Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Дирк Ниммегеерс
Как китаец среди китайцев
Франк Виллемс: знаток Китая с критическим взглядом.

(окончание, начало см. здесь и здесь)

- Что знают китайцы о внешнем мире?

- По китайскому телевидению показывают много зарубежных новостей. Мне не всегда легко их понимать, я чаще смотрю англоязычные каналы. Качество телепрограмм, кстати, на редкость низкое. Хуже просто некуда. Но у них есть специализированные каналы. Там можно найти что-то интересное. Зарубежные новости практически всегда связаны со странами, событиями и конфликтами, к которым Китай имеет непосредственное отношение, или же там есть у него какие-то интересы. Подробно рассказывается о поездках руководителей страны, которые, к слову, путешествуют намного больше, чем наши политики. В таком случае подробно рассказывается о стране визита и о ее отношениях с Китаем. Программ общего характера обо всем мире я видел мало. За исключением Ирака. О нем говорят много. Если у китайцев есть возможность показать, в какую трясину загнали себя американцы, они такую возможность не упустят. О Палестине говорят очень равнодушно, о ней редко подробно заходит речь. У них хорошие отношения как с палестинцами, так и с Израилем, и они не хотят провоцировать ни одну из сторон. Популярная тема - борьба с террором. На западе Китая, где проживают тюркоязычные меньшинства и в меньшей степени - иранской группы, беспокойно, часто бывают теракты, есть подпольное сепаратистское движение. Это делает китайцев очень чувствительными к данной теме. Они полностью поддерживают эту борьбу. В их глазах Афганистан полностью подпадает под определение терроризма, и они полностью поддерживают происходящее там. Действительно, западная граница Китая нестабильна. И что будет с Тибетом, где я, кстати, недавно побывал, тоже не до конца ясно. Там сильны антикитайские настроения, в особенности после того, что произошло в годы «культурной революции». Очень свежи в памяти у людей нападки на их религию. И при этом, несмотря на все, Далай Лама остается популярным. В обоих этих регионах может случится всякое, и китайцы намерены любой ценой это предотвратить, отсюда их поддержка борьбы с терроризмом.

Интересна Северная Корея. Когда там прошли ядерные испытания, об этом говорили очень много. Они были очень этим рассержены. Китай - абсолютный сторонник безьядерного Корейского полуострова. Так как они считают, что это даст США и Японии предлог для того, чтобы в Японии тоже разместить ядерное оружие или послать туда американские миноносцы. Судя по всему, северные корейцы не предупредили китайцев заранее о своих планах ядерных испытаний. Партийцы, с которыми я беседовал, выражались так: «Они нас обманули, и пусть теперь получат заслуженное наказание!». Сейчас все немного успокоилось, но, судя по всему, это могло вылиться в серьезный конфликт между Китаем и КНДР.

Многие говорят: «Америка хочет властвовать над миром!». Другие говорят: «Ах, да ничего, переживем как-нибудь! Нам все равно придется с ними дружески сотрудничать». Китайцы сегодня намного больше боятся Японии, чем Америки. Не забыто военное прошлое, и у многих молодых людей по-настоящему антияпонские настроения. Например, в Шеньяне несколько лет назад открылся новый музей японской оккупации Маньчжурии. Я там был. Настоящая антияпонская пропаганда, где речь идет не о японских фашистах, а о нынешней Японии, в духе: «Мы должны быть с ними осторожными, они могут вернуться!». И это в новом музее! Это заставило меня призадуматься.

- А что они думают о Европе?

- Там, где я сейчас живу, о Европе знают очень мало. Они знают, где находятся Германия, Франция, Англия, но когда я, например, спросил одного из студентов, на скольких языках говорят в Европе, то получил неуверенный ответ: «На четырех? На пяти?..» Знают лишь пару стран. В Маньчжурии не было такого большого сотрудничества с Европой. Оно только сейчас начинает развиваться. В городе почти нет иностранцев, только небольшое число корейцев. А их трудно отличить от корейцев китайских. Последние составляют влиятельное этническое меньшинство. В Шеньяне есть корейские кварталы, с надписями и вывесками на корейском языке . Там нельзя делать различия между корейцами-китайскими гражданами и собственно корейскими подданными. Но кроме них, как я уже сказал, иностранцев нет, и поэтому ты везде бросаешься в глаза. Жизнь кругом - обычная китайская, нет никаких специальных условий, созданных только для иностранцев. Поэтому там и так интересно жить. Лучше, чем в Пекине или Шанхае, где многое сделано специально для иностранцев. В Шеньяне мы пробуем подлинную китайскую жизнь.

- Так что же в Китае - капитализм, социализм или и ни то, и ни другое? Наши СМИ пытаются чаще всего показать Китай капиталистическим, а каково ваше мнение?

-Я не думаю, что сегодняшний Китай - капиталистическая страна. У власти находится компартия, все главные предприятия продолжают оставаться в руках государства, которое в силу этого по-прежнему в состоянии руководить экономикой и задавать ей такое направление, которого желают коммунисты. Эта сильная рука государства, кстати, не объясняет экономического успеха Китая.

- Тогда это - социалистическая страна?

- Если вы имеете в виду классический социализм, такой, который знаком нам по СССР и странам Восточной Европы, то нет, Китай страна не социалистическая. Государственные предприятия на сегодня составляют лишь 1/3 экономики страны. Плановая экономика официально отменена. Остаются различные государственные меры вмешательства, но их не называют планом. Они даже ведут речь о «социализме по-китайски», потому что это что-то такое, чего раньше еще не существовало. Они также именуют это «первой фазой социализма». Они рассуждают так: «Мы отстаем экономически от развитого мира. Мы готовы на этом первом этапе временно отказаться от каких-то наших принципов ради быстрого экономического развития. В определенной степени мы отдаем экономику в руки частных предпринимателей, но не совсем». Переориентация 2002 года была первой попыткой корректировки курса. Но основная линия «рыночной экономики» не ставится под вопрос и новым правительством. Сами они говорят, что эта первая фаза - дело временное. Но длиться она будет, по их мнению, не менее 100 лет. И вполне может случиться что «по пути» компартия забудет о социализме, или что новая буржуазия свергнет коммунистов. Есть много факторов риска, подтверждающих, что такая дорога к социализму далеко не гарантированна. Я уже упоминал об идеологической слабости. Люди больше не знают, чем именно они занимаются. В последние два года они пытаются это поправить путем обновления и улучшения изучения марксизма. Они пытаются теоретически обосновать сегодняшнюю ситуацию. Достаточно ли этих мер? Не знаю.

- Можно ли сказать, что после переориентации 2002 года Китай пошел путем создания «государства всеобщего благоденствия», как это сделали социал-демократические партии в странах Западной Европы после Второй Мировой войны?

- Ряд мер, принятых ими после 2002 года, действительно напоминает политику европейской социал-демократии в послевоенный период. Но фундаментальное различие заключается в том, что в Китае власть принадлежит компартии, и прочно. Европейские социал-демократы хотели провести социальные преобразования в обществе, где власть принадлежит капиталистам.

- Как вы представляете себе эволюцию внутри китайской компартии в ближайшие годы?

- В КПК уже были допущены крупные капиталисты. Это палка о двух концах: несомненно, это помогает предотвратить то, что капиталисты образуют свою собственную партию, и правда и то, что внутри партии их можно будет до некоторой степени контролировать. С другой стороны, несомненно, это важный шаг, облегчающий поддержку тех сил внутри КПК, которые уже давно мечтают об открытом переходе на капиталистические рельсы. Никто не знает, как дальше будет развиваться на практике это противоречие. (...) Группа ветеранов партии, бывших кадровых партийных работников выпустила манифест, в котором говорится о правом уклоне в КПК, о том, что приватизации зашли слишком далеко, что капиталистов нельзя принимать в ряды партии, и т.п. Этот манифест уже через пару дней был изъят из обращения. (...)

Каковы проблемы, стоящие перед китайской экономикой?

- Если в Китае начнется экономический кризис, это немедленно будет иметь политические последствия. Этот риск логически истекает из китайской интеграции в мировую капиталистическую экономику. Во время азиатского кризиса в 90е годы Китаю еще удалось удержаться путем самозакрытия от него. Но теперь Китай до такой степени интегрирован в мировую экономику, что это ему уже больше не удастся. Экспорт и импорт составляют почти половину китайского ВВП, и в случае кризиса китайцы почувствуют его на себе немедленно. Одного расширения внутреннего рынка будет недостаточно для избежания его эффектов. У страны имеется резервный фонд в 1200 миллиардов в западной валюте, в основном в долларах. Если его курс снизится, Китай станет одной из первых жертв этого. На бумаге он за один день станет в несколько раз беднее. Они долго инвестировали в американские ценные бумаги, но, скорее всего, сочли, что нехорошо продолжать напрямую поддерживать американское правительство. Для того, чтобы разнообразить вклады, они вносят их теперь в американские акции. Так что теперь вместо поддержки американского правительства они напрямую отдают свои деньги американским капиталистам! Это плохо, и риск, связанный с этим, нельзя недооценивать. Если произойдет крах фондовой биржи, китайское государство окажется одним из главных проигравших. Даже за последние недели они уже потеряли из-за этого миллиарды долларов.

- А что касается охраны окружающей среды и энергетики?

- Китаю не хватает энергии. Развивается в Китае в основном тяжелая индустрия, которая очень энергоемка и вредна для окружающей среды. Правительство хорошо понимает необходимость вмешательства в эту сферу. Население еще не очень это понимает. Раньше люди говорили: «Мы подождем, пока на Западе выработают «чистые» технологии, а потом просто переймем их». И они это делают: ветровая и солнечная электроэнергетика, переработка мусора, в которой помогают бельгийские фирмы, Америка будет инвестировать в чистую экологически обработку каменного угля. Но растет и сознание того, что Китай и Индия потребляют столько энергии и так засоряют окружающую среду, что они должны будут и сами вырабатывать новые технологии. Иначе они просто погубят и самих себя, и весь мир. Официально, дипломатически продолжают говорит: «Нам не надо пока прилагать какие-то особые усилия, ибо средний европеец или американец потребляет энергии намного больше и вырабатывает отходов тоже намного больше. Вот они пусть и начинают!». Но Китай понимает, что он больше не может себе позволить ждать. Проблема в том, что он по-прежнему еще в технологическом отношении отстает на 20-30 лет.

- Проблем хватает, но есть, надо полагать, и сильные стороны?

- Конечно, если продолжать говорить только о проблемах, то как же можно тогда объяснить поразительный экономический рост? Сильный фактор - китайское правительство. Каждый раз, когда наблюдается экономическая проблема, западные эксперты предсказывают катастрофу - азиатский кризис, отсталость крестьян, безработица из-за модернизации госпредприятий, региональные различия, «птичий грипп», СПИД, заразные заболевания скота, и так далее. Китайское правительство на сегодняшний день безупречно справилось со всеми этими проблемами, взяв их под контроль.

Страна управляется профессионалами, в ней есть преемственность власти, позволяющая строить долговременные планы. КПК в состоянии руководить страной с целью того, что они именуют «интересами народа», не считаясь с мощными частными монополиями, если их интересы противоречат интересам общим. Эта стратегия систематически проводится на практике согласно принципу, выработанному Дэн Сяопином: «Пересечь реку, переступая с камня на камень» - пробовать то или иное новое в ограниченной степени, а потом то, что показало себя положительно, сделать общепринятым, и подправлять курс, когда ошибки становятся заметными. Нам, западным людям, кажется, что здесь не хватает теоретической базы, но до настоящего времени это хорошо срабатывало на практике. Кроме того, есть еще динамизм населения и его вера в лучшую жизнь. И оно будет поддерживать правительство до тех пор, пока то будет хорошо работать. О демократии в Китае говорят и пишут на Западе много больше, чем сами китайцы!



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100