Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Юрий Дергунов
Антиимпериализм на два фронта

Слово «империализм» постепенно перестает быть табу, и это, безусловно, закономерно. Колоссальная неравномерность развития Севера и Юга, неравный обмен, проблемы внешнего долга, активное вмешательство в процесс смены власти, в том числе и на территории бывшего СССР, не говоря уже о совсем недавних агрессиях против Ирака и Ливана, сами собой возвращают к жизни, казалось, уже забытое понятие империализма, наделяя его новой объяснительной силой.

Но, к сожалению, уже долгое время на русском языке не выходило книг, которые могли бы помочь читателям, ищущим альтернативы господствующей идеологии, в понимании империализма. Не считать же, в самом деле, таковыми пораженческие постмодернистские декларации Хардта и Негри, бодренькие призывы покончить с капитализмом после того, как он покончит с иракским сопротивлением и другими помехами от бравого троцкиста Каллиникоса, и разнообразный антиглобалистский хлам на тему вреда гамбургеров из McDonald’s и кроссовок от Nike?! Мало что могли дать и произведения левого патриарха Ноама Хомского, содержащие множество интересных фактов, практически не опосредованных никакой теоретической работой, в результате чего гуру из Массачусетса так и не сумел подняться над элементарной описательной хронологией, не ответив, почему современный капитализм не может не порождать бедность и войны.

В результате, возникает необходимость борьбы не только с откровенными идеологами империализма, но и с его недалекими леволиберальными критиками, направляющими свой удар на ложные цели и, по сути, обезоруживающими антиимпериализм своей позицией, ведущей в никуда.

Именно поэтому недавно вышедшая книга Майкла Паренти «Власть над миром» (М.: Поколение, 2006) имеет большое значение в идеологической борьбе в современной России, поскольку эта работа ставит вопросы и получает ответы на них, придерживаясь четкой марксистской теоретической перспективы. Конечно, книгу Паренти нельзя назвать полновесным научным трактатом по политической экономии современного империализма, но в наших условиях это скорее не недостаток, а достоинство. Сегодня такие произведения, выполняющие необходимую задачу популяризации марксистской теории, написанные простым и доступным каждому языком, нужны больше, чем когда бы то ни было, ведь сейчас у нас нет ничего, похожего на по-настоящему живую традицию марксистской, или даже социалистической в широком понимании, мысли. В такой ситуации, творчество Майкла Паренти, пишущего для простых рабочих США, не может не найти отклика за океаном.

«Власть над миром» освещает довольно широкий круг проблем. Паренти удалось подчеркнуть и историческую преемственность современного империализма по отношению к раннекапиталистическому накоплению и колониальной системе, задавшим исторические рамки для национального развития стран Третьего мира, и специфические особенности нынешнего этапа, проходящего в условиях активного наступления капитала по всему миру. Автор коснулся самых разных тем, например, двойственной природы иностранной помощи, которая выступает как один из политических механизмов империалистического господства и поддержания проимпериалистических компрадорских элит; военных интервенций в Латинской Америке; вмешательства в проведение выборов; культурного империализма западных СМИ и массовой культуры; подрывной деятельности неправительственных организаций; поддержки исламского фундаментализма со стороны США; импорта наркотиков в США для разложения зреющих форм протеста и т.д. – одним словом, у Паренти вышла прекрасная панорама событий из области политики и экономики империализма на середину 1990-х гг.

Но главное, это то, что Паренти, критикуя внешнюю политику своей страны, объясняет причины, обуславливающие ее, строя логичную модель империализма, основывающуюся на понимании логики накопления капитала в рамках всей системы, не сводящуюся к прямой детерминации со стороны тех или иных экономических групп: «Важная цель политики США – сделать мир безопасным для Fortune-500 и ее глобальной системы накопления капитала… Конкретные инвестиции не являются единственной заботой империализма. Существует всеобъемлющее обязательство защищать глобальную классовую систему, обеспечивая доступ транснациональных инвесторов к земле, рабочей силе, ресурсам и рынкам. Важным является сам процесс инвестирования и получения прибыли в своей совокупности, а не отдельные частные вложения» (с. 59 – 60, 63 – 64). Поэтому Паренти оказывается намного убедительнее недальновидных леволиберальных критиков, не способных подняться до критики капитализма и частной собственности и осыпающих проклятиями лишь отдельных, наиболее одиозных империалистических политиков, которые, с точки зрения Паренти, просто более успешны в выполнении своих задач.

Наконец, отдельно хочется отметить главу книги под названием «Империя в академии», посвященную репрессиям против исследователей-марксистов и просто радикалов в американских учебных заведениях, благодаря которой сразу меркнут представления об «академической свободе». И здесь Паренти снова удалось показать лживость и лицемерие либеральной критики репрессий: «Некоторые академики критиковали расследования за подрыв морали и за то, что они «мешают свободному обществу отразить реальную угрозу тоталитарного коммунизма». Таким образом, даже разоблачая антикоммунистическую «охоту на ведьм», они действовали, исходя из антикоммунистических убеждений. Их аргумент заключался в том, что слишком много невинных людей выгнали с работы и заставили замолчать в профессиональной деятельности. Подразумевалось, что инквизиция была не столь уж и не права, просто она действовала неуклюже и перестаралась, и что совершенно правильно американцев лишали конституционных прав, коль скоро они были действительно «виноваты» (коммунисты), главное, чтобы карьеры «невинных» людей (не коммунистов) не пострадали» (с. 241 – 242).

Конечно, «Власть над миром» не лишена отдельных недостатков. Скажем, Паренти слишком упрощенно, одновекторно, рассматривает последствия империалистической политики США для американского народа, когда пишет о том, что «империя подрывает республику» из-за огромных затрат на вооружение или причинения ущерба природе, при этом не замечая того явления, что империалистическая эксплуатация Третьего мира является одновременно и фактором, смягчающим эксплуатацию внутри империалистических стран и делающим неолиберальный поворот на Западе не столь резким, разумеется, не отменяя его. Отсюда и несколько поверхностная критика «мифа о народном империализме», то есть утверждений идеологов о массовой поддержке империализма, как выражения национального духа. Приводя данные соцопросов о довольно неоднозначном, а зачастую – и отрицательном отношении к той или иной интервенции, Паренти не понимает, что отсутствие активного сопротивления и политическая пассивность и представляют собой вполне конкретную поддержку своего империализма на практике. Откровенная и жесткая критика шовинизма среди всего общества не доводится до логического завершения, растворяясь в обвинениях в адрес пропаганды. Но эта позиция автора в целом объяснима – он, обращаясь к низшему классу США, пытается стать на его место, что и обуславливает такое некритичное отношение к его молчаливой поддержке status quo. Паренти надеется, что это молчание взорвется прогрессивными инициативами, программу которых он предлагает, но есть ли для этого реальные основания – вопрос остается открытым.

Отдельно следует сказать и о русском издании книги. Перевод можно признать довольно неудачным, прежде всего, из-за плохой осведомленности переводчика в теме книги. Иначе, мы бы вряд ли увидели в ней известного американского прогрессивного социолога «С. Райт Миллза» (английская буква С в данном случае обозначает имя Чарльз) и тому подобные несуразности, апофеозом которых стал перевод термина «национальное государство» (nation-state) как «страна-штат». Паренти заслуживал лучшего, хотя, конечно, лучше такой перевод, чем никакого.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100