Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Петр Тардов
Капиталистическая транснациональная революция началась в России в автомобильной промышленности

Автор размышляет над мрачными перспективами россиян от интеграции в глобальную экономику, где власть работодателя безгранична, а ответственность стремится к нулю.

Вхождение России и стран бывшего СССР в "мировую экономику", поначалу в качестве сырьевого придатка, постепенно приводит к монополизации целых отраслей промышленности ТНК (транснациональными корпорациями). Как человек, значительную часть своей трудовой биографии проработавший на ТНК, я бы хотел высказаться по данной теме и подчеркнуть особенности именно ТНК на туземных территориях, т.е. в данном случае у нас.

У меня есть некоторый и опыт и несколько наблюдений, которыми я хочу поделиться.

С окончанием Великой Отечественной войны, а в последние десятилетия особенно, капитализм приобрел новое качество делающее его особенно опасным и разрушительным для нашей планеты и людей ее населяющих – он стал интернациональным. Корпорации разрослись до размеров сопоставимых с бюджетами крупных государств, а иногда и целых континентов, ими движет неуемная жажда прибылей, и что страшнее всего именно эта страсть к наживе направляет их деятельность, подобно бездушной машине, не считаясь ни с национальными ни с частными интересами.

Итак, поскольку любая ТНК по самой своей сути есть сугубо капиталистическое предприятие, так сказать, в чистейшем виде, то её целью является максимальная прибыль. Точка. Все остальное, что написано в «миссиях», которыми модно было украшать стены офисов и цехов в середине 90-х, все пафосные слова насчет удовлетворения потребителей, создания атмосферы творчества, развитие потенциала персонала и прочий бред, не более чем сомнительная декорация для гостей «оттуда» или для прессы. Ничего этого нет и в помине, тем более, здесь. А что есть?

Есть таргет (план) по прибыльности, таргет по продажам, есть бюджет, все остальное – просто неважно. Если потребители готовы брать товар, пусть даже с неидеальным качеством, по нужной цене и в рамках установленного таргета, никто даже и не подумает ничего менять. Поверьте, я знаю о чем говорю: практически все дефекты и проблемы с «Шевроле-Нивой», производства СП «Джи Эм Автоваз», с которыми клиенты мучаются практически с первых дней эксплуатации сейчас в 2006 г. были известны еще в 2003 г. Все о них знают, но делать ничего не будут, потому что от «Шевроле» в этой машине всегда была только эмблема, все запчасти и конструктивные решения - ВАЗ, средина 60-х, чтобы что-то улучшить нужно вкладываться, а это ломает весь бюджет, ударяет по прибыли, а значит вызовет неудовольствие на всех уровнях руководства ТНК и не понравится акционерам, значит это делать нельзя. Тем более что и так берут.

Это еще и объясняет маниакальную страсть ТНК к экономии на всем: под видом инвестиций завозится бэушное оборудование, списанное где-нибудь и уже самортизировавшееся; если можно сэкономить 10 центов на детали, то можете не сомневаться, будет куплена самая дешевая деталь, хотя потом их почти на 90% придется менять по гарантии. Если можно не увеличивать зарплату и при этом люди не разбегутся, зарплата не будет увеличиваться (или не больше, чем необходимо).

Вот почему ТНК платят филипинцам или бангладешцам по 1,5 $ в день за 10-12 часов работы в бараках из жести и крышей из пальмовых листьев, а сшитые ими кроссовки продают по 100$. Потому что это - хороший капиталистический бизнес, их так в бизнес-школах научили.

Если тамошние законы и правительство позволяют так эксплуатировать свой народ, то нет проблем, будут эксплуатировать, а мораль – это понятие отсутствует в деловом лексиконе и не повышает котировки акций, поэтому в расчет не берется.

Если наше государство взяло курс на строительство капитализма, а с ним, вольно или не вольно и весь народ, то этому народу нужно хотя бы знать правила игры, по которым капитализм живет уже много столетий.

Еще раз правило № 1: максимизация прибыли любой ценой, при сокращении затрат, отсюда размещение производства в странах с минимальными издержками (налоги, уровень зарплат, стоимость земли, электроэнергии, и т.п.). Как правило, это страны бедные, зависимые от развитых государств-заимодавцев, со слабой государственной властью, высоким уровнем коррупции, где очень слабы социальные механизмы, защищающие простых граждан.

Звучит знакомо, не правда ли? Не дай нам Бог стать такой страной на 100%!

Но, у нас формально есть много того, что и не снилось другим эксплуатируемым странам: наша Конституция, пока еще гарантирующая право на объединение, в том числе и в профсоюз, и наш Трудовой Кодекс, хоть и постепенно приводимый в соответствие с пожеланиями капитала, но все еще способный (хотя бы формально) служить механизмом защиты прав наемных работников.

Пользуемся ли мы этими инструментами, это уже другой вопрос, однако нужно осознавать совершенно четко, ТНК понимает только один язык и это язык силы в виде реального риска убытков или уменьшения прибыли, вызванных забастовкой организованных работников, так что если мы сами не объединимся и не будем бороться, то улучшения условий работы и повышения зарплат ждать наивно и просто глупо. Так что выбор за нами, и чем скорее мы его сделаем, тем быстрее и больше мы сможем получить за свой труд в мире капитала!

Двойные стандарты ТНК: минимум ответственности перед наемным трудом

... чтобы возможно было угнетать какой-либо класс, необходимо обеспечить условия, при которых он мог бы влачить, по крайней мере, свое рабское существование.

Коммунистический Манифест. К. Маркс и Ф. Энгельс

Ответственность капитала перед наемным трудом, является неоспоримым элементом социального договора в «цивилизованном» обществе, в Европе в большей степени, чем США, хотя и здесь «статус-кво» поддерживается решимостью рабочего движения отстаивать свои права путем забастовки и политической борьбы. Закрепленные в законах и тарифных договорах условия, обязывают частных предпринимателей и корпорации давать определенные гарантии занятости и обеспечивать приемлемый уровень воспроизводства рабочей силы для наемных работников.

В условиях глобализации капитал как бы освобождается от этой необходимости. Свободный рынок делает ТНК, а не национальные правительства настоящими хозяевами и правителями мира, но свободными от обязательств перед своими «подданными», которых в прочем сами ТНК считают не более чем товаром, одним из ресурсов в производственной цепочке. С одной стороны, капитал всеми силами (и не в последнюю очередь чисто военными) обеспечивают на привлекательных для себя рынках полностью зависимые от них либеральные режимы, по сути покупая местную элиту, допуская ее к эксплуатации национальных природных и человеческих ресурсов, а с другой – полностью абстрагируется от защитных функций правительства, защищая только одно право – свое право на получение прибылей от эксплуатации. Все же вопросы социальной инфраструктуры эксплуатируемых остаются на совести туземных элит и лежат для нового мирового порядка уже не только вне правовой плоскости, но также и вне плоскости морали. То, что происходит «там» в резервации, гетто, сознательно выводится за рамки информационного поля, посредством обслуживающих ТНК «свободных» СМИ, а если и становится известно общественности, то представляется как исключительно внутренние проблемы туземцев, ответственность за которые несет их «демократическое» правительство. Таковы «тридцать сребреников» местных элит за допуск к куску пирога, на которые впрочем, всегда найдется много желающих.

Страх капитала перед самой малейшей возможностью, не то что экспроприации, но даже ограничения в свободной эксплуатации мировых ресурсов с целью извлечения прибыли вызывает к жизни и питает военные кордоны, охраняющие «цивилизованное общество» от доведенных до отчаяния, а потому опасных обитателей расширяющихся вместе с границами свободного рынка мирового «гетто». Это прослеживается на всех уровнях: от современного мегаполиса, где невидимая, но оттого не менее реальная пропасть разделяет «Манхеттен» и «Гарлем», миддл класс саберб и резервации, до мирового масштаба, где свободное перемещение, провозглашаемое как неотъемлемая свобода личности в демократическом обществе, на деле возможна только «сверху вниз» (т.е. граждане «цивилизованного» общества могут, если хотят свободно поехать в «дикие» страны «третьего мира», в обратном направлении перемещение «нецивилизованных» возможно либо нелегально ночью через колючую проволоку, как в Мексике или в контейнерах с мебелью и трюмах пиратских судов, а счет задохнувшимся идет на сотни). Этот страх, а не политические и национальные противоречия между государствами является движущей силой гонки вооружений, особенно в развитых странах, только военные бюджеты которых зачастую в десятки раз превышают государственные бюджеты их рабов - стран «третьего мира».

Сообщающиеся сосуды мирового рынка труда

Основная проблема глобализации в том, что на самом деле, ответственность капитала перед эксплуатируемыми странами сведена к минимуму или вообще отсутствует. Капитал приходит только для того чтобы получить прибыль и как только прибыль уменьшается, либо где-то можно получать ее легче и дешевле, капитал ликвидирует предприятия, отставляя за собой заросшие бурьяном пустыри, брошенные цеха и тысячи безработных. Такие гетто бедняков можно увидеть не только в латинской Америке но и на берегах озера Мичиган в самих США, где к 2008 г. только Джи Эм планирует сократить свыше 25 000 рабочих мест. Это уже проходили во всем мире, теперь реальность мира капитала докатилась и до нашей страны. Только мы к этому пока не готовы. Нас никто не учил законам капиталистического мира, напротив, наш народ как наивные туземцы готов обменять самое ценное – себя и свое будущее на «бусы и огненную воду» современных конкистадоров.

Создавая рабочие места здесь, за меньшую плату глобальный капитал сталкивает рабочих разных континентов лбами, заставляя конкурировать между собой. Ведь если завод открывается здесь, значит, где-то в другом месте он закрывается: в Бельгии, Канаде, Польше или в Бразилии. Тысячи людей будут либо принуждены работать в худших условиях, либо лишатся работы. Должно ли нас это волновать? Ответ однозначный – да!

Международное рабочее движение уже озабочено планами автомобильных ТНК превратить Россию в штрейкбрехера мирового автомобилестроения. Ведь перенос производства в Россию и Китай, даже учитывая рост отечественного рынка неизбежно приведет к потере работы и ухудшению и без того тяжелых условий труда рабочих в других странах. Устраивает ли нас такая незавидная роль? Надеюсь, что нет, ведь колокол когда-нибудь прозвучит и по нам. Автомобильный бум схлынет, а с ним капиталы и рабочие места переместятся в какую-нибудь еще более бесправную и забитую точку мирового рынка. Поэтому уже сейчас российские рабочие должны бы понять насколько серьезная борьба им предстоит и начать готовиться к ней. Особая роль в этой борьбе будет принадлежать новым российским независимым профсоюзам, основанным не по указке сверху и подчас стихийно, от нужды в защите работающих, не желающих окончательно потерять человеческое достоинство, а потому боевым и бескомпромиссным. Именно такие профсоюзы должны уже сейчас начинать бить тревогу, будить сознание общества, особенно самой бесправной и обездоленной его части - рабочего пролетариата, которому мировые правители уже приготовили стойло, назначили дешевую цену, и приготовились доить и стричь. Да эти профсоюзы еще слабы, бедны ресурсами и опытом борьбы. Их активисты еще немногочисленны, солидарность слаба. Давление и запугивание «хозяев» растет. Государство потирает руки, устранившись от социальных проблем своих подданных и отдав, а, по сути, продав, их на милость мирового свободного рынка. Но они, эти профсоюзы - единственная надежда этой страны на достойную жизнь в 21 веке! Перед нами стоит невероятно сложная, почти нереальная задача – противостоять многомиллиардных ресурсам ТНК, равнодушию правительства, репрессиям хозяев. Одним справиться практически нереально. Поэтому лозунг времен интернационала «Пролетарии всех стран объединяйтесь» актуален, как никогда. Соединяться в ресурсах, делиться опытом, участвовать в акциях солидарности, обмениваться информацией, совместно защищать активистов, не взирая на географические, отраслевые, национальные и другие барьеры – вот современная стратегия организованного наемного труда в условиях глобализации. Поймем ли, успеем ли сделать выводы и начать что-то делать? Ответ за нами.

Горькие плоды глобализации

Я один из многих, кто приходил на работу вовремя, добросовестно работал и служил Делфи на совесть. Мы заслуживаем лучшего чем это

Тони Пип, Работник Делфи стаж 30 лет, Кайв Крик, Аризона, США, один из 12 000 рабочих потерявших работу в результате банкротства компании Делфи

Современный рабочий с прогрессом промышленности не поднимается, а все более опускается ниже условий существования своего собственного класса. Рабочий становится паупером, и пауперизм растет еще быстрее, чем население и богатство.

Коммунистический Манифест. К. Маркс и Ф. Энгельс

Люмпенизация пролетариата, как прямое следствие дерегулирования национальных экономик – стратегия капитала по обеспечению рабски послушной рабочей силой потребностей развивающегося производства. В идеале, капиталу хотелось бы добиться такого положения вещей, когда живой товар покупался бы и продавался на бирже, так же как нефть или зерно, за минимальную цену и без каких бы то ни было обязательств. Какие обязательства могут быть перед товаром? Фактически такая ситуация уже существует в чистом виде в наиболее бесправных странах третьего мира, где миллионы людей готовы идти на какую угодно работу, даже поденную просто, чтобы заработать на дневное пропитание. Инструменты ТНК по обеспечению превращения рабочей силы в товар с максимальным её удешевлением известны и универсальны по всему миру: либерализация локальных экономик, политика двойных стандартов в отношении «развивающихся» и неразвитых стран, проявляющаяся в протекционизме в отношении собственных рынков и производителей при максимальной открытости туземных рынков. Проводники этой политики ВТО, МВФ, Всемирный Банк реализовали и продолжают реализовывать этот по всему миру, и можно сказать, что эта «революция транснационального капитала» практически завершилась, и охватила весь мир. Неохваченные территории, такие как Иран, Северная Корея, Монголия записаны во «враги демократического сообщества», и обречены на блокаду или прямое военное вмешательство. Россия пока еще не вкусила горьких плодов глобализации в той мере, как страны третьего мира и то благодаря исключительно наследию СССР (самыми верными её союзниками всегда были армия и флот) и богатым ресурсам (пока можно заниматься более масштабным грабежом, чем эксплуатация нищего населения в потогонных цехах). Однако все мы видим, что процесс пришел и к нам, и вскоре россияне в полной мере ощутят горечь плодов глобальной интеграции в мировую экономику, где им отведена роль дешевого расходного материала.

Станет ли Россия «штрейкбрехером» глобальной автопромышленности?

Автомобильная промышленность в любой индустриально развитой стране является одним из краеугольных камней экономики. Этому есть несколько причин. Во-первых, эта отрасль вынуждена наиболее остро реагировать на потребности рынка, а потому разработка и внедрение новых технологий, инноваций в технике и организации труда в этой отрасли происходит быстрее, чем в других под давлением конкуренции. Это дает стимул развитию новых технологий, как на автомобильных заводах, так и у поставщиков, появлению научных разработок, которые потом могут применяться и в других отраслях, созданию новых рабочих мест и развитию экономики в целом. С другой стороны, будучи весьма трудоемкой эта отрасль обеспечивает рабочими местами сотни тысяч людей занятых как в самой отрасли так и в смежных отраслях. На каждого рабочего на автомобильном заводе приходится около 10 работников в автомобильной инфраструктуре. В-третьих, поскольку эти люди обеспечены работой, они создают платежеспособный спрос на товары и услуги, что поддерживает развитие других отраслей экономики. Кроме того, автомобильные компании, вся их инфраструктура (поставщики, перевозчики, дилеры, и т. д.) а также их работники платят налоги, что позволяет государству финансировать социальные программы, и выполнять свои защитные функции в отношении менее защищенных членов общества: выплачивать пенсии, платить врачам, учителям, строить дороги, социальное жилье в общем служить своим гражданам. И, наконец, хотя по значимости этот пункт можно поставить и на первое место этот рынок дает колоссальную прибыль и имеет самые большие темпы роста.

Капитал понял важность этой отрасли давно, что нашло отражение в известном высказывании «Что хорошо для Дженерал Моторс – то хорошо для Америки». Но в современном этапе развития капитализма ТНК становятся как бы самостоятельными субъектами международной экономики и политики, поэтому их связь, с так сказать страной происхождения весьма условна, и в своих действиях ТНК конечно же преследует исключительно свой интерес к получению прибыли, а поэтому патриотизм им чужд также как и учет государственных интересов других стран и частных интересов их граждан.

До последнего времени вторжение транснациональных корпораций в Россию ограничивалось в основном легкой и пищевой промышленностью, строительством заводов по розливу колы, и пива, производству сигарет и стирального порошка. Конечно, местные компании были вынуждены либо уйти с национального рынка, либо «влиться» в структуру ТНК. Конкурировать с многомиллиардной мощью транснациональных монстров для отечественной промышленности – практически невыполнимая задача. Дольше всех держался автопром – сдерживая напор импортной продукции подпорками таможенных пошлин. И хотя на территории России уже работало несколько иностранных автомобильных компаний, их влияние на экономику страны в целом было ограничено скромными производственными возможностями их заводов и доступным сегментом рынка (в основном, от 12 тыс. $). Для полного завоевания рынка нужно было снять последние преграды государственного, пусть даже вялого и непоследовательного протекционизма над этой важнейшей, и в отличие от других сохранившейся и стабильно работающей отраслью отечественной экономики. Необходим был последний шаг по открытию ворот России для автомобильных ТНК. И этот шаг был сделан. Его последствия по масштабам будут поистине революционными. В жертву транснациональному капиталу была принесена российская автомобильная промышленность и судьбы десятков, а возможно и сотен тысяч Россиян.

Постановление правительства РФ № 166 о «Промышленной сборке» дало автомобильным транснациональным корпорациям зеленый свет к освоению Российского рынка, подобно выстрелу для погонщиков собачьих упряжек во времена освоения Клондайка. Как и персонажи Джека Лондона во время золотой лихорадки, автомобильные гиганты мира сталкиваясь лбами и отпихивая друг друга локтями ринулись «столбить» делянки на территориях, весьма благоприятных для получения сверхдоходов от их бизнеса. Что же привлекло их на нашу землю и почему именно сейчас такой ажиотаж?

Представляется, что основных причин несколько:

Во-первых, из России уже несколько лет доносится возбуждающий аромат нефтедолларов: высокая стоимость нефти и газа на мировом рынке пока обеспечивает повышенный платежеспособный спрос на потребительские товары на внутреннем рынке, в том числе и не в последнюю очередь на автомобили. Россияне, как ужаленные сметают из автосалонов бюджетные иномарки, продажи которых уже сравнялись и превысили уровень производства отечественных автомобилей. На сегодняшний день в России существует только одна проблема с продажей машин в сегменте 10-12 тыс у.е. привезти или произвести в нужном количестве. Продать – не проблема! Очереди на бюджетный «Форд Фокус» растянулась на 6 мес., запорожские «Ланосы» с эмблемой «Шевроле» хватают как горячие пирожки, на уродливые «Логаны» люди готовы записываться в очередь, переплачивая 2-3 тысячи евро по сравнению с европейской ценой этого убогого «творения» «Рено» для третьего мира. Такого автомобильного бума нигде в мире больше нет и, конечно, уже не будет. Шанс упускать нельзя, акционеры не простят…

Во-вторых, как это не прискорбно звучит, Россия снискала себе славу страны с дешевой и незащищенной рабочей силой, что делает перенос производства сюда особенно привлекательным для автомобильных ТНК (транснациональных корпораций). Фактически у нас разыгрывается сценарий, много раз успешно срабатывавший в новой глобальной экономике: возьмем хотя бы эксплуатацию полу-рабского труда на «фабриках» подрядчиком мировых текстильных брэндов в Бангладеш, Филиппинах, Иордании. Работники там буквально горят заживо (пожары на этих потогонных цехах происходят постоянно) за гроши, поставляя товары на рынки США и Европы. Вспомним maquiladoras (сборочные заводы, использующие дешевую рабочую силу) нещадно эксплуатирующие сегодня мексикиканцев. Такую участь видимо уготовили и нам господа либералы, продав оптом народ России на международном невольничьем рынке.

Ведь посмотрите, многие жители Ленинградской и Калужской областей, куда уже устремились «инвестиции» «Тойоты», «Фольксваген» и «Дженерал Моторз», действительно будут рады работать на этих предприятиях за зарплаты, которые не обеспечивают простого воспроизводства рабочей силы и за которые в мировой автомобильной индустрии уже работников не наймешь нигде, даже в Мексике. Почему? Да потому, что эти люди уже давно живут в такой нищете, что 300 – 400$ для них хорошая зарплата, за которую они готовы продать себя. Другой альтернативы (работы) на свободном рынке, последовательно «освобождаемом» от государственного регулирования у них просто нет.

Знаковое событие …конечно, вот только с каким знаком?

"Один из крупнейших мировых автомобильных лидеров принял решение построить свое предприятие на российской земле - на территории Санкт-Петербурга, - отметила Матвиенко. - Это знаковое событие не только для нашего города, но и для всей России".

Что же на самом деле означает для России массовое вторжение сборочных автозаводом иностранных ТНК?

Ведь приход международного капитала либеральная элита преподносит как благо для страны, аргументируя возможностями развития технологий, создания новых рабочих мест, повышение квалификации местной рабочей силы. Так ли это на самом деле? Давайте посмотрим на примере тех же США, где подобные процессы уже проходили, и которые неизбежно происходят везде, где разворачивается такой бизнес. За основу анализа взята статья американского исследователя иностранных автомобильных заводов в США Майка Паркера «Трансплантировано в США» (Transplanted in the USA by Mike Parker). Итак, к каким результатам привела глобализация автомобилестроения в самих США:

1) Локализация производства – не более 55%

«Реальная локализация иностранных автосборочных предприятий в США варьируется от всего 20% (сборка из ключевых узлов и «штамповка») до приблизительно 55% у Хонды» по данным Дэна Луриа, исследователя Инсттитута Промышленной Технологии, Мичиган».

Всего 55% локализации (использования местных комплектующих) – и это в США, где правительство защищает своего производителя! Значит, нам можно рассчитывать не более чем на 35% и то через 4,5 года, согласно постановления правительства РФ №166. Это означает, что 70-80% автокомпонентов будут производиться за пределами России, лишая работы десятки тысяч рабочих, занятых в авто-инфраструктуре. Ведь снятие пошлин позволит иностранным концернам снизить стоимость своих автомобилей, отнимая продажи у отечественного производителя. В конечном итоге российский автопром либо будет поглощен ТНК либо прекратит свое существование, оставив за бортом сотни тысяч лишних людей.

2) Лишние рабочие руки

«Количество рабочих мест в автомобильной промышленности США значительно уменьшилось. Степень этого уменьшения соответствует доле рынка, которую иностранные сборочные заводы отбирают у автомобилей, собранных с большей локализацией производства. Но воздействие иностранных сборочных цехов – трансплантатов на экономику и общество США неизмеримо больше чем количество потерянных рабочих мест».

«Разделение труда драматично влияет на карьерные возможности. Если более квалифицированные рабочие места остаются за границей, возможности местных работников продвинуться в компании ограничены».

Повторюсь, это исследование проводилось в США, где японские и корейские компании постепенно вытесняют «американские» автоконцерны, заставляя их искать способы снизить затраты, перемещая производства в страны с дешевой рабочей силой, слабым государственным регулированием экономики и дешевыми ресурсами. Похоже, в современном мире география таких мест все больше совпадает с местоположением стран третьего мира, куда записали и Россию. Судя по выводам американских исследователей, развития квалификации рабочей силы на новых сборочных заводах ждать тоже не приходится.

Кроме того, современные сборочные технологии, не требуют от работников квалификации, всю точную и умную работу выполняют роботы.

«Согласно исследованиям MTI (Массачусетский технологический Институт) удельное число роботов на иностранных сборочных заводах в среднем, в два раза больше, чем в США.

Однако, использование роботов и других технологий не обязательно приводит к созданию большого числа высококвалифицированных рабочих мест в США. Большая часть технологического оборудования заводов- трансплантатов спроектирована и разработана в Японии. Оборудование спроектировано для модульной замены узлов, чтобы минимизировать потребность в квалифицированном ремонте на месте. Обычно вся технологическая цепочка завода-трансплантанта устанавливается, запускается и тестируется в Японии а затем перевозится в США».

Вывод ясен: иностранные сборочные заводы в России если и создадут рабочие места, то только за счет уничтожения в десятки раз большего количество таковых как в самой автоиндустрии, так и в смежных отраслях, а нанятые ими работники будут жестоко эксплуатироваться за низкую плату, без надежды на ее рост и при увеличивающейся интенсивности труда. В основном ТНК используют молодую рабочую силу, перекладывая заботу о пожилых и пенсионеров на общество.

3) ТНК враждебны к профсоюзам

«Трансплантанты всегда были враждебно настроены по отношению к профсоюзам, в особенности традиционным профсоюзам в «американском стиле». Они расположились в районах традиционно не симпатизировавших профсоюзам, чтобы предотвратить организацию своей рабочей силы. Один из банковских исследователей подготавливающий предложения по географическому размещению для не самых крупных Японских компаний, утверждает, что «зона без профсоюзов» занимает первое место в списке критериев площадки для размещения нового предприятия. В распоряжение Профсоюза Канадских Автомобилестроителей (CAW) попали внутренние документы компании Хёндэ, из которых явствует, что возможность не допустить формирования профсоюза была важным фактором при выборе площадки под Квебеком».

«Так называемые японские методы управления могут работать только при условии отсутствия профсоюза или соглашательского профсоюза».

Недолгая история работы заводов трансплантатов в России полностью подтверждает существование анти-профсоюзной стратегии ТНК: за 4 года работы завода Джи Эм в Тольятти не было даже намека на профсоюз. Попытки организации, предпринимаемые в настоящее время при активном участии независимого профсоюза «Единство» встречают ожесточенное сопротивление администрации: запугивание рабочих, привлечение милиции и частной охраны к препятствованию раздачи листовок активистами.

Независимый профсоюз работников Форд Мотор Компании – наиболее успешный пример организации рабочих на ТНК также столкнулся с враждебным отношением: 4 активиста были уволены по заведомо незаконным основаниям. Если у себя на родине автоконцерны еще терпят профсоюзы и договариваются в ними (даже не смотря на банкротство "Делфи" профсоюз United Auto Workers выговорил каждому из 25,000 уволенных в связи с закрытием предприятий работников General Motors и 8,000 работников "Делфи", членов профсоюза, "выходное пособие" в размере от $70,000 до $150,000), то «туземной рабочей силе» в праве организации, видимо, отказано. Остаётся лишь право преумножать своим трудом прибыли хозяев, пока силы и здоровье есть.

4) Снятие социальной ответственности

«Трансплантанты характеризуются низкими социальными расходами. Однако часто игнорируется тот факт, что за низкие производственные издержки цену высоких социальных расходов платит общество. Различными путями транссплантанты перекладывают на общество расходы, некогда покрываемые корпорациями».

Вот всего несколько примеров такого переложения: высокая интенсивность и тяжесть труда на сборочных заводах вытесняет более старшее поколение рабочих (нормы выработки и стандарты работы рассчитаны на здоровых молодых дюдей), социальное бремя по устройству которых перекладывается на общество.

Часто корпорации усугубляют сложные социальные проблемы, такие как безработица, бедность, поскольку создавая гораздо меньше рабочих мест, чем они уничтожают, ТНК задают всей индустрии жесткие стандарты интенсивности работы при низкой оплате, что ухудшает положение рабочего класса в целом и ужесточает его эксплуатацию другими капиталистами.

И, наконец, за размещение своих производств в том или ином регионе ТНК выторговывают у местных правительств различные льготы и уступки для себя, платить за которые должны местные налогоплательщики. Г-жа Матвиенко с гордостью сообщает, что сумма, которую правительство собирается потратить на обеспечение инфраструктуры завода Джи Эм составит не менее 50 млн. рублей. А ведь эти деньги взяты из казны и отняты у тех же простых граждан (программы здравоохранения, образования, другие социальные программы), в угоду иностранным капиталистам, которые и сами бы, конечно, могли (и должны были) раскошелится за возможность эксплуатировать российских рабочих.

Ждать петуха или готовиться заранее?

Как известно из исторического опыта, закрепленного в народном фольклоре, решающим побудительным мотивом, заставляющим критично взглянуть на ситуацию и соответственно изменить свое поведение для Россиян был и остается «птица мудрости» - жареный петух. Как больно он должен клюнуть, чтобы пробудить народ к грозной опасности?

До последнего времени в массовом сознании Россиян преобладал довольно идеализированный образ, связанный с работой на иностранном предприятии. Когда в 2002 году набирали работников на совместное предприятие Джи Эм АвтоВАЗ, конкурс был как в престижный вуз. Сейчас – цех постоянно недоукомплектован, не хватает до 20 человек в смену. Работники бегут на ВАЗ, где при такой же, или большей зарплате есть хоть какие-то социальные программы (общежитие, льготы на хорошие детские сады, путевки и т.п.). Где при выходе на пенсию единовременный платеж составлял пятизначную сумму в рублях, а ВАЗовское пособие по беременности, будь оно введено повсеместно, могло бы существенно снизить демографическую проблему в РФ. Конечно, сейчас эти льготы также подвергаются атакам силовых олигархов, пришедших к руководству заводом, но на хваленых западных предприятиях нет и этого. Если говорить об организации производства на, к примеру, автосборочных цехах, массовое строительство которых объявлено знаковым событием в Российской экономике, то знак этот – жирный минус. Дело в том, что заимствованные у японских кампаний и применяемые на сборочных заводах по всему миру стандартизованные пошаговые процессы сборки (а ведь строятся именно сборочные предприятия) делают функции рабочего настолько примитивными, что о развитии его квалификации или передаче технологий говорить не приходится. Это тяжелый, интенсивный, отупляющий и низкооплачиваемый труд. На конвейере Джи Эм АвтоВАЗ не встретите ни одного рабочего старше 23-25 лет, большинство в районе 20. Что будет с ними через 5, 15, 20 лет? Можно сказать с большой долей уверенности, что на конвейере опять будут молодые, но другие лица. Вы когда-нибудь видели пожилого продавца за прилавком «Макдоналдс»? В ТНК работник выпадает из под механизмов защиты, привычных не только для советского, но и российского человека. Его отношения с работодателем регулируются контрактом, зачастую временным, что дает практически неограниченную власть работодателю и минимизирует его ответственность. Это существенно ослабляет позиции профсоюзов, а часто делает их организацию и функционирование практически невыполнимой миссией (за 4 года существования СП Джи Эм АвтоВАЗ профсоюз не был создан. И хотя развитие ТНК в России при нынешнем векторе ее развития процесс закономерный, оно ставит много вопросов как перед государством, и обществом на которое перекладываются социальные функции, ранее, пусть даже, частично выполняемые нанимателями, так и перед самими работниками. И что касается последних, то им нужно быть максимально прагматичными и организованными, чтобы не позволить низвести себя до уровня невольников, работающих за похлебку. Пора вспомнить о достоинстве человека, и готовиться к борьбе, пока еще есть время, чтобы не повторять судьбу несчастных народов, уже вкусивших горькие плоды глобализации.

Тольятти, 15.06.2006



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100