россией, то есть разрушение национальной экономики, дорулился до исчезновения в стране 700 тысяч рабочих мест. А создавались новые рабочие места для молдаван в основном "за бугром", куда он сумел вытеснить больше народу, чем Снегур и Лучинский, вместе взятые. Эту "стратегию созидания" успешно проводят и Кабмин, и внешнеполитическое ведомство, и реинтеграторы-провокаторы, и прорумынская оппозиция...

А как там с "новым качеством жизни", например, обещанием повысить зарплаты до 300 баксов, а пенсии – в три раза? После "первоапрельского повышения" индексированная пенсия в среднем составит чуть более 550 леев. А показатель прожиточного минимума (это когда едва сводят концы с концами) сегодня – 900 леев официально. Неофициально он куда выше, потому что среднестатистический житель Молдовы подвергается повсеместным и постоянным поборам чиновников. Среднемесячная зарплата в 2006 г. была порядка 130 баксов. В 2004-м, помнится, она приблизилась к 100 "зеленым". То есть за два года рост составил $30. Значит, воронинское обещание насчет 300 баксов зарплаты при благоприятных обстоятельствах исполнится через 5-6 лет, а не к 2009-му. Однако благоприятных обстоятельств не предвидится, и вообще – вся эта завлекаловка глупа, как реклама подгузников. Потому что 300 баксов – это, может, и сумма была в 2005 г., однако рост цен и тарифов вкупе с европейскими соблазнами, которыми воронинцы оболванивают население, делает такую цифру ничтожной уже сегодня, а завтра она будет выражать реальную бедность. Потому что для достойной жизни населения мало повышать зарплаты, надо еще снижать цены или хотя бы не давать им расти.

Бочки, полные вина

Скорее всего, информационная утечка от "Инфотага", бесстрашно опубликованная "Пульсом", появилась не зря, и Стратана, дай бог, наконец "уйдут". Чтобы личную вину самодержца перекинуть на одного из "бояр". Кишинев должен хоть как-то подольститься к Москве, а ведь именно Стратан первым назвал российский воинский контингент на Днестре "оккупационным". Именно его заставляли делать в евроструктурах массу скандальных заявлений в адрес России, часто неотличимых от гнусных доносов. Причем часто это происходило тотчас после очередного воронинского заверения о верности стратегическим отношениям с Россией.

Не подумайте, что Сам прозрел, раскаивается и намерен круто изменить внешнеполитическое поведение. Просто если через месяц-другой нам не удастся пропихнуть на российский рынок молдавские вина, то осенью сбор винограда придется отменить. На днях в парламенте прозвучала такая впечатляющая цифра: сегодня запасы непроданного и нераспродаваемого вина в Молдове составляют 32 млн декалитров. Представьте 3,2 млн столитровых бочек. Эта прорва заполняет все емкости, какие только у нас есть. Вино нового урожая сливать будет некуда, да и незачем. Разве что в Днестр, но тогда лишимся и рыбы.

Премьер Тарлев, устраивая агро-агентству "Moldova-Vin" очередной разнос, чванливо разглагольствовал: мол, "Россия преподала Молдове два жестоких урока" – в 1998 г., когда был дефолт, и теперь. Он пояснил, что не следует сбывать все вино в одну и ту же страну, Молдова должна экспортировать на один рынок не более 30% продукции. Оно, может, и так, да ведь дальше он сам себя оконфузил, добавив: Молдова в 2005 г. продавала вино в 16 стран, в 2006-м – уже в 26, но при этом объемы поставок "не возросли" и вообще, внес Тарлев полную ясность, "нам неизвестна также устойчивость этих рынков".

Но если количество адресов растет, однако сбыть больше товара не удается, то это не торговля, а пустое разбазаривание себе в убыток. Пьяному ежу должно быть понятно, что на Западе молдавские вина никогда не найдут спроса, как и в Китае, и в Средней Азии, и на Ближнем Востоке или в Латинской Америке. Дойдет до поиска рынков в Полинезии, где пока что пьют каву... Нам бы ценить неприхотливость россиян и преимущества их бездонного для Молдовы рынка, так нет - всем на беду Воронин затеял "евроинтеграцию".

ПКРМ-овцы и "определенные" волки

Время от времени кишиневским политикам, включая президента, приходится отвечать если не народу, то интервьюирующим их журналистам, как это получилось с отношениями Молдовы и России. Запомнился особо лукавый и витиеватый ответ нашего президента, в котором он выставил себя этакой невинной овечкой, которую едва не едят поедом российские волки. При этом у публики всякий раз хотят создать впечатление, будто, кроме отсутствия вины Кишинева, действуют какие-то неопределенные (именуемые, напротив, "определенными") силы, которые в пику путинской администрации и лично Путину строят нам  козни. Наконец, факт винного эмбарго со стороны Москвы сначала в Кишиневе глупо отрицался, потом оспаривалась правомочность запрета и оценки молдавских "спиртосодержащих жидкостей", а после всего этого начались жалобы на полную неожиданность свершившегося. Во всем этом нет ни ума, ни тем более чести. А в 2005 г., когда шла подготовка к парламентским выборам, воронинцы развязали просто подлую информационную войну против России.

До того, как "процесс пошел"

Между тем вся подоплека событий вполне ясна. Москва не простила, как не простило бы руководство любого государства, вероломный отказ Воронина от "меморандума Козака". В подобных случаях отзывают послов и разрывают дипломатические отношения. То, что Молдову ждут крупные проблемы, если она не изменит курс – прежде всего в приднестровской политике, но имелась в виду и наша геополитическая переориентация, – российские политики и СМИ предупреждали задолго до того, как "процесс пошел". К осени 2004 г., через год после скандально отмененного визита Путина в Кишинев, Приднестровье посетила группа депутатов Госдумы РФ. Потом стало известно, что на экономическую блокаду ПМР Россия готовит "ответные меры". Открыто обсуждалось, какими они могут быть, речь уже тогда шла о торговом эмбарго, молдавских гастарбайтерах в России, введении визового режима и т. д. Ясно, что без одобрения Путина сей механизм никто бы не запустил. Но в Москве не спешили, выжидали, рассчитывая на то, что Кишинев все-таки одумается.

Не одумался, и в феврале 2005-го Госдума приняла постановление, коим обязала правительство разработать систему ответных мер. Обо всем этом сообщалось в прессе и по ТВ, поэтому у Кишинева было и время, и возможности отвратить беду. Между тем Воронин закусил удила. Прессинг на ПМР все больше усиливался, начались переговоры о совместных блокадных действиях с Киевом, а российской группе правозащитников от СНГ запретили въезд в РМ для мониторинга предстоявших в марте парламентских выборов. Как раз тогда, упреждая местных "оранжевых", Воронин перехватил инициативу у Рошки и Урекяна, провел консультации с Саакашвили и Ющенко, нанес молниеносный визит в Киев. Началось совместное украинско-молдавское удушение ПМР, из которого в конечном счете ничего не вышло, и Украина вскоре охладела к "плану Ющенко". Кто же виноват, если в Кишиневе сидят самые несообразительные парни даже по меркам ГУАМа?

Точка невозврата

Тогда, в 2005-м, Воронин очень сильно испугался, что потеряет власть. В одну ночь "красный Савл" превратился в "оранжевого Павла", а его подручные развязали психологический террор, полицейскую слежку и тотальный поиск врагов. Главным врагом оказалась Россия. Как проводили аресты россиян – правозащитников, журналистов, случайных заезжих, как заблокировали на сутки московский поезд на подъезде к Кишиневу, – все это мы помним.

Сегодня, когда до следующих парламентских выборов еще далеко, казалось бы, никому не стоит дергаться. Но вот поди ж ты, обстановка все больше напоминает начало 2005-го. Конечно, дело не в приближении выборов столичного примара. Их воронинцы могут победить, а могут и продуть – здесь им не привыкать. Но ведь совсем недавно они вчистую програли в Гагаузии, где много лет за них голосовало большинство населения. И 3 июня люди будут голосовать не только в Кишиневе – по всем градам и весям. И если повторится хотя бы частично буджакское фиаско, если ПКРМ опять потеряет ряд кресел на периферии, где ее позиции всегда были сильнее, чем в столице, – это будет означать только одно. Точку невозврата. Начало конца. И тогда Воронину и в самом деле было бы лучше оценить по достоинству приглашение Брагиша "на выход".

Нет, я не допускаю и мысли о том, чтобы дотла проигравшийся президент, сам себя скомпрометировав пуще врагов и антропологической обслуги, ушел с поста добровольно. Но есть некий призрачный свет в конце нашего мрачного туннеля. Прочность воронинского режима во многом объясняется тем, что он выдавил из страны массу социально активного населения. Неудивительно, что оппозиция Воронину "за бугром" куда сильнее, чем на родине. Я мечтаю о том, чтобы молдаване-гастарбайтеры возвратились домой и навели здесь должный порядок. Как знать, а вдруг это не утопия? 



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100