Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Дмитрий Левыкин
Изучать, изучать и ещё раз изучать
Ответ т. Шапинову на статью от 09.01.2006 «О реакционном патриотизме. Ответ т.Левыкину», опубликованную в Коммунист.ру

В этой статье мне хотелось бы продолжить дискуссию с товарищем Шапиновым, а заочно не только с ним, начатую 9 января на странице Ком.ру. Несмотря на то, что товарищ Шапинов считает, что вопрос с «красным путинизмом» закрыт, а его представители разгромлены, мне хотелось бы указать, на то, что эта тема затрагивает глубинные идеологические вопросы, она куда шире и потому будет с необходимостью снова и снова всплывать в наших дискуссиях. Мне хотелось бы, чтобы данная дискуссия, в отличие от многих других на страницах наших изданий велась конструктивно и имела практические результаты.

Я ещё раз указываю на то, что подоплёку вопроса составляют разные оценки уровня и характера развития капитализма в России. Данный вопрос – уровня серьёзной монографии. Приведённая же т. Шапиновым цитата нисколько не выводит нас за пределы газетного уровня и не удовлетворяет нашим потребностям всестороннего марксистского изучения данного вопроса.

Я бы предостерёг от «надёргивания» цитат из буржуазных публикаций. Здесь необходима кропотливая самостоятельная работа начиная с источников. Затронуть хотя бы такой вопрос: структура собственности российских компаний и её влияние на их поведение. Вопрос в следующем. Сейчас крупнейшие российские компании начинают раскрывать структуру собственности, что им необходимо для привлечения иностранных инвестиций, размещения ценных бумаг на западных фондовых биржах. И тут выясняется, что очень многие крупнейшие российские компании принадлежат каким-то фирмочкам, зарегистрированным в офф-шорах типа Британских Виргинских островов. Т. е. они вообще-то не являются российскими компаниями. Возможно ли тогда говорить о российском империализме? Как такая структура собственности влияет на поведение компании в политической сфере? Например, в таких вопросах, как вступление в ВТО, поддержка определённых политических сил и т. п. В целом мы здесь натыкаемся на ряд вопросов, поднятых в контексте обсуждения темы «компрадорского капитала».

Второй комплекс вопросов, который совершенно не затрагивается при жонглировании цифрами формальной монополизации – это структурные изменения в российской экономике, их последствия и место России в мировом разделении труда. Я бы тут тоже мог бы сослаться на буржуазные аналитические отчёты, которые говорят о том, что в России за годы реформ из отраслей промышленности сохранились только отрасли, обслуживающие ТЭК, инфраструктуру, частично автопром и военное авиастроение, но положение последних довольно шаткое. Может, многие коммунисты не осознают степени зависимости России от Запада. Да, в России ещё производят автомобили, автобусы, корабли, но имеется всё возрастающая зависимость от Запада по ключевым компонентам. У нас нет времени приводить множество примеров. Скажем только, что почти все выпускаемые в России автобусы, трактора, комбайны, тягачи и т. п. имеют или импортные двигатели, или КП, или системы обогрева или системы электронного впрыска топлива, или мосты и т. п.. Даже краска, которая применяется на отечественных автозаводах имеет импортные присадки. Корабли имеют фактически только корпуса отечественного производства. Иногда двигатели. Всё остальное оборудование – импортное. Причём отечественных аналогов обычно просто нет, поскольку их производство было развалено и свёрнуто.

Однако один вопиющий пример мы всё таки приведём: Россия заложила серию сторожевых кораблей «корветов» проекта 20380. Заказ на изготовление электрораспределительных щитов – ключевого компонента корабля – получило ленинградское ПО «Новая Эра». Завод «Новая Эра» однако очень скоро установил, что в России больше не производятся необходимые компоненты с соответствующими массогабаритными характеристиками. По закону российская армия должна быть вооружена оружием российского производства, все ключевые компоненты которого должны быть тоже российского производства. Однако, что делать – корабль уже заложен, деньги розданы и Министерство обороны было вынуждено дать добро на использование 16-и типов изделий иностранного производства в этих щитах. В частности, автоматических выключателей, контакторов, реле фирмы Schneider Electric, трансформаторов тока, приборов автоматической защиты и измерительных приборов (синхроноскоп и мегомметр) фирмы DIEF. Правильнее сказать, в этих щитах эти компоненты не просто используются. Они полностью из них состоят. «Российский» там только корпус и провода. Желающие могут ввести ключевые слова в поисковой системе и быстро найти страницу завода, на которой изложена данная ситуация.

А теперь вопрос на засыпку: если между российским «империализмом» и западным пробежит тень, то будет ли один из крупнейших французских концернов Schneider Electric бесперебойно снабжать российский флот запчастями? Я пишу российский «империализм» в кавычках, потому как у меня не поворачивается назвать империалистической страну, корабли которой встанут на прикол, потому что конкурирующие империалисты не поставили вовремя новые реле взамен перегоревших.

Я, конечно, наверное, утрирую. Вопрос о состоянии российского капитализма требует дальнейшего исследования. Но ситуация в российском машиностроении очень сложная. Сможет ли капиталистическая Россия сохранить хотя бы ВПК – очень большой вопрос.

Для российской экономики характерен очень низкий уровень инвестиций. В 2003 г. Он составил 23% от уровня 1990 года, причём почти 60% их них пришлось на ТЭК. Т. е. на остальные отрасли пришлось только 8% уровня 1990 года. Для России характерно самое плохое сочетание валовых накоплений и инвестиций среди развитых стран. Здесь тогда никого не удивит утверждение о безинновационном росте, на который указывают экономисты.

Вопрос, в общем, заключается в том, перестроилась ли структура российской экономики в экономику сырьевого придатка мировой экономики или ещё нет? Но в любом случае этот процесс идёт. Следующий вопрос заключается в том: возможен ли какой-то российский империализм в стране – сырьевом придатке Запада? Ведь империализм – это не какие-то монополии, а именно процесс раздела мира этими монополиями руками буржуазных государств. А иначе империалистическим государством у нас оказывается и Венесуэла до Чавеса – существовала государственная компания монополист PDVSA– одна из крупнейших в мире, которая интенсивно осуществляла вывоз капитала (одно из ленинских условий империализма) и обладала обширными активами за рубежом. Но это было не признаком венесуэльского империализма, а формой эксплуатации страны западным империализмом.

Имея экономику, которая только обслуживает добычу и транспортировку сырья, российская буржуазия ни в коем случае не будет иметь возможности как-то утвердить свои имперские притязания. Не имея мощного машиностроения нельзя вооружить приличную армию. А без армии невозможен никакой империализм. Так что задача – проверить вышесказанное на фактическом материале.

Касательно вопроса объединения бывших советских республик на стадии капитализма мне хотелось бы провести некоторые параллели с Европейским союзом. Известно и неоднократно цитировалось мнение Ленина о Соединённых Штатах Европы. Ленин полагал, что такой союз может быть только реакционным. Конечно, он во многом был прав, но он исходил из одной теоретической предпосылки, что объединение империалистических держав ничего прогрессивного собой не несёт. Однако Ленин не был пророком и не мог предвидеть второй мировой войны и ситуации в послевоенной Европе. Между тем, в Европе удалось провести объединение народов, враждовавших друг с другом столетиями. Интенсивно идёт образование новой исторической общности и новой «европейской» идентичности. Может, с Украины или из Москвы это не очень хорошо видно, но самое ценное – это изменения, произошедшие на личном уровне. Теперь невозможно натравить немцев на французов или итальянцев, потому как теперь все – европейцы, все включены в это общее «мы». Открытие границ, поощрение всяческих контактов, в т. ч. культурных - это, конечно, следствие требования общего рынка и интеграции экономик – однако это есть, это очень сильно повлияло на углубление взаимопонимания между народами Европы.

Ни одна серьёзная левая организация не требует дезинтеграции Европы. Требуют другой Европы, но не её развода по национальным квартирам (требования «развода» звучат только от анархистских групп). Я разговаривал со многими европейскими левыми, некоторых из них знают лично и уважают представители как той, так и другой стороны в этом споре. Их мнение можно передать таким образом: «мы больше не являемся национально замкнутым отрядом рабочего класса. Мы – часть европейского рабочего класса. И наша борьба координируется и ведётся в пределах всего ЕС. Конечно, корпорации усилились, создав общий рынок и валютный союз, но и пролетариат усилился, преодолев национальные границы. Мы просто даже вынуждены координировать свои усилия по всей Европе, потому что для капитала ЕС – пространство без границ».

Нельзя сказать, что координация борьбы в рамках ЕС налажена уже идеально, но всеевропейские забастовки, такие как прошедшая на прошлой неделе забастовка докеров – хороший тому пример. В частности данная забастовка сопровождалась 18 января демонстрацией протеста 10.000 докеров со всей Европы в Страсбурге. В результате удалось сорвать принятие неолиберального законного акта Port Package II.

Я, конечно, не утверждаю, что в ЕС – идиллия и что он имеет только позитивный характер. Можно утверждать, что для ядра ЕС – первых 15 стран, объединившихся ранее, объединение пошло на пользу, поскольку объединились страны, находящиеся на примерно одинаковом уровне развития или как в случае с Испанией, Португалией – эти страны вступали в ЕС по одиночке и получали крупные субсидии, на которые они могли развивать экономику. Что касается вступления восточноевропейских стран – то тут действовали уже другие соображения. Речь идёт о создании некой периферии – источника дешёвого труда и рынка сбыта. Для восточноевропейцев не планируются такие субсидии, как в своё время для южноевропейских стран, да и Восточная Европа куда больше, чем Португалия или Греция.

В то же время расхождение по национальным квартирам позволяет капиталу манипулировать рабочим классом и действовать по принципу «разделяй и властвуй».

Некоторые товарищи тут скажут: «ну мы не против объединения, мы – за мировую революцию и интернационализм. Давайте объединять пролетариат в мировом масштабе».

Конечно, это так. Но давайте рассуждать реалистично. В ЕС нас возьмут только по частям и только в качестве ещё более далёкой периферии, чем Восточная Европа. Никакой другой интеграционной альтернативы за исключением объединения бывших советских республик самих с собой на горизонте не виднеется. Всё вышесказанное про «ядро» ЕС служит доказательством того, что интеграция при капитализме, если интегрируются страны с одинаковым уровнем развития при некоторых исторических условиях вполне даже может быть прогрессивной. При этом мы опускаем весь контекст развала СССР, драму народов, насильственный разрыв связей и т. п.

Что касается определения "национал-коммунисты", то оно, конечно, плохое, но я просто пользовался терминологией, которую стороны изобрели друг для друга. «Национал-коммунисты» я применяю не по национальному признаку и имел в виду, конечно, и граждан РФ, которые поддерживают данную точку зрения. Предлагаю найти какое-то другое обозначение этой позиции.

Гражданство - это ничто, чистая формальность! И вообще, если бы ты, Виктор, пожил бы за границей, то, наверное, стал бы по-другому смотреть на патриотизм – стал бы больше ценить свою страну, её культуру, особенно во времена, когда ей приходится сложно.

Экспансия Запада - это не праздные разговоры и говорить о том, что есть, мол, два равнозначных империализма и нам всё равно какой победит – может только тот, кто не понимает, что означает культурная экспансия и культурная зависимость. Вот я живу в Германии. Тут есть западные и восточные немцы. Первые воспитывались полностью на американском масскульте и вообще ничего о нас не знают. Не знают ни о нашем кино, ни о наших замечательных мультиках, о всей той бытовой культуре, которая составляет львиную долю в самоидентификации определённой общности. Этим людям очень легко рассказывать всякие байки про Россию, настраивать их против нас, поскольку мы для них чужие, а вот зато американцы - свои. У них общая культура. А на Востоке, например, в обычном супермаркете продаются советские фильмы, советские сказки и мультики на DVD, они вообще знакомы со многим из нашего прошлого - помнят нашу эстраду, кино, русские блюда (на востоке в ресторанах подают и сборную солянку, и борщ, и блины. А на Западе, кстати, блины называются creps (фр.) или wraps (амер.)) и т. п. Для них мы не такие чужие. Им уже сложнее рассказывать про какие-то зверства русских - русские у них были, они их хорошо знают. Они понимают их культуру. А значит их сложнее настроить против нас.

Втягивание Украины, Молдавии и т. п. в НАТО и ЕС - это ведь не только экономическая, это и культурная экспансия. Первая не может совершаться без второй. Это путь отчуждения друг от друга. Так что, если вынести экономическую составляющую за скобки, получается ещё очень много того, за что надо бороться против западной экспансии.

Другое дело, здесь я полностью с тобой согласен, что объединение по типу "либеральной империи" - без государственного объединения, но с формированием зависимости: центр (Москва) и периферия (российские окраины и бывшие союзные республики) может только ухудшить ситуацию. Бороться надо за государственное объединение, поскольку как раз на него российские буржуи идти не хотят. И символика у этого объединения соответствующая - мы живём раздельно при капитализме, а были вместе при социализме. Поэтому борьба за объединение и борьба за социализм должны идти рука об руку. Насколько я понимаю, это та позиция, которую разделяет Якушев.

Однако, ты противоречишь сам себе, когда говоришь, что в случае подчинения постсоветского пространства российским монополиям «мы вернемся к «старым добрым» временам царизма и вынуждены будем говорить уже не о «воссоединении», а о праве на самоопределение, вплоть до отделения». Государственного объединения как раз не будет. Это как сейчас в Восточной Европе – все жутко независимые: Словакия от Чехии, Хорватия от Югославии, Прибалтика от России и все вместе от «имперского влияния» с Востока, а большая часть промышленности и 90% банковской системы в руках западных, немецких, в первую очередь, концернов. А отделиться не от кого. Формально-то независимы!

Я в заключение хотел ещё раз указать на то, что многие авторы Лефт.ру проживают за рубежом. И. Маленко в Ирландии, А. Никонова в Израиле, ещё некоторые в США. Жизнь за границей накладывает серьёзный отпечаток. Если ты не сдался, не принял их идеологию, не стал добропорядочным американцем, немцем и т. п., то тогда Родина приобретает особенно важное значение. Особенно в такой сложной для страны ситуации. Даже накануне первой мировой, когда многие большевики были в эмиграции, положение царской России в мире было куда лучше: страна не развалилась, не было отступления по всем фронтам, предательства бывших союзников, развала науки, образования и армии, потери интереса к русскому языку и культуре в мире, такого жёсткого напора на Россию со стороны Запада. Россия тогда ведь являлась членом мощнейшей империалистической коалиции.

Фактически, невозможно позиционировать себя в чужой среде по-иному, кроме как патриота свой страны. Это необходимо для того, чтобы не раствориться, не поддаться чуждой среде. Тем, которые проживают на родине, это, видимо, не просто понять.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100