Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Виталий Дзюба
Мир после 11 сентября

В смятении и растерянности люди в разных уголках планеты встретили скорбную дату 11 сентября. Пять лет, которые с тех пор пришли не добавили человечеству ни уверенности, ни даже надежд на то, что мир станет безопаснее, а жить в нем будет комфортнее. Соединенные Штаты и их союзники увязли в Ираке и Афганистане, терроризм продолжает свое шествие по планете, пропасть между «золотым миллиардом» и остальным человечеством только углубилась. И не только имущественная – миллиарды людей отрицают Запад и его ценности.

Приход новой эпохи

Немало политиков и специалистов в области политологии считают, что новый век начался не 1 января, а 11 сентября 2001 года, в день, когда были уничтожены два высотных здания на Манхеттене в Нью-Йорке. По сей день продолжается поиск истинного смысла происшедшего. Эксперты пытаются увидеть не только причины, породившие трагическое событие, но и представить, каким мир будет впредь. Или он изменится, и если да, то в каком направлении, или же случившееся - всего лишь эпизод, которому суждено остаться в истории не чем-то определенно знаковым, а лишь одной из немалого количества попыткой «исправить» мир путем террора.

Многие сходятся на том, что 11 сентября, послужившее поводом для нового витка глобальной экспансии США, последовавшие затем войны в Афганистане и Ираке – это значительная веха не только в американской истории, но и в международных отношениях вообще. Шок, который испытала Америка в тот день, наложил серьезный отпечаток на внутреннюю жизнь Соединенных Штатов и американскую внешнюю политику, и вызвал, может быть, самую важную перегруппировку в системе международных отношений со времени насильственного расчленения Советского Союза в 1991 году.

Вместо обещанного Джорджем Бушем при избрании на первый президентский срок неоизоляционизма, была объявлена всемирная «война с террором». Афганская и иракская кампании создали огромной важности прецедент: впервые в новейшее время война ведется - прямо и открыто - во имя изменения политического режима в суверенных государствах-членах ООН. И тем самым оказалась перечеркнутой сложившаяся в ХХ веке система международного права, державшаяся на принципе невмешательства во внутренние дела. Даже скромная на международной арене Россия позволила себе то, что было совершенно немыслимо в прошлом веке – приняла закон, которым разрешила сама себе, с целью «наказания террористов», военные действия на чужой территории.

В результате, мы стали свидетелями формировании новой системы международных отношений, которая может иметь весьма далеко идущие последствия для ХХІ века, в частности, окончательно дестабилизировать социальное пространство планеты в нынешнем его виде и серьезно затормозить поступь человечества.

Вместо понимания – война

Вскоре после событий 11 сентября Соединенные Штаты вместе со своими союзниками начали т.н. антитеррористическую операцию на территории Афганистана, которая должна была покончить с бин Ладеном и его организацией. Вовлеченность большого количества государств, преимущественно западных, культура обществ которых формировалась католицизмом и протестантством, в операцию позволила некоторым наблюдателям заговорить о том, что свершилось пророчество американского геополитика Хантингтона: Запад вступил в войну с Миром Ислама.

Как часто бывает в политике, здесь не обошлось без преувеличений. Ведь быстрое освобождение Кабула и других значительных городов Афганистана осуществилось, в основном, силами Северного Альянса. То есть теми моджахедами, которые в 1980-х годах воевали против советских войск в Афганистане, в 1990-х на почве межнациональной розни переругались, а затем вынуждены были искать общий язык перед лицом вскормленных США и Пакистаном талибов, олицетворяющих собой, пожалуй, наиболее ортодоксальное по своему духу извращение собственно ислама.

Но, несмотря на это, в утверждениях апологетов столкновения цивилизаций было и немало заслуживающего внимания. Ведь тысячи самолетовылетов американской и британской авиации, переход к «ковровым» бомбардировкам и вызванные этим крупные потери среди мирного населения привели к тому, что операция из антитеррористической стала перерастать в войну против мусульманской страны под названием Афганистан.

Затем масштабы войны расширились. В марте-апреле 2003 года без всяких веских на то причин американцы вкупе с англичанами и некоторыми «младоевропейцами», включая Украину, осуществили интервенцию в Ирак, свергнув законное правительство этой страны и посадив в Багдаде своих марионеток. В качестве повода к агрессии были использованы измышления ЦРУ о связях режима Саддама Хусейна с бин Ладеном и о наличии в Ираке оружия массового поражения.

10 сентября 2006 года Буш, наконец, признал, что Саддам Хусейн не принимал никакого участия в терактах против Америки. Но дальше, вместо того, чтобы извиниться за свою ложь и напрасно пролитую кровь перед народами стран, вовлеченных в войну, он попросил американцев поддержать войну, которая, по его словам, является сражением, определяющим облик нашего века. В любом случае, в результате захвата Ирака богатейшие залежи нефти на Ближнем Востоке оказались под контролем американского капитала.

Соответственно, в мусульманских странах, даже в тех, которые формально провозгласили себя союзниками США, решительно усилились антизападные настроения. Этому способствовала также и координируемая политика западных стран, направленная на снижение мировых цен на энергоносители, ведущими поставщиками которых являются как раз мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока. В итоге взаимное недоверие между Западом и Миром Ислама стало усиливаться.

Отрицательную роль в этом процессе сыграли также заявления Буша и других западных государственных руководителей о необходимости утверждения в Афганистане и Ираке, а затем и во всех мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока прав и свобод человека в их западном измерении. Но говорить мусульманам о надобности для них подобных прав и свобод означает перечеркнуть почти полуторатысячелетнюю историю ислама, а вместе с ним и систему культурно-духовных ценностей, которой придерживается более одного миллиарда людей – шестая часть населения планеты.

Вместо попытки понять иной мир, Запад решил действовать в привычном русле – применить военную мощь, навязать собственную систему ценностей и привлечь к акции как можно больше стран, создав тем самым видимость, что едва ли не весь мир поддерживает Соединенные Штаты и их союзников.

У мира, большая часть которого давно уже является безнадежными должниками Запада, не оставалось иного выбора, кроме как заявить, хотя бы на словах, о своей поддержке. Таким образом, благородная цель - преодоление терроризма - на практике вылилось в очередной шаг США как на пути дальнейшей глобализации «огнем и мечом», так и на пути усиления собственной планетарной гегемонии.

Запад тем самым лишний раз доказал, что в прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей растет обесценение человеческого мира. Ничего не стоит даже жизнь целых народов, если речь идет о борьбе за мировые ресурсы.

Природа терроризма

Сделав «прозрачными» границы большинства национальных государств, глобализаторы, одновременно, вывели на авансцену планетарного масштаба целую плеяду новых действующих лиц, достаточно разношерстных, с собственными интересами и целями. Здесь и экологические и правозащитные движения, и транснациональные корпорации. Это, наконец, и террористические организации, которые во многих случаях, несмотря на избранные методы борьбы, являются политической реакцией отдельных социальных групп в странах «третьего мира» на глобализацию, несущую гегемонию США и Запада в целом.

На последнее обстоятельство обращает внимание французский геополитик Пьер Галуа. Говоря об истоках терроризма, он отмечает: «Может, можно найти ему объяснение в обострённом чувстве несправедливости, обиды, глубочайшего неравенства, которое подспудно настраивает одни народы против других. Именно в этом, по моему мнению, нужно искать корни терроризма. Если бы было возможно вернуть оскорблённым народам чувство независимости и достоинство, не подвергая их пыткам и бомбардировкам, как это было в Ираке или в Афганистане! Может быть, можно обойтись без унижения или жестокой пропаганды…»

В любом случае, глобализация резко увеличивает объем человеческой массы, вовлеченной в международные отношения, делает традиционную дипломатию только одним из механизмов международного сотрудничества. Отсюда современная картина мира оказывается чрезвычайно сложной по сравнению с еще недавним прошлым, когда на мировой арене фактически действовали только несколько десятков национальных государств и международных организаций. Эти новые действующие лица имеют немало возможностей для того, чтобы использовать современные научно-технические достижения в своих целях, что нередко порождает новые угрозы. Собственно, одна из таких возможностей была использована 11 сентября.

В итоге глобализация оборачивается кризисом системы межнациональных отношений. Противоречие между глобализацией общественной жизни и ростом националистических (регионально-местнических) настроений в современном мире обострилось до предела. Рост самых различных форм национализма является естественной реакцией на происходящие процессы капиталистической глобализации в интересах Запада. Глубинную основу роста националистических тенденций составляет борьба национальных элит против наступления могущественных транснациональных монополий и Запада в целом.

Далее оскорбленные и униженные обращаются к единственно доступным им методу борьбы – терроризму. Но, какими бы соображениями не руководствовались террористы, ничто не может оправдать гибели мирных людей, тем более, детей, которые не могут отвечать за политику своих правительств. Выход из этого порочного круга надо искать. Но только не на путях войны и «критики оружием».

Единство – в разнообразии

Разрушительные процессы в современном мире можно остановить, если Запад во главе с Соединенными Штатами откажется от попыток навязать свою волю и ценности остальному человечеству. Другой важный момент – равноправное экономическое сотрудничество Запада с остальным миром, выравнивание уровней экономического развития различных регионов планеты. Нужно отказаться от «пирамидального» устройства мира, когда верхушка пирамиды живет за счет ее подножия. Нельзя назвать справедливым такое устройство мира, когда 80% мирового ВВП присваивается 24 странами, в которых проживает 14,5% мирового населения; 15% - 63 странами с 31% населения мира; 5% - 45 странами с 55% мирового населения.

К началу XXI века разрыв в среднедушевом ВВП между богатой и бедной частями человечества достиг 15,4 тыс. долларов, увеличившись за последние 40 лет в три раза. Если в 1960 году 20% самых богатых людей мира получали доходов в 30 раз больше, чем 20% самых бедных людей, то к 2000-му году это соотношение увеличилось до 60 раз. Если в 1960 году 20% богатого населения имело 70% от всего мирового дохода, то сегодня эта цифра достигает 90%. Самые бедные 20% населения мира в 1960 году имели 2,3% планетарного экономического дохода, а сегодня они имеют менее чем 1,1%.

Эти перекосы необходимо устранять. В противном случае процесс углубления пропасти между двумя мирами приведет к тому, что сотни миллионов, если не миллиарды людей, движимые голодом и отчаянием, устроят новый «крестовый» поход, теперь уже в западные страны, сметая на своем пути всех – и правых, и виноватых в их бедах.

Вторая сторона проблемы состоит в том, что человек нуждается не только в сносных материальных условиях жизни, но и в привычной системе культурно-духовных координат. На это указывает Декларации пятилетия Шанхайской организации сотрудничества от 15 июня 2006 года: «Необходимо уважать и сохранять многообразие цивилизаций в мире и многовариантность путей развития. Исторически сложившиеся различия в культуре и традициях, политической и социальной системах, в системах ценностей и определении путей развития не должны использоваться в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела других государств. Конкретные модели общественного развития не могут становиться предметом экспорта. Должно соблюдаться взаимное уважение различных цивилизаций, их равноправное общение, взаимное дополнение и гармоничное сосуществование».

Иначе говоря, единство мира состоит в его разнообразии, а всякая попытка монополизировать человечество чревата тяжелейшими последствиями как для нового монополиста, так и для народов планеты.

* * *

Соединенные Штаты и их союзники сегодня стоят перед выбором, как быть дальше: продолжать явно безнадежную тотальную войну против терроризма или пойти на изменение существующего миропорядка и устранить тем самым почву для него? Будем надеяться, что выбор не ограничится соображениями меркантильного толка в виде получения новых источников энергоносителей или редкоземельных металлов, а станет отражать волю всех отрядов человечества.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100