Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Майкл Паренти
Империализм. Введение

Глава 1

Империализм являлся самой мощной силой в мировой истории в течение последних четырех или пяти столетий, разделив целые континенты, угнетая при этом коренные народы и уничтожая целые цивилизации. В то же время империя в том виде, в котором она ныне существует, редко становится объектом серьёзного внимания наших ученых, комментаторов СМИ и политических лидеров. Хотя предмет империализма и не был полностью проигнорирован, он подвергся изрядной обработке, смягчению, так что империи стали называться «содружествами», а колонии превратились в «территории» и «доминионы». Империалистические военные интервенции стали вопросом «национальной обороны», «национальной безопасности» и поддержания «стабильности» в том или ином регионе. В этой книге я хочу рассмотреть, что же представляет собой империализм в реальности.

Через весь мир

Под «империализмом» я подразумеваю процесс, в ходе которого господствующие политико-экономические интересы одной нации экспроприируют ради своего обогащения землю, труд, природные ресурсы и рынки других народов. Первыми жертвами западноевропейского империализма стали другие европейцы. Приблизительно 800 лет тому назад Ирландия стала первой колонией того образования, которое позже получило название Британской Империи. Сегодня часть Ирландии всё ещё остается под оккупацией Британии. Среди других ранних белокожих жертв империализма можно выделить народы Восточной Европы. В начале девятого века славяне работали на смерть в рудниках Каролингов. Это порабощение восточноевропейцев было настолько интенсивным и продолжительным, что слово «славянин» стало синонимом рабства. И в самом деле, слово «slave» (раб в западных языках – пер.) происходит от корня «слав». Восточная Европа была ранним источником накопления капитала, став к семнадцатому веку полностью зависимой от западных промышленников.

Особо разрушительным примером внутри-европейского империализма была нацистская агрессия в ходе Второй мировой войны, давшая германским промышленным картелям и нацистскому государству возможность разграбить ресурсы и эксплуатировать труд оккупированной Европы, включая рабский труд в концлагерях.

Основной удар европейских, североамериканских и японской имперских держав был направлен против Африки, Азии и Латинской Америки. К 19-му столетию они рассматривали Третий мир не только в качестве источника природных ресурсов и рабов, но и как рынок сбыта для своих промышленных товаров. К 20-му веку индустриальные нации перешли к экспорту не только товаров, но и капитала, в форме оборудования, технологий, инвестиций и займов. Но это не означает, что прекратилось разграбление природных ресурсов. Напротив, грабёж лишь усилился.

Среди множества взглядов на империализм, циркулирующих сегодня в Соединенных Штатах, доминирует идея, что империализм более не существует. Империализм не признается в качестве легитимной концепции, и разумеется не в отношении США. Можно говорить о «Советском империализме» или о «Британском империализме 19-го века», но не об американском. Выпускник факультета политологии в большинстве университетов в этой стране не получит возможность исследовать американский империализм на основании того, что такое исследование не будет академическим. 1  В то время как многие народы по всему земному шару обвиняют США в том, что они являются империалистической державой, в этой стране люди, заговаривающие об американском империализме, обычно считаются пустыми идеологическими болтунами.

Динамика экспансии капитала

Империализм старше капитализма. Персидская, Македонская, Римская и Монгольская империи существовали за столетия до Ротшильдов и Рокфеллеров. Императоры и завоеватели интересовались преимущественно грабежом и сбором дани, златом и славой. Капиталистический империализм отличается от этих ранних форм тем, что он систематически аккумулирует капитал посредством организованной эксплуатации труда и проникновения на заморские рынки. Капиталистический империализм инвестирует в другие страны, господствует над их экономикой, культурой и политической жизнью и интегрирует их производственную структуру в международную систему аккумуляции капитала.

Цетральным императивом капитализма является экспансия, расширение. Инвесторы не вложат деньги в предприятие, если они не смогут извлечь из него больше, чем вложили. Увеличение прибылей возможно лишь при росте предприятия. Капиталист непрерывно ищет пути сделать больше денег для того, чтобы затем сделать ещё больше денег. Необходимо постоянно инвестировать для получения прибылей, накапливать столько силы, сколько возможно перед лицом конкурирующих сил и непредсказуемых рынков.

Принимая во внимание его экспансионистскую природу, капитализм мало расположен к тому, чтобы сидеть дома. Почти 150 лет тому назад Маркс и Энгельс описали буржуазию, которая «охотится по всей поверхности земного шара. Она должна вить гнезда везде, расселяться повсюду, устанавливать связи повсеместно... Она создает мир по своему собственному образу.» Экспансионисты разрушают целые общества. Самодостаточные народы силой трансформируются в бесправных наемных рабочих. Туземные сообщества и народные культуры заменяются обществами массового рынка, масс-медиа и потребления. Кооперативные земли оккупирует агробизнес, деревни вытесняются барачными поселками городского типа, автономные регионы превращаются в централизованные автократии.

Вот один из тысячи подобных примеров. Несколько лет назад «Лос-Анжелес Таймс» опубликовала специальный репортаж о дождевых лесах Борнео, что в Южной части тихоокеанского региона. По их собственным рассказам, люди там жили самодостаточной жизнью. Они занимались охотой, рыболовством, выращивали пищу в своих садах и рощах. Но весь их образ жизни был безжалостно разрушен несколькими гигантскими компаниями, уничтожившими дождевые леса для того, чтобы сбыть древесину и получить прибыли. Их земли превратились в районы экологического бедствия а они сами в бесправных обитателей трущобных поселков, вынужденных работать за минимальную зарплату – когда посчастливится найти хоть какую-нибудь работу.

Североамериканские и европейские корпорации приобрели контроль над более чем тремя четвертями минеральных ресурсов Азии, Африки и Латинской Америки. Но погоня за природными ресурсами не является единственной причиной заморской экспансии капитализма. Существует дополнительная необходимость в сокращении стоимости продукции и максимализации прибыли путём инвестирования в страны с избытком дешёвой рабочей силы. Зарубежные инвестиции американских корпораций выросли на 84% с 1985 по 1990 год, причем наиболее драматическое увеличение произошло в странах с дешевым трудом, таких как Южная Корея, Тайвань, Испания и Сингапур.

Из-за низких зарплат, налогов, отсутствия социальных выплат, слабых профсоюзов, несуществующих профессиональной и экологической защиты, корпоративные прибыли американского бизнеса в Третьем мире выше на 50% нежели в развитых странах. «Ситибанк», одна из крупнейших американских фирм, получает около 75% своих прибылей за счет зарубежных операций. В то время, как дома рост прибыли был довольно скромным, прибыли за рубежом увеличивались драматически, усиливая развитие того, что получило название транснациональные или мультинацилнальные корпорации (ТНК). На сегодняшний день около 400 ТНК контролируют приблизительно 80% активов капитала на глобальном рынке и распространяют своё влияние на бывшие коммунистические страны Восточной Европы.

ТНК развили глобальный конвейер. «Дженерал Моторс» имеет заводы, производящие автомобили, грузовики и широкий набор запчастей в Канаде, Бразилии, Венесуэлле, Испании, Бельгии, Югославии, Нигерии, Сингапуре, Филиппинах, ЮАР, Южной Корее и в дюжине подобных стран. Такое «распределение сил» позволяет компании уменьшать ущерб от забастовок в одной стране, переводя производство в другую, стравливать друг с другом рабочих из различных стран, с целью уменьшить требования повышения зарплаты и улучшения условий труда и подорвать деятельность трудовых союзов.

Не необходимо, но просто непреодолимо

Некоторые авторы задаются вопросом является ли империализм необходимым условием для капитализма, указывая на то, что большая часть западного капитала вкладывается на Западе, а не в Третьем мире. Если корпорации потеряют все свои инвестиции в Третьем мире, заявляют эти исследователи, многие из них смогут выжить за счёт европейских и североамериканских рынков. В ответ можно сказать, что капитализм способен прожить и без империализма – но он не проявляет склонности это делать. Он не демонстрирует никакого желания отказаться от своих необычайно прибыльных предприятий в Третьем мире. Империализм может и не быть необходимым условием для выживания инвестора, но он представляется неотъемлемой тенденцией и естественным порождением развитого капитализма. Империалистические отношения могут и не быть единственным способом извлечения прибылей, но они являются наиболее рентабельным способом.

Необходимость империализма для капитализма на самом деле не является вопросом. Многие не абсолютно необходимые вещи в то же время являются сильно желаемыми, и посему им оказывается предпочтение и их рьяно добиваются. За морями инвесторы находят дешёвый труд третьего мира, жизненноважные природные ресурсы и многие другие крайне прибыльные условия, являющиеся непреодолимо привлекательными. Сверхприбыли могут не быть необходимыми для выживания капитализма, но выживание не есть всё то, в чём капиталист заинтересован. Сверхприбылям оказывается сильное предпочтение перед умеренными заработками. То что империализм не необходим капитализму не означает отсутствие непреодолимой связи.

То же верно и для другого рода социальной динамики. Например, богатство вовсе не обязательно ведёт к роскошной жизни. Большая часть богатства правящего класса может быть использована для инвестиций, а не на личное потребление. Очень богатые могут прожить и на более скромные суммы, но большинство из них предпочитает жить не так. На протяжении истории имущие классы предпочитали иметь лучшее из всего возможного. В конце концов, целью наживы за счет труда других людей является хорошая жизнь, возможность избежать любых форм неблагодарного тяжкого и монотонного труда, наслаждаться привилегированным доступом к роскошной жизни, медобслуживанию, путешествиям, образованию, отдыху, безопасности, досугу, и разумеется властью и престижем. И хотя не одна из этих вещей не является реально «необходимой», те кто ими обладает крепко за них цепляются, как свидетельствуют жестокие меры, применяемые имущими классами как только они ощущают угрозу со стороны уравнительной демократической силы.

Мифы недоразвития

Бедные земли Азии, Африки и Латинской Америки известны нам под названием «Третий мир», чтобы отличить их от «Первого мира» индустриализированных Европы и Северной Америки и ныне в основном распавшегося «Второго мира» коммунистических стран. Бедность Третьего мира, называемая «недоразвитием», рассматривается большинством западных обозревателей как первоначальное историческое условие. Нас просят поверить в то, что так было всегда, что бедные страны бедны из-за того, что их земли всегда были неплодородными или их люди всегда были непродуктивными.

На самом деле земли Азии, Африки и Латинской Америки долгое время производили огромные количества продовольствия, минералов и других природных ресурсов. Именно поэтому европейцы так возжелали грабить их. Никто не пойдет в бедные места чтобы обогатиться. Третий мир богат. Только его люди бедны – и это из-за перенесенного ими грабежа.

Процесс экспроприации природных ресурсов Третьего мира начался многие столетия тому назад и продолжается в наши дни. Сперва колонизаторы забирали золото, серебро, меха, шёлк, приправы, затем лён, пеньку, лес, патоку, сахар, ром, каучук, табак, какао, кофе, хлопок, медь, уголь, железо,олово, пальмовое масло, слоновую кость, а позже нефть, цинк, марганец, платинум, кобальт, бокситы, аллюминий и уран. И чтобы не пропустить самую чудовищную экспроприацию: принуждение миллионов людей к рабскому труду.

В течение столетий колонизации возникало много теорий, обслуживавших колонизацию. Меня учили в школе, что люди в тропических землях пассивны, ленивы и не могут работать так интенсивно как мы, обитатели умеренных широт. На самом деле обитатели теплых земель совершали великие трудовые подвиги, создавая великолепные цивилизации, задолго до того, как Европа вышла из Темных веков. И сегодня они нередко много работают, долгие и тяжелые часы за мизерные суммы. И тем не менее ранний стереотип «ленивого аборигена» до сих пор с нами. В любом капиталистическом обществе бедный, местный или заморский, регулярно обвиняется в собственной бедности.

Мы слышим, что народы Третьего мира культурно отсталы в своих нравах, обычаях и технических способностях. Это удобная идея для тех, кто хочет представить западные инвестиции в виде спасительной операции , целью которой является помочь отсталым народам стать более эффективными. Миф о «культурной отсталости» восходит к античным временам, когда он использовался завоевателями для порабощения коренных народов. Для тех же самых целях служил он и для европейских котонизаторов на протяжении последних пяти веков.

На какое же культурное превосходство могли претендовать европейцы прошлых времён? Начиная с 15-го и по 19-ый век европейцы были «впереди» по таким показателям, как количество казней, убийств и других жестокостей; лидировали они и по распространенности венеричесих заболеваний, оспы, тифа, туберкулёза, чумы и других телесных недугов, а также в области социального неравенства и бедности (как городской так и сельской), издевательств над женщинами и детьми и распространенности голода, рабства, протитуции, пиратства, религиозных убийств и пыток инквизиции. Тот, кто верит в то, что Запад был самой развитой цивилизацией, должен держать в уме все эти «достижения».

Если говорить более серьёзно, то надо отметить тот факт, что Европа имела серьёзное преимущество по части навигации и вооружений. Мушкеты и пушки, пулеметы и эсминцы, сегодняшние ракеты, вертолеты и бомбардировщики стали решающим фактором при встрече Запада и Востока, Севера и Юга. Превосходящая огневая мощь, а не превосходящая культура позволила европейцами североамериканцам занять господствующие позиции, которые и ныне удерживаются в основном силой, хотя и не только ей одной.

Заявлялось также и то, что колонизируемые народы были отсталы биологически и медленнее эволюционировали нежели их колонизаторы. Их «дикость» и «низкий» уровень культурного развития представлялись как выражение их неполноценной генетической эволюции. Но были ли они культурно отсталы? Во многих частях того, что сейчас считается Третьим миром, народы обладали развитыми навыками в архитектуре, садоводстве, ремеслах, охоте, рыболовстве, акушерстве, медицине и других вещах. Их социальные обычаи и нравы были зачастую более благородны и гуманны и менее автократичны и репрессивны нежели что-либо подобное в Европе тех времен. Конечно, нам не следует романтизировать эти коренные общества, некоторые из которых имели свои собственные жестокие обычаи. Но в целом эти народы имели более здоровую, счастливую жизнь, с большим количеством свободного времени по сравнению с большинством жителей Европы.

Есть ещё теории, имеющие широкое хождение. Нам говорят, что бедность Третьего мира имеет причиной перенаселенность, так как у многих людей есть слишком много детей чтобы их прокормить. На самом деле, за последние несколько столетий многие страны Третьего мира были менее плотно населены нежели некоторые страны Европы. В Индии меньше людей на единицу площади – но больше бедности – чем в Голландии, Уэльсе, Италии, Англии, Японии и ряде других промышленных стран. Более того, именно индустриализованные нации Первого мира, а не бедные народы Третьего, потребляют 80% мировых ресурсов и представляют наибольшую угрозу экологии земного шара.

Все это не ставит под сомнение действительную угрозу перенаселенности планеты для экосферы. Сокращение роста населения во всех странах мира поможет оздоровлению глобальной среды обитания, но оно не решит проблемы бедных – так как перенаселенность сама по себе не есть причина бедности, но лишь одно из её последствий. Бедные имеют тенденцию заводить большие семьи, так как дети являются источником рабочей силы, семейного дохода и поддержкой для пожилых.

Франц Мур Лаппе и Рейчел Шурман обнаружили, что из семидесяти стран Третьего мира шесть – Китай, Шри Ланка, Колумбия, Чили, Бирма и Куба, а также штат Керала в Индии – смогли снизить уровень рождаемости на одну треть. В них не происходили драматическое увеличение производства или быстый рост доходов на душу населения, также не проводились широкие программы по планированию семьи 2 . Факторами, которые по мнению исследователей сыграли решающую роль в сокращении рождаемости, были меры в области образования и здравоохранения, сокращения экономического неравенства, улучшения прав женщин, продовольственные субсидии и в некоторых случаях земельная реформа. Другими словами уровень рождаемости был снижен не на пути капиталистических инвестиций и экономического роста как таковых, а с помощью социо-экономических улучшений, даже весьма умеренных, сопровождавшихся укреплением прав женщины.

Искуственно превращённые в бедняков

То что называют «недоразвитием» является на самом деле комплексом общественных отношений, навязанных силой ряду стран. С продвижением западных колонизаторов, народы Третьего мира претерпели откат в своём развитии, иногда на целые столетия. Британский империализм в Индии служит хорошим примером. В 1810 году Индия экпортировала больше текстиля в Англию, чем Англия в Индию. К 1830 году картина изменилась на противоположную. Британцы установили защитный тариф для блокирования индийской готовой продукции и демпинговали свои товары на индийском рынке – эта практика поддерживалась с помощью военной силы. В течение нескольких лет огромные текстильные центры в Дакка и Мадрасе превратились в города призраков. Индийцы были отправлены назад в деревню выращивать хлопок для британских текстильных фабрик. Индия в результате превратилась в корову, выдаиваемую британскими финансистами.

К 1850 году долг Индии вырос до 53 миллионов фунтов стерлингов. С 1850 по 1900 её ВНП на душу населения упал почти на две трети. Цена на сырье и товары, которые Индия была вынуждена продавать в Британию в течение большей части 19-го века достигала в годовом измерении совокупного дохода 60 миллионов индийских сельскохозяйственных и промышленных рабочих. Массовая бедность, которую мы ассоциируем с Индией, не была изначальным историческим условием этой страны. Британский империализм сделал две вещи: во первых, он прекратил индийское развитие, во вторых силой навязал стране недоразвитие.

Примечания

1  В главе 10 тема отношений империализма и академии раскрыта более детально

2  Данные о Китае относятся ко времени до 1979 года – начала модернизации, промышленного роста и внедрения программы одного ребенка в семье: см. Food First Development Report no.4 1988



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100