Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Депутат Балтика
Вася-пиар-автоген и макеевский электротранспорт
Технология деградации

Перед вами грустная история об уничтожении еще одного островка цивилизации. Ничуть не оригинальная и не уникальная. Одна из. История планомерного гнобления общественного транспорта в одном отдельно взятом городе.

Для начала – небольшая справка. Макеевка – немаленький город (450 тыс. человек в последние годы Советской власти) в 15 км от Донецка. Фактически – уже давно спальный район этого самого Донецка, куда многие жители каждое утро ездят на работу. Географически – набор разбросанных там и сям отдельных поселков, возникавших при рудниках и заводах. Одним городом они считаются чисто административно. При таких особенностях вопрос транспорта всегда стоял очень остро. Трамвай пущен в двадцатых годах, троллейбус – в начале семидесятых. Транспортная сеть развивалась довольно хаотично, без особого плана. Поэтому большинство маршрутов из одного поселка в другой идут через центр – по одной длинной улице. Прямой связи между разными поселками практически нет. Но даже в таком виде общественный горэлектротранспорт свою задачу выполнял, перевозя ежедневно около 160000 пассажиров (1986 г.). К 1991 году в городе было 4 трамвайных маршрута и 9 троллейбусных.

Введение демократии охарактеризовалось шикарным подарком украинских властей пенсионерам – проезд в общественном транспорте для них стал бесплатным. Одновременно были отменены все дотации на транспорт из госбюджета, то есть фактически все расходы, включая «бесплатный» проезд, свалены на ТТУ и местный бюджет. Параллельно предприимчивые бизнесмены, как правило, тесно связанные с исполкомом, закупили микроавтобусы типа «Газелей» и пустили так называемые «маршрутные такси», которые быстро отбили у электротранспорта всех пассажиров с деньгами, предпочитавших ехать сидя и «с комфортом», как это они обычно называют. Электротранспорт стал транспортом для бедных и начал хиреть. Были увеличены интервалы движения, ухудшился ремонт, новые машины стали покупать очень редко. Скорость движения падала с каждым днем.

Но и в таком виде трамваи и троллейбусы мешали «частным» перевозчикам, а на деле – дочерним предприятиям исполкомовских боссов и их ближайших родственников. Часть денег по-прежнему проплывала мимо их кармана, что было со всех сторон нетерпимо.

Новый этап начался с приходом к власти Василия Джарты. Этот деятель с криминальным прошлым споил предыдущего слабовольного мэра и стал исполняющим обязанности городского головы, затем в ходе выборов с помощью откровенного шантажа избирателей, проведенного через директоров предприятий, избавился от приставки и.о. Вот теперь ничто не мешало развернуть уничтожение электротранспорта.

Кампания началась, как сейчас водится, с массивного пиара. В начале 2000 года карманные городские СМИ (а других в городе нет) наперебой начали трубить о возрождении Макеевки и ее светлых перспективах, а также о чудесном новом трамвайном кольце на ул. Плеханова, которое якобы решит транспортную проблему города. Рядом пошел откровенный накат на электротранспорт, нытье по поводу его убыточности и мудрые слова мэра о внезапно открывшейся необходимости закрыть половину всех маршрутов, чтобы остальные стали «рентабельными». С тех пор так и повелось: начался в газетах плач Иеремии - жди закрытия маршрутов. Остается только загадкой, какую такую рентабельность имеют при этом обычно в виду, и по формулам какой экономической школы выходит, что микроавтобус, перевозящий десять человек и работающий на постоянно дорожающем бензине, оказывается рентабельнее троллейбуса, в котором помещается сразу 120 пассажиров. Судя по всему, рентабельным в Макеевке называется то, что приносит живые деньги в карман отцов города, а нерентабельным – то, что идет мимо них.

Под весь этот газетный шум тогдашний начальник комиссии по транспорту Чикин приказал попросту разрезать на металлолом 50 (прописью: пятьдесят!) трамваев и 80 (восемьдесят!) троллейбусов, то есть 80% всего макеевского парка. Дельце удалось провернуть в несколько заходов за пару месяцев, на которые движение было перекрыто под видом строительства нового кольца. Заодно из депо испарились в неизвестном направлении два снегоочистителя, семь технических трамваев и девять технических троллейбусов, да так, что концов не могут найти до сих пор.

А тем временем темной ночью кто-то снял сразу все провода с троллейбусного маршрута №6. Как уверяли газеты, это были охотники за металлоломом, хотя никакие воры при всем желании не смогли бы за одну ночь разрезать, снять и унести пятнадцать километров сети, находящейся под напряжением в 500 вольт. Всем прекрасно было известно, что сделано это варварство по прямому указанию Джарты. Макеевчане проглотили факт молча, повозмущались на собственных кухнях - и все. «А шо мы можем сделать?». Власть выждала какое-то время, убедилась, что никакой реакции не будет, и решила продолжать в том же духе.

За шестым маршрутом троллейбуса под нож пошли 3-й и 4-й трамвайные, 7, 9 и 10-й троллейбусные, остальные наполовину подсократили, чтобы пользоваться ими стало неудобно. Примерно в то же время закрыли и быстренько разорили второе трамвайное депо, да так ловко, что теперь там не осталось даже стен. Задача первого этапа была выполнена на отлично. Реакции со стороны горожан так и не последовало.

Еще раз вострубили фанфары и с газетных страниц полились потоки елея в адрес мудрого мэра, косяком печатались его фотографии в разных видах. Именно тогда горожане стали ласково называть нового мэра Васей и еще почему-то бандитом. Джарты, очевидно, страдал тяжелой формой мании величия, что выразилось, помимо прочего, в художественной надписи на боку четырех троллейбусов: «Макеевка – это наш город. В. Джарты». Именно так – с подписью. Через какое-то время сообразили, что надпись звучит довольно двусмысленно и подпись затерли.

Наконец открылось Плехановское кольцо. Трамвайные рельсы в нем были проложены наспех и под такими углами, что ездить по ним мог только самоубийца. Никто и не ездил. Зато рядом появилась стоянка всех городских маршруток, набитых на узенький пятачок шириной метра в три. Основную площадь так называемого кольца заняли мириады мизерных магазинчиков, средней площадью с деревенский клозет, а также различные забегаловки и игральные автоматы – частная собственность, принадлежащая, вероятно, данникам или родственникам все того же Джарты.

В 2002 году на виду у всех, уже не таясь и не маскируясь под мифических воров, работники ТТУ в оранжевых жилетах сняли провода с троллейбусных маршрутов 1 и 3, и было объявлено о закрытии второго троллейбусного депо. Начали подбираться к 4-му маршруту, но об этом узнали местные жители, которые оказались более пассионарными, чем остальные, и прекрасно понимали, что в чудесных рентабельных маршрутках им придется каждый день оставлять в два раза больше денег. Инициативная группа поехала ходоками в область. Городские газеты почему-то об этом ничего не писали, но лапы все-таки пришлось убрать. Из-за протестов не выгорело также и с закрытием 5-го троллейбусного маршрута. Для успокоения общественности в Кривом Роге закупили четыре поддержанных трамвайных вагона, в которых с помпой проехался сам мэр. На их боку в виде дешевого пиара написали: «За электротранспортом – будущее».

В конце 2002 года дорогой и любимый Вася, умелец медийных компаний и знаток экономики, пошел на повышение и стал заместителем председателя Донецкой облгосадминистрации, очевидно, чтобы применить свой богатый опыт по уничтожению электротранспорта в более широких масштабах. Вместо себя он оставил в городе своего заместителя Александра Мальцева – мурзилку, не обладающего никакой реальной властью и выполняющего все телефонные указания своего босса. В 2004 году Джарты должен был переехать в Киев и там занять какой-то важный пост, да некстати началась оранжевая революция. «Перспективному политику» пришлось бросить все, нажитое непосильной работой, и долго скрываться где-то за границей. Снова он всплыл на поверхность уже в этом году.

После ухода Джарты было устроено фальшивое банкротство Макеевского ТТУ, выполненное с целью заметания следов – обычная практика «эффективных предпринимателей». Так бандиты поджигают ограбленный ими дом. В процессе передачи подвижного состава вновь образованному КП «Горэлектротранс» бесследно испарились еще с десяток троллейбусов и трамваев, а большое здание управления Макеевского ТТУ, расположенное в самом центре города, в один день превратилось в банк.

Осенью 2003 года почему-то неожиданно открылось, что рабочим местного Ясиновского коксохимического завода нечем ездить на работу: линия трамвая разобрана, а до ближайшей маршрутки - почти два километра. Рабочие завода начали говорить о необходимости восстановления «четвёрки». Мальцев тогда заявил, что денег нет (их у него никогда ни на что нет, о чем он и повторяет по любому поводу как попугай), но потом каким-то чудом линию к заводу ЯКХЗ все-таки восстановили. И опять газеты начали наперебой расхваливать деяния власти. Правда, в городе к тому времени оставалось 7 трамваев, и интервалы движения составляли уже тогда 30-40 минут. Как трамваем никто не ездил, так никто и не стал ездить. Перед выборами, в августе, в Макеевке появились три капитально отремонтированных троллейбуса, окрашенные в бело-голубые цвета Партии Регионов, надо понимать, в качестве наглядной агитации.

А городские СМИ вдруг в очередной раз обнаружили, что горэлектротранспорт, оказывается, по-прежнему нерентабелен и денег по-прежнему нет. Потом еще и еще раз. Последняя такая кампания, целью которой было окончательное закрытие 6-го маршрута трамвая, проходила в 2005 году и отличалась полной абсурдностью («Проходящие мимо трамваи разрушают мой дом» - жаловались городской газете виртуальные макеевчане), но по непонятным причинам быстро захлебнулась. Теперь примерно каждый месяц то по телевидению, то в газетах появляются дежурные сообщения о нерентабельности и об убыточности, но никаких изменений ни в худшую, ни в лучшую сторону пока не наблюдается.

Сейчас ситуация такова: из 9 троллейбусных маршрутов остался 1 полный маршрут и 2 огрызка, из 4 трамвайных – 2 недомаршрута. На линии выходит всего 5 из 6 трамваев и 11 из 14 троллейбусов. Естественно, трамваи, ходящие в лучшем случае через два часа на третий и в 17.00 уезжающие в депо, пассажирам не нужны. Транспорт часто ломается из-за отвратительного обслуживания, горящие буксы – дело совершенно обыденное. Были случаи, когда работники ТТУ специально имитировали поломки или нарочно выпускали на линию развалюхи, в салонах которых свисали провода под током. Стоило только чахлому снежку слегка припорошить рельсы, как всякое трамвайное сообщение вообще прекратилось. Такая практика движения только дискредитирует саму идею общественного транспорта.

В последние год-два наблюдаются какие-то дохлые подвижки: отремонтировано три троллейбуса и один трамвай. Такими темпами к уровню 1986 года мы подойдем лет через двести.

Народ тем временем давится в маршрутках, упираясь коленками в спину соседа. Тупорылые «Газели» и «Соболя», предел которых – увеселительный пикничок по грибы для семи человек и ящика водки, захлебываются от пассажиров. Вечерами на конечных остановках выстраиваются длинные очереди человек по сто, в которых терпеливо стоят те, кто еще так недавно проклинал очереди советские. Садящимся на промежуточных остановках приходится ехать стоя, согнувшись в три погибели. Комфортно и престижно. Не сбылись даже тайные мечты «чистой» публики, брезговавшей ехать в одном троллейбусе с «быдлом» - это в троллейбусе можно было отсесть подальше от пьяного, а в тесной маршрутке некуда и отвернуться.

Примерно та же история проходит во всех соседних городах Донбасса. Вот скорбный список:

Константиновка – в отличие от Макеевки, трамвайное движение здесь останавливалось полностью с середины 2004 до сентября 2005 года. Горожане, оставшиеся без средств передвижения, несколько раз проводили перед исполкомом «трамвайные митинги». И.о. мэра - «опытный предприниматель, знающий цену каждой копейки» за недолгое время своего правления ухитрился разорить и продать почти все трамвайное хозяйство. За эти и прочие подвиги такого же рода горсовет после долгой борьбы смог отправить его в отставку. Только с приходом нового мэра положение начало немного изменяться к лучшему.

Дружковка – из пяти маршрутов там с горем пополам действуют (если можно так сказать) два. Позиция власти какая-то уклончивая: то они хотят полностью прекратить трамвайное движение, то обещают народу купить новый трамвай. А тем временем старых трамваев на линиях с каждым днём становится всё меньше и меньше. И также, как в Макеевке, в газетах время от времени мелькают сообщения о нерентабельности. Похоже, пишут их под копирку.

Краматорск – три трамвайных маршрута здесь обслуживают пять вагонов. Интервалы движения примерно 40 минут. Летом 2005 года в Краматорск пришли 3 б/у вагона почему-то из все того же Кривого Рога. А в конце августа с большой помпой было проведено восстановление трамвайной линии №3. Только вот вопрос: зачем ее было восстанавливать, если она и так находилась в целости и сохранности, только трамваи почему-то по ней не ездили. Троллейбусы в Краматорске тоже ходят паршиво – на 2 маршрута 12 машин.

Славянск – здесь из пяти троллейбусных маршрутов нормально работает только маршрут №7, связывающий центр города с вокзалом и большим жилмассивом. На остальных микроавтобусы отбивают у электротранспорта всех пассажиров. Интервалы движения троллейбуса на маршруте №4 составляют 60-70 минут, на пятом маршруте делают четыре рейса в день. В 2003 году в славянской прессе была развёрнута массированная антитроллейбусная пропаганда, звучали даже предложения полностью закрыть все маршруты, однако она почему-то быстро сошла на нет.

Дзержинск – троллейбусное движение здесь полностью остановилось в конце 2005 года, как только начались холода. Местные жители считают, что всему виной порывы старых проводов и деяния злоумышленников. Но мы-то прекрасно знаем, в чем дело, видели уже у себя в Макеевке и эти «порывы», и этих «злоумышленников».

Углегорск – самая маленькая сеть Донбасса (два коротких маршрута) стала ещё меньше – остался только один. За всю историю Углегорска в городе было 7 троллейбусов. Сейчас из них осталось только 2, из которых один выходит на линию утром и один - вечером. Прямо дневной дозор и ночной дозор.

Горловка – здесь всё происходит точь-в-точь, как в Макеевке, правда с отставанием в 3-4 года. Власть исполнила уже ставшую классической репризу «денег нет», и ситуация резко ухудшилась. В 2003 году без видимых причин резко сократилось количество трамваев и закрылось два маршрута. Никакой реакции со стороны горожан не последовало - как и в Макеевке. Сейчас в Горловке 4 трамвайных маршрута и 12 трамваев, из которых на линию выходит 7-8, причём маршрут № 8 протяженностью более 20 километров обслуживают всего 3 вагона. Троллейбусных маршрутов пока не закрывали, однако из троллейбусного парка из более чем 60 машин на линию выходит 10-15. Остальные во вполне рабочем состоянии тихо ржавеют в депо. Можно говорить о тихом саботаже.

Все вышеописанное – не дефекты общественного транспорта, как нас пытаются уверить расплодившиеся самозваные «эксперты» и «специалисты». Это дефекты сложившегося общественного устройства: полная вседозволенность местных царьков, летаргия горожан, деградация кадров, неспособность нынешней власти поддерживать сложные системы и мыслить дальше пределов собственного корыта.

Доказательство простое – в Артемовске и Енакиево, ничем принципиально не отличающихся от упомянутых выше городов, электротранспорт жив и умирать не собирается, даже приносит небольшую прибыль, вполне пристойные 5% - не 300%, конечно, как привыкли современные воры, именующие себя бизнесменами. Неплохо чувствует себя Мариуполь, в Донецке все ходит вообще как часы, а трамвайный парк недавно пополнился пятнадцатью новенькими модными вагонами, сделанными на заказ. Похоже, в исполкомах этих городов еше остались нормальные грамотные люди.

А по общеукраинским телеканалам сейчас вовсю трубят, что проклятые большевики зачем-то развивали общественный транспорт и не развивали личный, что это совсем не по-европейски, что именно трамваи, а не частные авто, на которые не рассчитаны наши улицы, создают пробки, что надо поскорее закрыть единственную в мире высокогорную троллейбусную линию Ялта-Симферополь, ту, где билеты закупают за неделю вперед, потому что она – да, да, не смейтесь, она тоже «нерентабельна». В общем, очередная кампания началась. Держитесь за свои вещи, граждане, и следите, не подбирается ли к соседнему депо очередной вася с автогеном и большими глубокими карманами. Капитализм – штука жестокая, желающих отхватить чужой кусок сколько угодно, и приходится всю жизнь непрерывно бороться за свои права, даже такие привычные и кажущиеся естественными, как право прокатиться в трамвае по родному городу.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100