Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Пол де Фос

Китай: крупные достижения, крупные проблемы

О новой книге Петера Франссена

… До ХVIII века китайский крестьянин был гораздо более обеспеченным, чем. его французские и немецкие «коллеги». Со времени образования единого китайского государста в 221 году до нашей эры и до середины ХIХ века в Китае существовала феодальная система, но без национального класса феодалов, совсем не похожая на европейскую. В Китае никогда не было рабства, в отличие от Западной Европы. Автор показывает специфику китайской экономики и общества до Революции 1949 года и предупреждает: «Образ мышления и рабочие схемы, которыми мы пользуемся для анализа западной общественной эволюции и положения, можно применять к Китаю только лишь с большими натяжками, крайне осторожно, учитывая его специфику»

Тем самым он формулирует позицию, проходящую красной строкой через все 4 главы его книги: для того, чтобы судить о сегодняшнем Китае, нельзя исходить из заранее заданных положений. Мы можем базироваться лишь на реальной ситуации в определенныи момент - и только тогда задаваться вопросом, какая политическая, социальная и экономическая линия в данной ситуации будет наиболее подходящей. В этом контексте Петер Франссен цитирует вьетнамского вице-премьера: «Вьетнам ищет свой собственный путь, падая и снова поднимаясь. Существуют различные пути, ведущие к социализму. Азия слишком разнообразна для одной-единственной социалистической модели. Человечеству нужны различные подходы к социализму для того, чтобы прийти к консенсусу в отношении модели». И - Ленина, который тоже говорил: «Прочный социализм может быть только результатом революционного сотрудничества всех пролетариев всех стран, и как результат бесчисленных попыток, каждая из которых, если рассматривать ее в изоляции от других, окажется односторонней и будет отличаться определенной неустойчивостью».

Социализм? Или капитализм?

Хорошо, мы договорились, никаких заранее заданных схем, а лишь исследование практической реальности, с учетом того факта, что некоторых ошибок, возможно, не всегда удастся избежать. Но все же возникает вопрос: поможет ли это нам понять, является ли Китай социалистической или капиталистической страной? Петер Франссен показывает, как китайские коммунисты, так же, как и их вьетнамские коллеги, ищут пути, борются, падают и снова поднимаются. Он рисует различные течения внутри коммунистической партии, рассказывает о том, какие дебаты были в ней и ведутся и по сей день.

Так, он подробно рассказывает о Большом Прыжке. Это была национальная кампания в период с 1959 по 1961 год для форсированного выхода из глубокой экономической недоразвитости. Тогда Китай был беднее Африки южнее Сахары. Автор описывает, как эта кампания провалилась, в чем были причины того, и как коммунисты после этого подвергли себя самокритике. То же самое произошло после Культурной Революции, длившейся с 1966 по 1976 год. Эта кампания ставила своей целью путем интенсивных дебатов среди населения предотвратить дегенерацию партии, подобную той, которая происходила в те годы в Советском Союзе. Но и здесь партия совершила множество грубых ошибок, которые затем были коренным образом подвергнуты критике.

И каждый раз коммунисты пытались заново извлечь уроки из своего опыта. Они продвигались вперед, и страна и ее население тоже продвигались вперед, но не без проблем и не без ошибок. Этот набросок китайской истории интересен тем, что позволяет лучше понять происходящее сегодня в Китае и познакомиться с проблемами на месте – и таким образом, понять, что эти проблемы нелегко решить «одним мановением руки».

Большие достижения, но и крупные проблемы

Автор не уклоняется от рассмотрения сегодняшних проблем и опасностей. В 3 и 4 главах он описывает экономические реформы с 1978 года. Социальный прогресс для среднего китайца - феноменальный. Петер Франссен: «В 1978 году китайский ВВП на душу населения был таким же, как в Индии, тоже густонаселенной стране. Сегодня китайский ВВП на душу населения превосходит индийский вдвое. В Китае 91% населения грамотны. В Индии - лишь 65%. В Китае 98% детей в возрасте от 6 до 12 лет ходят в школу. В Индии - лишь 50%».

Это не умаляет таких острых проблем, как дороговизна образования и здравоохранения (! – И.М.) , большие различия в развитии между городами и сельской местностью, избыток рабочей силы в деревнях, загрязнение окружающей среды, часто - очень несправедливое обращение со 150 миллионами внутренних мигрантов (покинувших деревни для работы в городах). В каждой из этих областей автор описывает прогресс, но и сохраняющиеся серьезные проблемы, и то, как Коммунистическая партия их решает… и иногда не может решить. Он делает набросок экономических отношений: 1/3 предприятий находится в руках государства, 1/3 - в частных руках и 1/3 является смешанной формой. Он говорит, что таким способом коммунисты допускают довольно много капиталистических элементов - таких, как иностранные корпорации и многочисленные частные фирмы. С их позиции это понятно, пишет автор, но в этом кроются серьезные опасности. Анализ их и описание того, чтодумают об этих опасностях сами китайцы, весьма хорошо проясняют картину.

Эта книга наводит на размышления о том, какими глазами мы смотрим на Китай. Текст ее - полезный вклад в дебат о Китае. Для тех, кто хочет знать, что происходит в этой стране, данная книга просто необходима.

Примечания переводчика

На мой взгляд, сравнения, подобранные Петером Франссеном, весьма избирательны и однобоки. Почему, например, прогресс в социальной и экономической сфере на душу населения в Китае все время сравнивается только с капиталистической Индией, а не с другой социалистической страной - скажем, с той же КНДР? Сколько детей школьного возраста в КНДР посещают школу? 100%. В КНДР, которая на первый взгляд кажется «бедной» по сравнению с Китаем, люди не платят ничего ни за (качественное!) образование, в том числе и высшее, ни за здравоохранение. Что дает Китаю право считать себя социалистической страной, если через почти 50 лет после революции люди там по-прежнему вынуждены платить и за то, и за другое? Если там до сих пор сохраняется безработица? Что коммунистического в компартии Китая - кроме ее названия, если, как подметил один из моих знакомых, живущих по соседству с этой страноы, «за всё время проживания на границе с Китаем я никогда не видел никакого просто СТРЕМЛЕНИЯ ознакомить людей с какой-то новой коммунистической теорией. Пекин уже давно не оказывает никакой помощи национально-освободительным и коммунистическим движениям (вспомниие, на совещании компартий мира в Бельгии делегация присутствовала в качестве ... наблюдателя !). А когда последний раз в Пекине проходил хоть какой-нибудь коммунистический форум? А, если уж сравнивать Китай непременно с капиталистической страной, чтобы подчеркнуть превосходство социализма, тогда почему с Индией, а не, например, с Японией? Все эти вопросы остаются открытыми.

И почему не говорится у Франссена ничего, например, о том, сколько детей СТАРШЕ 12 лет в Китае продолжают образование? По сравнению не с Индией, а опять же с другими социалистическими странами? Например, с Кубой? Разве один только экономический рост на 10% в год достаточен для того, чтобы страна имела право именовать себя социалистической? Сколько процентов частных фирм было в СССР во времена советского нэпа, с которым он так охотно сравнивает сегодняшний Китай? И что такое «феноменальный рост ВВП на душу населения», если в этот рост включаются и доходы таких, например, как «бывыший офицер китайского ВМФ Янь Бин, получивший образование в Нидерландах», который «является обладателем второго по величине состояния в Китае. Величина этого состояния оценивается приблизительно в 900 миллионов долларов. (Сколько там останется на душу населения на рядового китайца, если из данных, приведенных Франссеном, вычесть состояния всех таких вот Янь Бинов?)

Слов нет, судить о Китае, исходя только из собственных реалий и опыта было бы неверно. И я в своих заметках об этой стране подчеркиваю все время, что описанное в них - лишь мои личные наблюдения и чувства. Но при прочтении книги Франссена, автор которой претендует на научный и объективный подход, трудно избавиться от чувсвтва, что он настолько симпатизирует этой стране, что готов буквально притянуть за уши к своим собственным мыслям о ней любые данные, которые ему для этого годятся, не обращая внимания на то, на что ему не хочется внимания обращать.

Меня поражает, что западные коммунисты в своих аргументах в пользу вектора развития, выбранного Китаем в качестве аргумента чаще всего обращаются к аргументам одним только чисто экономическим, чисто внешне говорящим о «развитии общества». Например, в книге «Made in China», вышедшей в той же Бельгии, в качестве таких аргументов чаще всего используются деньги, то, что «у нас теперь стало больше денег» (у кого-то стало, а у кого-то и нет, китайские господа-товарищи!), что « теперь можно все купить», что «людям теперь наплевать на политику». Чтобы понять, к чему приводит, когда людям становится «наплевать на политику», достаточно посмотреть на сегодняшнюю Восточную Европу, где тоже теперь «все можно купить». Только вот растет число голодных и бездомных.....

Западные левые буквально радуются (возможно, сами себе не отдавая в том отчета) тому, что «наконец-то китайское общество стало похожим на наше»!, т.е. западное капиталистическое. Конечно, так оно им понятнее. А по-моему, это как раз очень грустно...

Речь здесь не о том, что все страны «должны идти к социализму одним и тем же путем» или что в ходе этого строительства «нельзя совершать ошибки» - конечно же, нет. КНДР как нельзя лучше доказывает это своим примером, создавая общество «национальное по форме и социалистическое по содержанию». Речь о том, является ли выбранная дорога ВООБЩЕ дорогой к социализму, - или же она ведет в прямо противоположном направлении, усиливая общественное неравенство и социальную несправедливость.

Ирина Маленко



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100