Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Дмитрий Якушев
Империализм и пять молодых теоретиков

Широк и разнообразен лагерь борцов с российским империализмом. Кого там только нет. Целый интернационал националистов и сепаратистов. Здесь же демократический Запад, безмерно опечаленный возродившимися имперскими амбициями Москвы, авторитетные международные организации от НАТО и ПАСЕ до «репортеров без границ», бизнесмены, привыкшие дышать воздухом свободы. Есть в этой пестрой компании «леваки» и даже «марксисты». Последним, надо признать, особенно непросто, ведь их вариант антироссийского антиимпериализма должен содержать какую-то экономическую изюминку. Эти очень умные и все знающие люди не могут так запросто выводить российский империализм из факта чекистского прошлого Путина, либо генетических особенностей русского народа, чего вполне достаточно для каких-нибудь примитивных прибалтийско-украинских националистов. Но вот тут-то и проблема. С собственным теоретическим обоснованием антироссийского антиимпериализма у «марксистов» дела обстоят совсем нехорошо. Их попросту почти что и нет. Уже и ждать отчаялись, и тут на тебе. Как гром среди ясного неба появляется фундаментальный труд «Современный российский империализм», подписанный сразу пятью теоретиками одного из комсомолов. Не заметить, и не отреагировать на такое крупное событие было бы, наверное, неправильно. Посему пришлось браться за перо.

Надо полагать, теоретики, обратившиеся к столь сложной теме, люди серьезные, а значит с ними можно по-взрослому, без всяких скидок на возраст и не окрепшую психику.

Статья начинается с каких-то путанных тяжелых фраз:

«Благодаря В.И. Ленину и его книге «Империализм как высшая стадия капитализма» мы много чего знаем как об империализме вообще, так и о конкретном империализме начала 20 века, об истории его возникновения и формирования. Но в вопросе о том, что такое империализм сегодня, опять наблюдается разноголосица».

Ясно только, что авторы, благодаря Ленину «много чего знают об империализме» и одновременно раздосадованы «опять наблюдающейся разноголосицей». Но не совсем понятно, как одно связано с другим. Не видно логики. Каким образом, из этого «много чего знаем» вытекает досада по поводу «разноголосицы». И только хорошенько подумав, начинаешь понимать, что авторы искренне убеждены, что, если им кажется, что они что-то знают, то этого вполне достаточно, чтобы пресечь всякую возможность для появления другого мнения. Отсюда и досада по поводу «разноголосицы». Действительно, какое другое мнение, когда группе теоретиков все уже известно. И не просто известно, а прямо от Ленина. Они уже прочитали соответствующее место в соответствующей книжке. И тут на тебе, какая-то «разноголосица». С какой собственно стати!? Остается только удивляться легкости, с которой юные теоретики назначили себя истиной в последней инстанции.

Если согласиться с тем, что человек – это стиль, то что можно сказать о группе теоретиков, чей стиль – это даже не эпигонство, а какая-то дурная, нелепая пародия. Во время чтения текста невозможно отделаться от чувства, что автор позирует перед зеркалом, воображая себя ни то членом грозного революционного трибунала, ни то - самим вождем мирового пролетариата:

«Одним из наиболее одиозных представителей этого национал-патриотического направления в коммунистическом движении является бывший член РКРП-РПК Дмитрий Якушев, исключенный из партии за антипартийную пропаганду и антиуставную деятельность около двух лет назад. Якушев представляет собой в высшей степени типичный пример того, как словесное признание марксизма привело на деле к превращению его в социал-шовинизм и красный путинизм».

Увлеченный интонацией и собственной позой перед зеркалом автор заговаривается и, очевидно, уже не понимает смысла произносимых фраз. В итоге получается, что «словесное признание марксизма» ведет на деле к социал-шовинизму. Так что, товарищи марксисты, никогда словесно не признавайте марксизм и, вообще, не признавайтесь, а то ваш марксизм превратиться в путинизм. Надо понимать, что самое безопасное место для марксизма находится дома на кухне.

Пытаясь изобразить из себя диалектиков, комсомольские теоретики утверждают:

«Так мыслит метафизик для него вещь либо существует, либо не существует, и точно также вещь не может быть самой собой и в то же время иной».

Существует «вещь» или нет, и возможность одного и того же предмета совмещать в себе противоположное, быть одновременно и тем и другим – это, согласитесь, не одно и то же. Если какой-то «вещи» нет, то ее нет для любого нормального человека, а не только для метафизика. Например, у группы комсомольских теоретиков нет ума. Этот печальный факт придется признать совершенно категорически. Поскольку нет, так нет и ничего сделать тут уже невозможно.

Испытывая очевидные сложности с выражением своих мыслей средствами русского языка, авторы вынуждено прибегают к небольшому плагиату, превращая местами свой текст в компиляцию из чужих высказываний. Так Виктор Шапинов и редакция сайта «Коммунист.ру» уже попеняли группе теоретиков, по поводу использования раскавыченных кусков из их статей, как своих собственных.

Эх, что там этот Шапинов - не велика птица. С такой же легкостью пять комсомольских теоретиков обращаются и с Лениным. Они ведь, наверное, в глубине души догадываются, что являются не очень умными людьми. А Ленин, он умный - это всеми признано. Значит нужно просто взять у него немного текста и выдать за свой. Все гениальное просто. Вот цитата из работы пяти комсомольских теоретиков:

«Капитализму вообще присуща тенденция отделения собственности на капитал от применения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного, отделение прослойки рантье, живущих стрижкой купонов от непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц».

А вот, как писал Ленин в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма»:

«Капитализму вообще свойственно отделение собственности на капитал от приложения капитала к производству, отделение денежного капитала от промышленного, или производительного, отделение рантье, живущего только доходом с денежного капитала, от предпринимателя и всех непосредственно участвующих в распоряжении капиталом лиц».

Святая простота с воровством в одном флаконе.

Этого, наверное, было бы и достаточно. Но мы из уважения к поднятой теме все-таки продолжим и перейдем к собственно содержательной стороне вопроса. Коллектив авторов пытается доказать читателям, что Россия – империалистическая держава, а потому и отношение к ней должно быть соответствующее. Алгоритм, на котором авторы строят свою доказательную базу прост. Империализм – это монополистический капитализм. Так? Так. В России есть монополии? Есть. Следовательно, в России есть империализм. При этом рядящиеся в диалектиков теоретики ограничиваются внешним поверхностным описанием этих монополий, практически никак не рассматривая их происхождение, форму собственности, характер деятельности, взаимоотношения друг с другом, словом, не делая той работы, которая и есть движение от абстрактного к конкретному, и которую обязан проделать любой диалектик.

Начиная рассматривать российские монополии или крупные корпорации представляется, что, прежде всего, их нужно разделить на государственные и частные. Отношения между теми и другими очень непростые. Если в 90-е годы, в период бурной приватизации, государственная собственность являлась объектом неустанной охоты и считалось, что ее уничтожение является лишь вопросом времени, то сегодня ситуация кардинально изменилась. Газета «Коммерсант» 19.12.2006 пишет: «В настоящий момент на долю государства приходится 39% от общей стоимости акций 20 крупнейших российских компаний, торгуемых на РТС (меньше трех лет назад этот показатель составлял только 10,8%)». Соответственно изменилась и политика. Опираясь на окрепшую мощь госкомпаний Российское государство начало проводить независимую внутреннюю и внешнюю политику. Это, естественно, ударило по частным корпорациям, так как, во-первых, сократилась возможность (но не исчезла) для захвата новой госсобственности, а во-вторых, сами государственные компании стали наступать на частников, забирая у них лакомые куски. «Юкос» и «Сахалин-2» наиболее известные случаи.

Особенностью частных российских корпораций является их изначальная враждебность собственному государству, вызванная как способом появления на свет, так и последующей хозяйственной практикой. Соответственно их идеал – это слабое, коррумпированное, децентрализованное государство, которое никоим образом не сможет стать помехой безудержному разграблению природных богатств страны. Все эти ребята очень быстро сообразили, что в современном мире крупный частный бизнес может быть успешен только при условии, что будет признан на Западе и соответственно интегрирован в международные бизнес-структуры. Настоящие гарантии большой частный бизнес может получить только там. И, если такие гарантии получены, то никакое российское государство, как защитник и лоббист ему даром не нужно. В лучшем случае ему нужен небольшой силовой аппарат по защите находящегося в России имущества от нищего местного населения.

Уверенные, что для доказательства империализма «необходимо привести как можно больше статистических данных по поводу российских монополий» пять теоретиков старательно переписывают несколько десятков наименований из составленного РБК списка «800 крупнейших компаний России в 2006 году». Правда, что делать дальше с этим богатством они не знают, так что не ясно, зачем, собственно, переписывали. О факте присутствия в России крупных компаний знает любой школьник. Интересно получить хоть какие-то качественные характеристики этих компаний. Видимо, чувствуя бестолковость собственных действий авторы сетуют:

«К сожалению, эта статистика не отражает взаимосвязей различных предприятий. Так, например, холдинг АФК "Система" владеет 50,4% акций крупнейшего оператора сотовой связи МТС, то есть в данном случае перед нами не две конкурирующие монополии, а "мать" и "дочка". Такая же ситуация имеет место и во всех остальных отраслях».

Не густо. АФК «Система» владеет МТС, но кто владеет самой АФК «Система» и куда ведет вся эта «система участий», которая, как правильно заметил коллектив авторов, «имеет место во всех остальных отраслях»? Даже если пользоваться открытой, имеющейся в газетах информацией, то не трудно увидеть, что подавляющее большинство крупных российских компаний принадлежит западным фирмам. Чтобы убедиться в этом просто возьмем подшивку «Ведомостей» за любой месяц и полистаем.

«Выручка люксембургской компании EurazGroup(владеет крупнейшими металлургическими предприятиями России – Д.Я.) за 2005 год – 6,5млрд. долларов, чистая прибыль – 905млн.долларов. В 2005 г. Произвела 13,8млн. тонн стали, 12,3 млн.тонн проката. 14,3% акций торгуется на LSE (Лондонская биржа – Д.Я.). 82,6% акций «Евраза» принадлежит кипрской Lanebrook. 50% ее долей контролирует «Милхауз», 50% - Александр Абрамов и Александр Фролов. Капитализации на LSE – 8,93 млрд». («Ведомости» 12.12.2006)

«ЗАО «Газметалл» владеет 81,51 акций Лебединского ГОКа и 78,71% акций Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК). Эти предприятия вместе с Михайловским ГОКом и «Уральской сталью» производят более 40% железнорудного сырья в России…выпускают более 6 млн. т стали в год (5-е место по России)… По 50% акций Газметалла находится у двух кипрских компаний – Seropaem Holdings Ltd и Sam Invest Co. Ltd». («Ведомости» 11.12.2006)

«АФК «Система» планирует в ближайшие два-три года слиться с крупной зарубежной компанией, заявил вчера президент АФК «Система» Александр Гончарук… У Фридмана (совладелец Альфа-групп) схожие взгляды на развитие, он считает, что осталось два года, чтобы стать частью чего-то большого – заметил Гончарук Нам хотелось бы участвовать в этой консолидации, превратиться в акционера международной компании». («Ведомости» 22.12.2006)

«Русал», «Суал» и Glencore подписали договор о создании объединенной компании «Российский алюминий» …компания станет крупнейшим производителем глинозема и алюминия в мире… сама United Compani Rusal Ltd уже зарегистрирована на о. Джерси». («Ведомости 21.12.2006)

«Крупнейшая в мире алюминиевая корпорация United Compani Rusal, которую сейчас создают Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Леонард Блаватник и Glencore получит прописку на британском острове Джерси». («Ведомости» 8.12.2006)

«ОАО «Евроцемент групп» объединяет 16 цементных заводов России, Украины и Узбекистана. В 2005 году компания произвела 22,5 млн. тонн цемента. По данным «СПАРК-Интерфакс» на август 2006 года 71,4% акций «Евроцемент групп» принадлежали кипрской GFI Investment, 23 ,8% акций GLK Investment...» («Ведомости» 4.12.2006)

Покопавшись в сети можно найти информацию практически по всем крупным частным российским предприятиям, и убедиться, что конечные их владельцы находятся за пределами Российской Федерации. Это относится к бизнес-империям Фридмана, Мордашева, Потанина, Абрамовича, Дерипаски и большинства других крупных российских бизнесменов. Своей российской собственностью они владеют не напрямую, а через зарегистрированные на Западе фирмы, спрятав ее, таким образом, от российского государства и народа. Попробуй, отними. Жаловаться пойдут не в Басманный суд, а в международные арбитражы.

Так крупнейший мировой производитель алюминия United Compani Rusal, владеющий российской алюминиевой промышленностью, будет зарегистрирован на английском острове Джерси, а крупнейшим акционером этой корпорации будет принадлежащая Олегу Дерипаске компания EN+, управляющая основными дерипаскиными активами. Крупные российские капиталисты не только давно вывели на Запад права собственности на свои предприятия. Одновременно продолжается процесс слияния с западными компаниями, превращающий российскую промышленность в подразделение крупнейших транснациональных корпораций, а российских капиталистов - в их представителей на территории России.

Бывшая «Тюменская нефтяная компания» давно превратилась в «ТНК-БП», крупнейшим акционером «Лукойла» является американская ConocoPhillips. Контрольный пакет лидера российской лесоперерабатывающей промышленности компании «Илим Палп» в 2006 году был продан американской International Paper. Комментируя эту сделку, выпущенный издательским домом «Коммерсант» альманах «Коммерсант – Первый рейтинг» пишет:

«Сделка на $750млн. с International Paper – завершение истории о том, как из-за неспособности государства обеспечить легитимному собственнику правовую и политическую защиту владельцы «Илим Палп» предпочли передать бизнес в СП с конкурентом, работающим в основном в более комфортной правовой и политической реальности. На деле это всего лишь плохая история с относительно хорошим финалом для всех».

В этой же статье альманаха чрезвычайно показательно прокомментированы еще два важных события экономической жизни. Вот, что издание российского бизнеса пишет о несостоявшейся сделке между «Северсталью» и Arcelor:

«Алексей Мордашев, глава российской «Северстали», имел все шансы стать коллегой Романа Абрамовича – давно уже не российского, а, по сути, западного инвестора в России: слить Arcelor и «Северсталь» в единую компанию, получив шансы на то, чтобы в будущем стать ее владельцем и управляющим».

Стать «западным инвестором в России» - вот он высший пилотаж и верх желаний крупного российского бизнесмена. И здесь же рядом совсем в других тонах говорится о покупке государственным «Газпромом» контрольного пакета в проекте «Сахалин-2» у американской Shell:

«Для экономики России подобная сделка – долговременное снижение доверия к русским, как к партнерам по бизнесу… К несчастью для граждан России, национализация «Газпромом» «Сахалина-2» практически неизбежна. В лучших традициях к давлению на Shell подключается вся репрессивная мощь Российской Федерации…2007 год будет проходить под знаком «Сахалина-2»: построение «суверенной демократии» несовместимо с той моделью развития экономики, о которой так часто говорят в правительстве… За все надо платить, в том числе и за ошибки и злоупотребления собственной власти».

В этих двух небольших комментариях полностью раскрывается весь современный крупный частный российский бизнес, который действительно давно уже «не российский, а, по сути, западный инвестор в России».

В поисках российского империализма коллектив молодых авторов не стесняется откровенно фантазировать:

«История фондового рынка в России насчитывает около 12 лет. За этот период рынок ценных бумаг (то есть претензий на собственность, на капитал) прошёл путь от чековых аукционов до создания развитой и мощной биржевой инфраструктуры, способной поспорить с торговыми площадками ведущих западных государств».

Откуда взяли такую чепуху? Сколько российских компаний входит в список 500 крупнейших компаний мира? По версии Financial Times в 2006 году таких было всего 6. Крупнейшие компании мира размещают свои акции на ведущих биржевых площадках, главным образом, в Лондоне и Нью-Йорке. На российских биржах никто кроме российских компаний своих акций не размещает. Уже, из одного этого ясно, что российские и крупнейшие западные биржи - величины несопоставимые.

Более того, российские компании сегодня большую часть своих акций размещают не в России, а на западных биржах. Чтобы местный фондовый рынок и вовсе не закрылся, в 2006 году был принят закон, обязывающий российские компании размещать не менее 30% предлагаемых к продаже акций на местных биржах. Газета «Финансовые известия» пишет о российском фондовым рынке:

«Только с этого года в стране вступил в силу закон, согласно которому компания обязана предложить местному фондовому рынку не менее 30% от всего объема предлагаемых к продаже акций. Остальные можно продать еще где-нибудь - на Лондонской фондовой бирже, так любимой россиянами. Особенным патриотизмом отличилась "Роснефть". Эта государственная нефтяная компания продала акций на $10.6 млрд., причем почти на $4.24 млрд. на российском рынке, таким образом перевыполнив план на 10%. Остальные в особой любви к российскому фондовому рынку замечены не были, хотя и исправно выполнили требования Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР). В итоге, по данным Олега Вьюгина, руководителя ФСФР, около 40% от всех размещений акций и облигаций российских компаний прошло на нашем рынке». («Финансовые известия» 01.12.2006)

Отсюда нетрудно понять, что 60% своих акций российские компании размещали на западных биржах. В итоге капитализация компаний торгуемых на крупнейшей российской бирже ММВБ к концу 2006 году равнялась $516млрд., а капитализация компаний торгуемых на лондонской бирже достигает $7,2трл. Об Уолл-Стрит и вовсе нет смысла говорить.

Таким образом, очевидно, что российские частные монополии – это вовсе не те национальные корпорации, которые, опираясь на российское государство, ведут жесточайшую конкурентную борьбу с другими, примерно равными им по силам государственно-монополистическими союзами, как это, очевидно, представляют комсомольские теоретики, желающие все подвести к знакомой по учебникам старой схеме. Российские монополии, по сути, уже являются работающими в России подразделениями западных корпораций. Отсюда их перманентный конфликт с местным государственным аппаратом.

Ленин писал, что «Финансовый капитал – такая крупная, можно сказать решающая сила во всех экономических и во всех международных отношениях, что он способен подчинять себе даже государства, пользующиеся полнейшей политической независимостью». В мире существует три основных центра концентрации финансового капитала: США, Япония и Западная Европа. В этом нетрудно убедиться, посмотрев на списки крупнейших компаний и банков мира.

В этих условиях создание госкомпаний в странах, находящихся за пределами империалистического центра, является для национальных правительств и национальной буржуазии едва ли не единственным способом сохранить контроль хотя бы над частью экономики страны. Национализации и создание госкомпаний, государственных монополий применяли все правительства стран третьего мира, желавшие проводить независимую политику. Само по себе создание государственных монополий, не меняет место страны в мировой империалистической системе, но способно существенно ограничить негативное воздействие этой системы на нее. Национализации и укрепление госкомпаний, проведенные российским правительством, являлись с его стороны совершенно вынужденной мерой, без которой Кремль попал бы в полную зависимость, а следующих российских президентов ставили бы западные банки и транснациональные корпорации. Интересно, как под давлением этой необходимости эволюционируют взгляды российских властей. Так один из идеологов нынешнего режима, в прошлом неолиберал и почитатель Пиночета Михаил Леонтьев в комментариях для сайта КМ.ру с одобрением высказался о социалистическом повороте Чавеса:

«Уго Чавес провозглашает социализм. Это не социализм в том смысле, в котором мы привыкли его понимать. Это вполне нормальная, ответственная, неволюнтаристская политика, которая будет иметь достаточно большое влияние на Латинскую Америку, потому что кубинский опыт был ассиметричным… В этой системе есть составляющие, которые имеют право на жизнь. Первая из них – проведение политики более или менее независимой от монополий, в первую очередь американских. Второе – это социальное перераспределение, то есть усиление социальной направленности. Обычно в этих странах существует пара-тройка отраслей, которые являются монокультурой и которые очень зависимы от внешней конъюнктуры. Эти отрасли в значительной степени огосударствливаются путем национализации либо путем подчинения политики предприятий какой-то государственной стратегии. Это, безусловно, заслуживающая уважения политика. В ней нет ничего зазорного… Курс социализма у нас ассоциируется с некой «бякой». На самом деле никакой особенной «бяки» от Чавеса с точки зрения национализации малого бизнеса, запрещения частного предпринимательства ожидать не следует. Нет никаких оснований полагать, что он будет свертывать частную инициативу. Речь идет именно об усилении стратегического контроля над основными ресурсами Венесуэлы со стороны государства и о социальном пакете. Флаг им в руки!».

Коллектив авторов, считающих себя ленинцами и диалектиками, совершенно не по-ленински и не диалектично понимает империализм, как стадию развития национальных экономик, а не как единую мировую систему. Авторы рассуждают:

«Если российский капитализм достиг империалистической стадии своего развития, то нашей ближайшей задачей должна быть социалистическая революция и на пути к ней никаких промежуточных ступеней нет. Если же российский капитализм не достиг империалистической стадии, является домонополистическим капитализмом, то значит, мы можем сформировать союз с какой-нибудь "прогрессивной" частью буржуазии для совместного ведения национально-освободительной борьбы».

Очевидно, в этих рассуждениях нет ни грамма диалектики и ленинского понимания империализма. Ленин писал о «монополистических союзах капиталистов, делящих мир», о единой мировой системе, в которой страны делятся на богатых и бедных, на тех, кто грабит, и кого грабят, а вовсе не на тех, кто уже дорос до империализма, и кому еще только предстоит это сделать. Империализм, тем более в развитой форме, это не свойство одной страны, а мировая система, где у каждого есть свое место. В зависимых и колониальных странах, хозяйничанье империалистических монополий приводит к диспропорциям развития, к закреплению отсталости, к «развитию неразвитости». В России под давлением империализма развился сильный перекос в сторону топливно-энергетического комплекса. Очевидно, что, если падет сопротивление национального правительства империалистическому давлению, то в короткий срок будут добиты авиа- и автомобилестроение, ВПК и сельское хозяйство, а экономика России превратиться полностью в моносырьевую.

Очевидно, что по месту в международном разделении труда, по структуре экономики, по объему ВВП на душу населения Россия ближе латиноамериканским и азиатским странам, чем Западной Европе и США. Отсюда и классовая структура общества у нас должна быть ближе к Латинской Америке, чем к Западной Европе. Касаясь качественной характеристики современной буржуазии, коллектив авторов пишет:

«В условиях империализма, в эпоху "великого капиталистического интернационала" делить буржуазию на "компрадорскую" и "национальную" есть бессмыслица, особенно если речь идёт об империалистической стране».

Внешне такие заявления звучат супер радикально и революционно, а на деле сплошь и рядом ведут к сотрудничеству с самой реакционной империалистической буржуазией. Происходи это как раз из-за отказа дифференцировать буржуазию, выделяя менее и более реакционные ее группы. Леваки, привыкшие мазать все без разбора одной краской, чудесным образом оказываются, то в лагере врагов Альенде и Чавеса, то среди сторонников Ющенко и Касьянова. Еще бы, ведь по их мнению «делить буржуазию есть бессмыслица».

Между тем, коммунисты Латинской Америки написали немало замечательных работ по природе буржуазии зависимых стран. Так видный деятель международного коммунистического движения, один из лидеров компартии Уругвая Родней Арисменди делил буржуазию Латинской Америки даже не на два, а на три больших отряда: национальную, крупную соглашательскую и крупную продажную. С первой допускался союз, со второй – тактические соглашения. В работе «Общие положения и национальные особенности программной декларации коммунистической партии Уругвая» Родней Арисменди дает замечательные характеристики разным группам буржуазии, чрезвычайно актуальные для сегодняшней России:

«Программная декларация уделяет особое внимание оценке отношения пролетариата к национальной буржуазии, выяснению характера различных слоев этой буржуазии в зависимости от их позиции, которую они занимают перед лицом империализма, особенно империализма янки, а также в зависимости от места этих слоев в общественно-экономической структуре страны. Исходя из характерных черт капиталистического развития в стране, Программная декларация определяет как национальную ту часть буржуазии, интересы которой сильно ущемляются империализмом, в первую очередь североамериканским. В основном это средняя, особенно промышленная буржуазия. Декларация рассматривает ее как возможного союзника пролетариата по демократическому фронту… Программа подразделяет крупную буржуазию на продажную и соглашательскую в зависимости от связей с империализмом и места в общественно-экономической структуре страны… Ни один из этих слоев в целом с точки зрения стратегической цели нельзя рассматривать как возможного союзника пролетариата. Однако между этими двумя слоями крупной буржуазии существуют заметные различия, определяющиеся отношением каждого из этих слоев к империализму. Пролетариат должен учитывать эти различия в своей тактике…». (Родней Арисменди. Проблемы Латиноамериканской революции. Москва, 1964. стр. 309-310)

Особенно важным и правильным в этом анализе представляется оценка различных групп буржуазии с точки зрения их отношения к империализму, как доминирующему фактору или тотальности. Здесь ключ к единственно правильной тактике коммунистов на современном этапе. При таком подходе все становится на свои места. Пролетариат занимает позицию радикальной антиимпериалистической силы, предлагающей народам социализм, как единственную альтернативу империализму. Другие классовые силы пролетариат оценивает в зависимости от того, как далеко они готовы идти в борьбе с империализмом.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100