В. Пол Кокшотт и Аллин Коттрелл
К новому социализму

Содержание

Глава 4. Основные понятия планирования

Идея планирования в масштабах всей экономики сейчас немодна. Изучая современное состояние мира, может легко сложиться впечатление, что время экономического планирования как идеи уже прошло. Экономический рост споткнулся в США после Рейгана, а в Великобритании – после Тэтчер, и защитники неограниченного рынка подрастеряли самоуверенность 80-х. Но с другой стороны бывшего «железного занавеса» распад плановых экономик советского типа пришел к завершению. Даже если капитализм и страдает хорошо заметными недостатками, похоже, что планирование альтернативой ему служить не может. Вера социалистов в свою идею находится в самой нижней точке за всю историю.

Мы плывем против течения, но верим в силу наших аргументов. «Распад» экономического планирования традиционного советского образца – не иллюзия, но мы можем привести два контраргумента. Во-первых, система, от которой отказались в России, была только одной конкретной реализацией планирования. Это была система, сформированная потребностями военного производства в государстве, втянутом в гонку вооружений, начавшем с уровня экономического развития, который был намного ниже, чем у врагов – сначала Германии, потом США. Гонка вооружений и связанные с ней торговые эмбарго были частью не скрывающейся и сознательно выбранной политики США, направленной на уничтожение СССР. Милитаризованная структура советской экономики была характерной чертой социализма не более, чем милитаризация экономики Израиля является характерной чертой капитализма. Возможны и другие модели, и мы хотим представить набросок системы, которая будет эффективной в удовлетворении желаний потребителей, но одновременно направлять экономику к равенству, социальной справедливости и устойчивому месту в природной среде планеты Земля. Во-вторых, мы считаем цену нового, надвигающегося на нас капитализма, неприемлемой, и думаем, что все больше и больше людей будут приходить к такому же мнению. Перекос распределения доходов, богатства и экономической устойчивости в сторону большего неравенства; пренебрежение социальным обеспечением и общественными благами; бешеная эксплуатация природной среды – все эти отрицательные пережитки рейгановских и тэтчеровских лет должны быть исправлены. Мы считаем, что новое социалистическое планирование является наиболее обещающей формой экономики, которая сможет решить эти глубоко укоренившиеся проблемы.

В этой главе дается введение в такую новую плановую систему. Мы обсудим в общих чертах ключевые свойства экономического планирования и укажем на их отличие от капиталистической экономики. Затем в следующих главах будут подробно описаны плановые механизмы, которые мы считаем наиболее эффективными и разумными. Мы проводим различия между ними и «бюрократическим планированием» СССР и показываем, как предлагаемая нами альтернатива сможет работать при использовании огромной мощи последнего поколения компьютеров.

Планирование и управление

Планирование можно считать разделом теории управления – науки о регулировании систем. Теория управления обычно рассматривает задачи типа управления автоматическим заводом. Процесс автоматического управления обычно представляется циклом обратной связи; примером такой системы обратной связи может быть устройство, управляющее центральным отоплением. Его целью может быть поддержание тепла на рабочих местах в определенное время, например, с 9 до 18 часов. Эта цель или желаемая температура есть плановый показатель. Температура в здании – это выход системы (в нашем случае, системы центрального обогрева). Текущая температура сравнивается с целевой и сигнал ошибки (разница между текущей и желаемой температурой) отправляется в устройство управления. В ответ оно с целью регулировки температуры управляет потоком топлива в центральный котел.

Примитивное устройство управления центральным отоплением просто будет включать или выключать подачу топлива в зависимости от текущей температуры. В результате температура будет хаотически скакать, как показано на рис. 4.1.

Рис. 4.1. Примитивное управляющее устройство.
Рис. 4.1. Примитивное управляющее устройство.
В нашем примере обогрев включился в 9 часов, но комнаты нагрелись только к десяти. Затем стало жарче нормы, после чего отопление отключилось. Здание охлаждалось до 11.30, когда отопление снова включилось, в результате чего к 12.30 стало слишком жарко. Температура колебалась таким образом весь день. Мы все знакомы с такими отопительными системами, стоящими на работе!

Проблема с управляющим устройством такого типа заключается в отсутствии у него предвидения и понимания реакций управляемого объекта. Более умное устройство должно знать о параметрах объекта. Ему известно количество тепла, вырабатываемое котлом, скорость потери тепла через стены и окна в зависимости от температуры, текущая температура здания. Зная расписание, устройство может предвидеть, когда надо включить отопление, чтобы здание нагрелось к 9 часам. Оно также может рассчитать, что путем постепенного глушения котла при приближении температуры к заданной можно избежать перегрева комнат. Умное устройство может обогревать здание по следующему графику (рис. 4.2).

Рис. 4.2. Умное управляющее устройство.
Рис. 4.2. Умное управляющее устройство.

В этом случае устройство управления должно быть сложнее комбинации обыкновенных часов и термостата, которые входят в большинство систем центрального отопления. Ему требуется внутренняя модель управляемой системы и расписание требуемых целей. Управляющее устройство составляет план выполнения расписания, учитывающий его знания о системе. Оно включает отопление на два часа раньше, чтобы комната достаточно прогрелась и выключает заранее, чтобы предотвратить перегрев. Оно может поступать так, потому что использует внутреннюю модель для имитации поведения реальной системы при различных входных данных. Эта возможность внутренне моделировать поведение и характеристики управляемой системы означает, что оно не действует методом проб и ошибок, как первое.

Здесь можно провести аналогию с работой рыночной экономики. Капиталистические фирмы отвечают на сигналы рынка, например, на соотношение цены и издержек производства. В ответ на эти сигналы они изменяют производство, имея в виду главную цель – максимизацию прибыли. Модель управления здесь такая же, как у тупого устройства управления отоплением: оно реагирует на непосредственные события и лишено предвидения. Поэтому экономика обречена на колебания и нестабильность. На самом деле ситуация обстоит еще хуже, поскольку бессмысленно предполагать, что большое количество фирм, каждая из которых отвечает на различные сигналы обратной связи, продемонстрируют какое-то согласованное целенаправленное поведение. У примитивной системы отопления есть хотя бы ясная общая цель. В рыночной экономике такой общей цели нет. В частности, желания потребителей не могут служить целью или входной информацией для управления, поскольку они действуют только, если подкреплены деньгами на покупку вещей. Но покупательная способность потребителей есть внутренняя переменная самой экономики и сама по себе подвержена колебаниям из-за безработицы, условий на рынке кредитов и т.д. Это все равно, что сделать термостат зависимым от потребления топлива котлом.

Адам Смит ввел сильную метафору «невидимой руки» рыночных сил. Предположительно стремление отдельных фирм к прибыли и потребителей к личной выгоде должны привести к такому же результату, «как если бы» вся система была разработана для максимизации общего благосостояния. Современный анализ общего равновесия выполнил полезную теоретическую работу, показав, насколько ограничены условия, необходимые для достижения результата, обещанного Смитом (см. Hahn, 1984). Экономическая история двадцатого века – с эпизодами массовой безработицы, галопирующей инфляции и разрушения окружающей среды – более чем наглядно показала, что нельзя полагаться на игру рыночных сил, если мы ждем общественно желательных результатов.

Капиталистические цели второго порядка

Если желания потребителей не действуют для капиталистической системы как внешняя входная информация, может быть, эту роль сможет сыграть политика правительства? Только в очень ограниченном смысле, поскольку типичные экономические цели, которые устанавливают капиталистические правительства, являются целями второго порядка. Их не волнует непосредственное удовлетворение желаний и потребностей людей, а интересуют свойства и недостатки самой экономической системы. Например, инфляция и платежный баланс, две главные цели политики правительства, не относятся напрямую к человеческим потребностям. Инфляция – это вопрос, какие цифры мы соотносим с товарами; это проблема измерения. Инфляция может произойти как в условиях крайней материальной бедности, как в Китае 1940-х годов, так и во время относительного материального изобилия, как в Британии 1970-х годов. Показатель инфляции сам по себе ничего не говорит нам о том, насколько экономика удовлетворяет человеческие потребности. Платежный баланс – также явление второго порядка: они измеряет степень, в которой граждане и правительство страны стали заемщиками или должниками для остального мира. Это совокупность контрактных отношений, и опять-таки она не показывает степень удовлетворения потребностей населения. Не то, чтобы инфляция и торговый баланс вообще не важны, но это проблемы второго порядка, связанные с работой самой экономической системы. Тоже самое относится к безработице.

Безработица косвенно влияет на удовлетворение потребностей. Безработные страдают от ухудшения их стандарта жизни и, что менее очевидно, страдает также все население в целом, поскольку не получает товаров, которые могли бы произвести нынешние безработные. И опять-таки это проблема, вызванная самой структурой капиталистической экономики. Люди могут оставаться без работы, и в то же время потребности не удовлетворяются, машины и оборудование, необходимые для удовлетворения потребностей, выключены, потому что фирмы считают, что удовлетворение данных потребностей не принесет им прибыли.

Единственная цель первого порядка, которую капиталистические правительства ставят перед экономикой – это показатель роста. Он имеет отношение к агрегированной способности экономики удовлетворять потребности, но в процессе агрегации очень многое теряется. Что означает показатель роста? Под «реальным ростом» обычно понимают рост общей денежной стоимости произведенной продукции за вычетом инфляции. Что это означает на самом деле – вопрос отдельный. Можно ли сказать, что если экономика выросла на 5 процентов, то счастье людей увеличилось тоже на 5 процентов? А если рост произошел за счет качества жизни или социального равенства? Если платой за рост стало загрязнение воздуха и воды? В какой вообще степени результаты работы экономики, которые мы измеряем, вносят действительный вклад в счастье? Правда ли, что рост рекламы или займа денег действительно увеличивает удовлетворенностью любого, а не только тех, кто получает от этого роста прибыли?

Каковы должны быть цели первого порядка?

Мы предпочитаем дать такое определение социалистического экономического планирования, чтобы оно подчеркивало способность плановой системы достигать демократически выбранных целей в процессе экономического развития. Давайте рассмотрим, какого рода политически выбранные цели должна быть в состоянии поддерживать плановая экономика.

Исторически, первой целью планирования в социалистических экономиках была поддержка форсированной индустриализации, которая сама по себе была средством достижения безопасности общества и построения инфраструктуры, способной поддерживать растущий уровень социального обеспечения и индивидуального потребления. После тщательных исследований Пола Грегори (1970 г.) вряд ли можно сомневаться, что плановая экономика при сопоставимых фазах развития способна поддерживать более высокую скорость индустриализации, чем рыночная. Для уже индустриализованной экономики экономические цели, на которые должно быть направлено социалистическое планирование, состоят в следующем:

1) Общий подъем культурного уровня и стандартов жизни людей, с предпочтением, отдаваемым рабочему классу, пока отдельный «рабочий класс» еще существует. Сюда входит расширение и улучшения качества социального обеспечения (общественное потребление); увеличение разнообразия и качества потребительских товаров; общее сокращение рабочего времени и увеличение свободного времени; попытки сделать работу саму по себе более приятной и интересной.

2) Создание долговременного пути развития с учетом ограничений по ресурсам, то есть траектории экономического развития, учитывающей природные и экологические ограничения, не накапливающей трудноразрешимых проблем, связанных с истощением ресурсов и разрушением окружающей среды.

3) Изменения в экономической структуре с целью добиться реального экономического равенства между полами путем последовательного устранения патриархальных форм экономики.

4) Уменьшение форм неравенства классов и регионов ( в менее развитых экономиках также отличий города от деревни).

Все это, как очевидно, довольно общие цели (хотя они и более конкретны, чем типичные экономические цели капиталистических правительств). В ходе создания рабочего плана они должны быть конкретизированы, и в следующем разделе мы рассматриваем различные стороны этого процесса.

Уровни планирования

Решения по планированию можно разбить на три уровня: макроэкономическое планирование, стратегическое планирование и детализированное планирование производства. Связь между этими уровнями следующая.

Во-первых, макроэкономический план задает некоторые общие параметры, управляющие развитием экономики во времени. Конкретнее, он определяет разделение общего произведенного продукта (или, как мы предпочитаем говорить, разделение общего рабочего времени) между различными обобщенными категориями конечного использования. Сколько времени общества должно быть уделено производству потребительских товаров? Сколько предоставлению общественных услуг - здравоохранению, образованию и уходу за детьми? Сколько накоплению средств производства для увеличения производственной мощности экономики в будущем? И сколько (если необходимо) на выплату внешнего долга или приобретения фондов за рубежом? Макроэкономический план должен отвечать на эти вопросы. Он должен также указывать, насколько интенсивно будет использоваться имеющаяся производственная мощность экономики? Совсем не обязательно, что «по максимуму», если речь не идет о военном времени. Капиталистическое правительство может, например, решить сократить совокупный спрос и создать безработицу, чтобы уменьшить уровень инфляции – это пример соответствующего макроэкономического решения. Социалистическое учреждение планирования не заинтересовано в создании безработицы, но и не ставит своей целью заставить работать все население на пределе сил. Существует компромисс между продуктивным трудом и свободным временем, и макроэкономические плановики должны при расчетах количества доступного для различного применения рабочего времени учитывать предпочтения людей.

Во-вторых, стратегический план рассматривает изменение промышленной структуры экономики. Если столько-то рабочего времени выделено на общественное обеспечение, столько-то на производство потребительских, и столько-то – промышленных товаров, то какие конкретные сектора экономики надо развивать, какие технологии при этом использовать? Какие товары стоит импортировать, потому что в других странах их можно купить дешевле? Какие отрасли в долговременном периоде должны исчезнуть? В контексте стратегического планирования должны быть решены такие вопросы, как влияние на окружающую среду различных производств и технологий и выбор критериев для оценки потенциальных инвестиционных проектов.

В третьих, в границах, установленных макроэкономическим и стратегическим планами, детализированное планирование производства рассматривает выделение конкретных ресурсов. Какие конкретные типы товаров должны быть произведены и в каких количествах, с использованием какого количества труда и в каких местах? Откуда производственные единицы должны получать сырье и комплектующие? И так далее.

Правительства капиталистических стран могут проводить в какой-то степени макроэкономическое и стратегическое планирование (но в мирное время они явно не пытаются составлять детализированные планы). Но поскольку у этих правительств нет прав собственности на ключевые средства производства, их возможности планирования ограничены и зависят от готовности капиталистических предприятий и других частных единиц к сотрудничеству. Возьмем макроэкономическое планирование. Правительства могут, например, увеличить денежную массу и снизить процентные ставки, желая увеличить расходы на инвестирование и вызвать тем самым перераспределение ресурсов в пользу накопления средств производства. Но если капиталистические предприятия не считают инвестирование достаточно прибыльным, низкие процентные ставки не вызовут их интереса. Или правительство может снизить налоги, надеясь увеличить общее производство и занятость, но если потребители, получившие выгоду от снижения, решат потратить дополнительные доходы на импортные товары, результатом вместо расширения внутреннего производства может стать внешнеторговый дефицит.

Что касается стратегического планирования в капиталистической экономике, самого большого успеха здесь добилось японское министерство международной торговли и промышленности. Оно смогло стимулировать дальновидную перестройку структуры японской промышленности, связанную с изменением мирового производства и сравнительных преимуществ. С помощью финансируемых государством исследований и разработок были созданы отрасли промышленности, которые по расчетам министерства имели преимущества в долговременном периоде. Одно из лучших описаний этого процесса можно найти у Кейт Смит (1986). Однако успех министерства оказалось очень трудно повторить; он зависел от готовности капиталистических предприятий Японии сотрудничать с министерством и общего климата отношений промышленность-правительство, которые нельзя ввести законодательно.

Поэтому социалистическое правительство, обладающее правами собственности на средства производства, в принципе должно обладать гораздо лучшими возможностями для проведения согласованного и эффективного макроэкономического и стратегического планирования. Сам факт наличия у правительства рычагов для формирования нужных аспектов экономики еще, конечно, не гарантирует, что эти рычаги будут использованы с умом. Но если процесс планирования открыт для обсуждения и систематически опирается на лучшие достижения научного сообщества, то можно с большой долей уверенности надеяться, что результаты будут лучше, чем у капиталистического рынка.

Следующие пять глав развивают концепцию планирования в различных направлениях. В главе 5 разрабатываются вопросы, относящиеся к стратегическому планированию; в главе 6 излагаются требования к эффективному детализированному планированию. Макроэкономическое планирование обсуждается в главе 7, а маркетинг потребительских товаров – в главе 8. В главе 9 рассматривается вопрос требований к информации, необходимой для процесса планирования в целом.

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна