Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Джейсон Лабуйер
Когда друзья становятся врагами
Причины враждебности западных левых в отношении КНДР

«Северная Корея находится на грани катастрофы, и только поставки продуктов из Китая и от ООН спасают ее», - заявил недавно видный чешский политик. Эти комментарии были сделаны во время пресс- конференции в Праге 10 июня, по возвращении вышеупомянутого политика из поездки в КНДР. Он продолжает критиковать КНДР за то, что он описывает как «крайний культ личности» и расходы на оборону, которые, как он уверяет, «поглощают 33% ВВП страны».

Для начала поправим его. КНДР далеко не «на грани катастрофы». Это совершенно очевидно для большинства людей, посетивших эту страну и увидевших ее своими глазами. Более того, действительный процент ВВП, отводимый на нужды обороны, не превышает 15%, согласно официальным данным, опубликованным в этом году в бюджете Верховной Народной Ассамблеей. А то, что этот политик (как и многие другие антикорейские активисты на Западе) описывает как «культ личности», гораздо лучше него понимают по-настоящему знакомые с корейским обществом - как поддержку подавляющим большинством народа не только руководства своей страны, но и философии чучхейского социализма, которая лежит в основе экономического и социального развития страны в течении уже более полувека. Другими словами, преданность корейского народа не ограничивается только личностями Председателя Ким Чен Ира или покойнго Президента Ким Ир Сена - это преданность всей идеологии.

Но данные аргументы, без сомнения, на нашего чешского друга не подействуют: как и у многих других политических фигур на Западе, его убеждения в отношении Северной Кореи являются лишь эхом линии, проводимой администрацией Буша, корпоративными СМИ и другими силами, лезущими из кожи вон, чтобы уничтожить КНДР раз и навсегда. Единственное, что отличает от них этого политика - что это Мирослав Гребеничек, лидер Коммунистической партии Богемии и Моравии.

Комментарии Гребеничека отражают странную моду, охватившую мировое коммунистическое движение в последние годы, когда многие национальные компартии пытаются повысить свою политическую привлекательность путем радикального пересмотра того, что же означает выступать в поддержку социализма. Было время, когда КНДР пользовалась сердечной дружбой правящей в Чехословакии коммунистической партии, а также коммунистических партий во всем социалистическом содружестве. Тогда казалось, что социалистические партии составляют единый фронт, объединенные общей идеологической целью, разделяя концепцию социализма, которая более или менее была одинакова во всех этих странах.

Но это было другое время, и это была не та партия. Дезинтеграция социализма в центральной Восточной Европе, сопровождаемая разрушением СССР, привела к драматической смене парадигмы в политическом курсе многих партий, наций и международного сообщества в целом. Короче говоря, так называемая «дискредитация» социализма дала импульс для возвращения западного либерального капитализма во всей Восточной Европе, в то время, как потрясенные остатки мирового коммунистического движения были вынуждены уйти в глубокую оборону.

Альтернативные пути к социализму

С начала 1990-х многие коммунистические и левые партии попытались «откалибрировать заново» социализм в своих усилиях найти модель, подходящую к ХХI веку. В Китае, Вьетнаме, Лаосе правящие коммунистические партии отказались от «традиционного» социализма в пользу «социализма рыночного», сохраняя некоторую степень общенародной собственности и одновременно приватизируя многие жизненно важные отрасли народного хозяйства и «открываясь» для мирового капиталистического рынка во имя «долгосрочного экономического роста». Эти коммунистические партии отвергают капитализм в принципе, но на практике открыли для него свои объятья, веря, что «определенные уступки», а именно классовое расслоение, конкуренция вплоть до перерезания горла и потребительство являются небольшой ценой за «ориентированную на экономический рост» политику, которая якобы в перспективе создаст материальное благостсояние.

Гребеничеку, как оказывается, очень симпатичен рыночный социализм. За его поездкой в КНДР последовали два визита во Вьетнам и Китай, которые оба удостоились его высших похвал за «огромное чудо, совершающееся там». На практике похвала Гребеничека полностью игнорирует ссылки на большое количество социальных проблем, возникших в результате экономической либерализации бывших плановых экономик - а может быть, он тоже верит, что такие небольшие неудобства, как социальное расслоение, классовые противоречия, нарастающая жадность, ущерб, наносимый окружающей среде и коррупция просто-напросто являются «побочными эффектами» прогресса. «Цель оправдывает средства».

Являются ли «уступки», вызванные «ориентированным на рост» экономическим курсом в конечном счете оправданными, возможно ли будет эти социальные проблемы разрешить - это решение, которое предстоит принять исключительно правящим компартиям в странах «рыночного социализма». Идеи чучхе подчеркивают, что все народы должны следовать своим собственным путем в области национального развития, наиболее отвечающим конкретным местным условиям и обстоятельствам. Но почему КНДР, страна, которая следует экономической модели, в которой социальное благополучие граждан не является подчиненным по отношению к цели экономического роста, а дополняет ее, должна осуждаться?

В отличие от многих братских партий в различных странах, Трудовая Партия Кореи решила не раскрывать свои объятья рыночному социализму. Вместо этого ТПК выдвигает экономическую программу, сохраняющую все хозяйство страны в общественной собственности, в которой люди, а не прибыль являются приоритетом. И этот выбор не был легким: в течение последних 15 лет КНДР потеряла своего основного торгового партнера - СССР, и перенесла несколько лет подряд сильнейшие засухи и разрушительные наводнения. Результатом этого стал, как мы все знаем, сильный продовольственный кризис, который только недавно удалось преодолеть. В дополнение к этому КНДР перенесла неисчислимые экономические потери из-за усилий американских властей по разрушению ее экономики, начиная с суровых экономических санкций, не позволяющих этой стране получить необходимые инвестиции, и вплоть до неприкрытой американской военной угрозы, которая заставляет КНДР отводить 15% ВВП на оборонные нужды.

И, тем не менее, промышленная продукция, торговля и ВВП КНДР в последние годы продолжают неуклонно расти, что вынуждены сегодня признать даже иностранные «эксперты» и международные финансовые институты, которые из года в год продолжали предсказывать, что эта страна вот-вот потерпит экономический крах. Неужели разумное экономическое планирование в сочетании с общественной собственностью тоже, оказывается, могут привести к экономическому росту и благосостоянию?

Нет, если верить Гребеничеку. Хотя КНДР добивается на наших глазах экономических успехов, почти невероятных в таких условиях, это ее сторона, которую западные СМИ и американское правительство пытаются от публики скрыть. Созданный ими имидж Северной Кореи - умирающие от голода дети, невероятная нищета, угнетение и развал, - хотя и не имеет ничего общего с действительностью, преобладает в сознании масс на Западе, которые ничего другого об этой стране не знают. Вместо того, чтобы бороться с данной ложью, некоторые самозванные коммунисты решили совершенно повернуться к корейскому народу спиной.

Для этого нелицеприятного явления есть по меньшей мере две причины. Одна из них - растущая среди западных левых вера в то, что Северная Корея представляет собой модель «динозаврского социализма». Будучи единственной страной на планете, где сохраняется полная общественная собственность на все экономические ресурсы, это, очевидно, и единественная страна того, что называют «традиционным социализмом». А советский опыт уверил многих в том, что такая всеохватывающая общественная собственность на средства производства на практике просто не срабатывает. По их мнению, «рыночный социализм» - это течение будущего. Другие же настроенные враждебно в отношении КНДР левые вообще ни о какой теории не беспокоятся. Их цель - в расширении собственного электората, чтобы усилить свои позиции в парламентах. Ради этого они «разбавляют» свою платформу с целью привлечения среднего класса, в попытках завоевать его голоса на выборах. И ради этой цели они даже душу готовы продать.

Предательство левыми?

Комментарии Гребеничека отражают оба эти течения. Его партия, как и многие партии левой ориентации в мире сегодня, возможно, жаждет «новой теории», альтернативной дороги к коммунизму в период, когда многие считают, что «старая», представляемая Советским Союзом, завела их в тупик. Гребеничек, как показывают его комментарии, - сторонник «рыночного социализма». Северная Корея - не сторонник его. Но этим еще трудно объяснить такую невероятную враждебность многих «левых» в адрес КНДР. Одно дело не соглашаться лично с экономической и политической моделью КНДР, но совершенно другое дело - подвергать ее публичному остракизму. Это, однако, становится понятным из собственных политических маневров его партии.

Она является, как известно, младшей партией в оппозиции в чешском парламенте. Ей необходимо поддерживать определенный имидж. Если чешскую публику, как и весь остальной мир, ежедневно пичкают пропагандой, рисующей КНДР как земной ад, то похвалы Гребеничека в адрес этой страны просто придутся не по душе его электорату. И его партия решает вместо этого присоединиться к машине антикорейской пропаганды. Для таких «коммунистов» просто не имеет значения, что ТПК и корейский народ, в отличие от них, строят социализм на практике, преодолевая одно препятствие за другим. Для них главное - попасть в основную политическую струю.

Это не единственная «парламентская» компартия идеологических бесхребетников. Японская компартия имеет гораздо более длительную историю «наследства» антикорейской линии, являясь одной из ведущих сил, помогающих японскому эстаблишменту проводить жесткую линию в отношении корейского социалистического государства. Бесконечный поток антикорейской реторики из уст лидеров КПЯ хорошо отражается в печатном органе этой партии, газере «Акахата», которая является важным инструментом обьединения японской публики вокруг агрессивных амбиций милитаристов в правящих кругах этой страны. Например, КПЯ в открытую осудила КНДР за разработку ядерного оружя с защитными целями,- несмотря на неприкрыто агрессивные намерения США в адрес этой страны,- назвав ее «угрозой всему миру» и требуя ее «немедленного разоружения». На деле КПЯ объединила свои силы с антикоммунистами, проповедуя имидж Северной Кореи как «угрозы миру» - концепт, который является совершенно абсурдным, учитывая монополярный ахакактер современной геополитики и длительную историю агрессивного курса американского правительства не только по отношению к КНДР, но и к любым странам, которые решили взять свою судьбу в свои собственные руки. Но лидеры КПЯ и на этом не останавливаются. Как и Гребеничек, они тоже нападают на корейский народ за «культ личности», вплоть до того, что некоторые представители этой партии отказываются поклониться покойному Президенту Ким Ир Сену в его Мавзолее в Кумсусанском дворце, что в КНДР рассматривается как пощечина всему народу и его руководству.

Японский народ длительное время уже подвергается самой грубой, самой гротескной антикорейской пропаганде со стороны своего правительства и прессы, и очевидно, что японские коммунисты давно решили для себя, что «плыть против течения» будет не в их интересах в отношении привлечения электората. Хотя их тактика не привела к особым успехам (японская компартия продолжает оставаться лишь маргинальной политической силой в собственной стране), они по-прежнему стоят на своем и часто выступают с пресс-релизами, осуждая Северную Корею то за то, то за другое - возможно, для прикрытия своего тыла в отношении широко распропагандированного дела о «похищениях», эксплуатируемого с политическими целями как КПЯ, так и японскими милитаристами.

К несчастью, две вышеназванные нами партии представляют собой лишь 2 самых бешено антикорейских примера - на фоне наблюдающейся общей моды среди «левых»: «хранить определенную дистанцию», держаться подальше от КНДР. Некоторые, такие, как эти две партии, пытаются таким путем тщетно добиться собственной интеграции в основное политическое течение в собственной стране, - тщетно уже потому, что по самому своему определению, коммунистические партии в буржуазных обществах должны стремиться побороть это основное течение! Такие «коммунисты» считают, что бросить вызов лжи, распространяемой о КНДР, и непониманию многих аспектов ее жизни слишком «рискованно» - ибо их целью является не изменение политического эстаблишмента в своих капиталистических странах, а присоединение к нему. Других коммунистов ослепило «чудо» рыночного социализма, и они полностью отказались от марксизма-ленинизма, в поисках «новой теории» социализма. Для коммунистов такого типа КНДР считается анахронизмом.

Такое развитие событий вызывает серьезные последствия для жизнеспособности мирового коммунистического движения. Подобные партии не просто предали Северную Корею - они предлагают своим собственным народам выхолощенный политический курс, лишенный подлинного содержания, ибо их лидеры больше озабочены увеличением числа поданных за них голосов - любой ценой, не путем завоевания общественного мнения в пользу социализма, а путем приспособления своей концепции социализма, «отвечающей» общественному мнению (сформированному буржуазными СМИ). Так как население во всех капиталистических странах подвергается лавине антикоммунистической пропаганды через СМИ и со стороны правительств, такая постановка вопроса не просто бесплодна, а убийственна. Эти партии действительно могут добиться успеха в деле присоединения к основному политическому течению, но делая это, они поступаются своей идеологической чистотой.

Если замечания Гребеничека служат в качестве признания серьезной теоретической и моральной дилеммы, стоящей сегодня перед мировым коммунистическим движением, то прочность завоеваний Корейской революции уже сама по себе - признание твердости духа и решимости корейского народа и его преданности делу социализма, качествам, которые позволили КНДР выстоять перед лицом ее врагов, как очевидно, на обоих флангах политического спектра.

... (Друзья КНДР сегодня) - это коммунусты из многих стран мира, разочаровавшиеся в свох компартиях. Для таких коммунистов социализм по-прежнему означает социальное равенство и коллективное процветание, - ценности, которые так дороги Председателю Ким Чен Иру и покойному Ким Ир Сену, которых именно за это так почитает корейский народ.

Оригинал опубликован по адресу: http://korea-dpr.com/lodestar0605v.pdf

Перевод с небольшими сокращениями Ирины Маленко



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100