Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Стивен Гованс
Северная Корея: борьба с империализмом продолжается
(продолжение: начало см. здесь).

Империализм против Ирана

Официальное недовольство США в отношении Ирана состоит в том, что последний якобы не нуждается в атомной энергетике, так как обладает огромными запасами нефти и поэтому его ядерная программа целиком направлена на военные цели. И это в самом деле может быть так. Учитывая постоянные угрозы со стороны империалистических чудовищ, обладающих устрашающей историей нарушения суверенитета других стран для овладения их ресурсами, создание ядерного щита представляется вполне рациональным и даже прогрессивным действием в той мере, в которой этот шаг подрывает способность империализма осуществлять свою угрозу. Если даже развитие ядерного сдерживания происходит скрытно, в нарушение Договора о нераспространении, это не должно настораживать. Что значит нарушение договоренностей, которые имериалистические страны соблюдают лишь на словах, против обретения, не только иранцами, но и народами, живущими ещё беднее и в большей опасности со стороны империализма, способности противостоять агрессии англо-американской оси и следовательно её ослабления?

Тем не менее, МАГАТЭ – ооновское агенство, надзирающее за исполнением Договора о нераспространении – утверждает, что не смогло найти свидетельства в пользу того, что Иран разрабатывает программу ядерного вооружения. А Иран, богатый не только нефтью, но и ураном, имеет полное право по Договору обогащать уран и использовать его в мирных целях. Но проблема с точки зрения Вашинтона состоит в том, что если позволить Ирану развивать собственную мирную атомную индустрию, то он будет способен перейти и к созданию собственного ядерного щита. Будучи запуганым и загнанным в угол, Иран может, подобно Северной Корее, выйти в какой-то момент из Договора о нераспространении и создать ядерное оружие, способное сдержать агрессию США. Поэтому госсекретарь Кондолиза Райс заявляет прямо: «Они не должны получить доступ к определенным видам технологии,имеющим ... опасность распространения».

Вопрос о том, нуждается ли богатый нефтью Иран в ядерном топливе, несомненно интересен, но он уводит в сторону. Это правда, что Иран имеет много нефти, но его возможности в нефтеочистке ограничены. Его нефтеперерабатывающие заводы производят 10.5 млн. галлонов газолина в день, в то время как Иран потребляет 17 млн. галлонов. Более того, в то время как американский вице-президент Дик Чейни утверждает что иранцы «уже сидят на огромных запасах нефти и газа» и говорит, что «никто не понимает, зачем им ещё нужна и ядерная энергия», администрация Форда, к которой министр обороны Рамсфельд и президент Мирового банка Вулфовитц имели честь принадлежать, приняла в 1976 году план, согласно которому ряд ведущих американских корпораций во главе с «Westinghouse» должны были принять участие в создании мощной иранской атомной промышленности. Американские инвесторы «должны были получить $6.4 млн. прибыли от поставок 6-8 ядерных реакторов и частей к ним» проамериканскому диктатору - иранскому шаху. Тогда нашлись аргументы в пользу приобретения богатой нефтью страной американских ядерных установок. Причем в те времена у Ирана было больше нефти. В 1976 году Иран производил 6 млн. барелей нефти в день, против всего одного миллиона сегодня. Разница в подходах отражает изменившиеся обстоятельства господства США. Тогда ставленник США, шах, правил железной рукой. Теперь же, когда шаха скинули, нету больше квислингов, которые могли бы гарантировать, что американские корпорации сделают гешефт на поставках реакторов. Вашингтону очень бы хотелось это изменить.

Поэтому Договор о нераспространении вместе с МАГАТЭ были мобилизованы для того, чтобы лишить Иран и Северную Корею их неотьемлемого права «использовать ядерную энергию в мирных целях без всяких ограничений». Ни одной стране не должно быть позволено защищаться от грабежа и насилия имериалистических государств. Закон джунглей капитализма требует покорять слабого и отсталого. А тот, кто обладает ядерным оружием - уже не так слаб и не так отстал.

Согласованные рамки

После выхода Северной Кореи из Договора о нераспространении президент Клинтон утвердил план атаки на установки в Йонгбьяне. По своей незаконности и агрессивности этот план напоминал проведенную ранее (в 1981 году – пер.) израильскую бомбежку иракского ядерного реактора, имевшую цель сохранения монополии Израиля на обладание ядерным оружием на Ближнем Востоке. Но советники Клинтона опасались резкой реакции КНДР. В ответ она могла подвергнуть артиллерийскому обстрелу южноконейские города и нанести тяжкие потери американским ВС. Результат для агрессора и его южнокорейского союзника мог оказаться плачевным, и планы атаки установок в Йонгбьяне были свернуты. Потери предполагаемой жертвы нападения – Северной Кореи – как людские так и экономические, в расчет, по обычаю, не принимались.

Вместо отмененной атаки в 1994 году было разработано рамочное соглашение. Соединенные Штаты, Япония и Южная Корея должны были предоставить Пхеньяну займы и кредиты на закупку двух легких водяных реакторов в обмен на остановку Пхеньяном Йонгбьянских ядерных установок. На время постройки легких реакторов США готовы были обеспечить КНДР топливом.

США также настаивали на том, чтобы начать процесс нормализации отношений. Подразумевалось снятие продолжавшегося десятилетия эмбарго и обязательство не нацеливать на Северную Корею ядерные ракеты.

Вашингтон лишь отчасти придерживался этих соглашений. Администрация Клинтона была к ним равнодушна, предпочитая военную опцию, а администрация Буша – враждебна. В 1995 году Пхеньян снял ограничения на торговлю и инвестиции. Но американское эмбарго против Северной Кореи осталось в силе. И пока США обещали не угрожать КНДР ядерным оружием, они в то же время продолжали отрабатывать ядреные удары дальнего действия против неё. В 1998 году генерал ВМФ открыто размышлял о возможности атаки на Северную Корею, утсранения её руководства и замены его на южнокорейский оккупационный режим. В бушевском обращении к нации в 2002 году КНДР была объявлена частью Оси зла, потому что, по словам спичрайтера, сочинившего понятие «Ось зла», Северная Корея «должна почувствовать сильную руку» - таким языком не говорят о стране, с которой собираются нормализовать отношения. Дэвид Фрум, неоконсервативный идеолог, написавший речь, сказал, что Ирак, Иран и Северную Корею связывает воедино их «неприятие власти Запада» и что «свержение Саддама Хусейна под руководством США... и замена радикальной баасистской диктатуры новым правительством, более тесно связанным с США, сделает Америку сильнее (на Ближнем Востоке), чем любая держава со времен Оттоманской империи» - открытое признание того, что США будет следовать жестким империалистическим курсом. Наконец, бетон для реактора – краеугольного камня соглашения – был изготовлен лишь к 2003 году – когда строительство уже должно было быть завершено. В конце концов Вашингтон денонсировал соглашение, лишь формализовав то, что уже было реальностью, фиктивность соглашения, заявив, что КНДР призналась в нарушении сделки, тайно разрабатывая программу ядерных вооружений. Единственным свидетельством такого признания было «честное слово» американского официального лица. Северная Корея настойчиво отрицала как обладание такой программой, так и планы по созданию ядерного оружия.

Большая ложь

Кому верить? «Любовь» к правде англо-американской оси общеизвестна. Ей нету равных в истории, кроме прославившихся своей ложью и демагогией нацистов, которые, будучи в центре другой оси, виртуозно владели техникой большой лжи. Оружие массового уничтожения, игравшее роль основного предлога для развязывания войны в Ираке, оказалось сознательной фальсификацией, причем явно бросающейся в глаза. Было совершенно ясно ещё до вторжения в марте 2003 года, что интересы англо-американского империализма угрожают Ираку и что страна, находящаяся в десятилетней блокаде и под надзором прграммы ООН по разоружению, не в состоянии развить угрожающий потенциал ОМУ, как то утверждали правительства США и Британии. По своей наглости эти фабрикации соответствовали фабрикациям о геноциде, которые НАТО использовало в качестве предлога для ведения террористической войны бомбовых ударов против Югославии, с целью расчленения этой страны, демонтажа социализма и передачу активов её предприятий в руки финансовой олигархии Запада.

Тот, кто принимает за чистую монету заявления официальных лиц империалистических держав, делает это либо в силу своей глупости, либо из солидарности с повесткой дня своего правительства. В добавок к этому работники СМИ, усиливающие потоки лжи, сознательно сеют обман, так как они поддерживают правящий класс, управляющий их правительством и владеющий концернами, дающими им работу. Из-за этого все обсуждение политики империализма сводится к красивым сказкам о гуманитарных мотивах, заставляющих империалистические державы набрасываться на слабые страны, отбирать их ресурсы и собственность, вгонять их граждан в могилы дождем бомб и пуль, поставка которых приносит баснословные барыши торговцам смертью, составляющим так называемую «оборонную» промышленность.

Не удивительно, что приверженность США к наглой лжи в отношениях с официальными врагами распространяется и на Северную Корею. Позиция КНДР на то прекращающихся, то возобновляющихся Шестисторонних Переговорах состоит в том, что Корейский полуостров должен быть свободен от ядерного оружия, но только не в смысле одностороннего разоружения Пхеньяна, а устранения американской ядерной угрозы, которую КНДР справедливо рассматривает как противовес своей ядерной программе, её оправдание и, следовательно, как главную причину нестабильности на полуострове. Не будь Северная Корея под ядерной угрозой, она никогда бы не вышла из Договора о нераспространении.

Демонтаж американской ядерной угрозы включает в себя три компонента: вычеркивание КНДР из списка стран, на которых нацелены американские ядерные ракеты; прекращение репетиций ядерных нападений на КНДР; освобождение юга от полевых ядерных вооружений. Последний компонент, удаление с юга полуострова американских тактических ядерных вооружений, наталкивается на выражения деланного недоумения США. Что за тактическое ядерное оружие? Согласно официальной версии, это оружие было убрано при администрации Буша старшего, когда прогресс в военной технологии сделал возможным его замену на конвенциональные средства. Но в отношении Северной Кореи угроза остается. США продолжают тайно держать до 1000 полевых ядерных установок на корейском полуострове.

Согласно рассекреченным документам ЦРУ и других ведомств, США продолжали иметь тактическое ядерное оружие в Южной Корее по крайней мере до 1998 года, несмотря на официальные заявления о прекращения их использования в 1991 году. Так как нет документов позже 1998 года, нет оснований утверждать, что их там нет сейчас.

Ложь в новостях

Ложь в отношении КНДР не ограничивается официальными заявлениями Белого Дома и Госдепа. Массовые газеты, журналы и телешоу империалистических держав действуют заодно, безоговорочно принимая и усиливая основные положения официальной пропаганды. СМИ империалистических стран будут изображать Северную Корею в качестве угрозы США из-за того, что та имеет несколько примитивных ядерных ракет. В то же время Франция, Британия, Россия, Израиль, Индия, Китай и Пакистан, обладающие куда более развитым ядерным арсеналом, не изображаются из-за этого угрозой.

Аналогично, меры, принимаемые Северной Кореей для самообороны, часто подаются как «плохое поведение». Соответсвенно, делается вывод, что никакие уступки не должны быть «наградой» за плохое поведение; это как раз отвечает жесткой линии США на переговорах с КНДР. Патернализм, присутствующий в идее предоставления США статуса государства-арбитра, решающего, кого наградить, а кого объявить «изгоем», вполне соответсвует идеологии империалистических стран, особенно фашистских, постулирующей организацию мира по иерархическому принципу, с империалистическими нациями наверху и подчиненными народами и странами в основании.

В аналогичной манере шестисторонние переговоры о разоружении Северной Кореи неверно изображаются как симметричный процесс, а не форум для выдвижения американских требований, каковым они на самом деле являются, и регулярные срывы переговоров всегда объясняются непримиримой позицией КНДР. Тме не менее, истинная причина провала переговоров, по мнению китайцев, «лежит в отсутствии сотрудничества со стороны США».

Некритический подход к пропаганде Белого Дома и Госдепа и усиление этой пропаганды – только часть проблемы. Часть пассивная. Но СМИ империалистических государств принимает самое активное участие и в изготовлении новостей таким путем, который наилучшим образом соответствует интересам правящих классов и направлен против антиимпериалистических стран, таких как Куба, Зимбабве и Северная Корея. Комментируя позицию последней и её неоднократные обращения с просьбой нормализации отношений, «Вашингтон Пост» писала, что «Соединенные Штаты, Китай, Южная и Северная Корея провели переговоры по заключению мирного договора вместо прекращения огня не позднее 1997 года, но эти переговоры провалились из-за северокорейского требования вывода американских войск из Южной Кореи». Северная Корея обвиняется в срыве переговоров. Если бы Пхеньян не предъявлял заведомо невыполнимые требования, то мирный договор был бы подписан. Но то, как составлено это предложение делает версию случившегося очень подходящей для интересов правящих классов США. Попробуйте переписать вторую часть предложения без изменения его смысла: «но переговоры провалились из-за отказа США вывести свои войска из Южной Кореи». Ввиду того, что причиной присутствия американских войск на корейском полуострове является состояние войны де факто, подписание обеими сторонами фактического мира должно обуславливать вывод этих войск. Следует ли отсюда, что вина за провал переговоров лежит на требовании КНДР, или может быть все-таки причина в отказе США выполнить необходимые условия для подписания мирного соглашения?

Учитывая то, что «Вашингтон Пост» такая же часть американского империализма, как Белый Дом и Госдеп, не приходится удивляться такой трактовке проблемы переговоров, т.е. утверждению, что причиной их провала стало требование Северной Кореи о выводе американских войск, а не отказ США их вывести. Многие левые аналитики полагают, что кампании морального воздействия могут заставить СМИ измениться, но существует глубокая причина того, почему журналисты освещают события так, как выгодно правящим классам империалистических государств: правящий класс владеет СМИ и те, в свою очередь, отлично это понимают. Только журналисты, разделяющие ценности и взгляды правящего класса, или преданно их отражающие, нанимаются на работу в СМИ. Любой репортер или колумнист, за редчайшим исключением, немедленно окажется без работы, едва только посмеет пойти против позиции своих хозяев из правящего класса.

Ещё один пример: 24 июля 2005 года «Вашингтон Пост» сообщила, что «население Северной Кореи составляет половину от населения Южной Кореи, но её провальная социалистическая экономика составляет лишь 7% от высокотехнологичной экономики юга».

Напрашивается вывод о том, что социалистическая экономика в принципе обречена на неэффективность, отсталость и провал. Нет ничего нового и удивительного в том, что газета, связанная с правящим классом, поносит социализм и выставляет его имманентно нежизнеспособным, и с тех пор, как многие утопические социалисты также придерживаются этого взгляда, можно сказать, что нельзя удивляться и тому, что многие самоназванные социалисты скатились на позиции классовых врагов социализма. Нет сомнения, что экономика КНДР переживает тяжелые времена, но причины этого не сводятся к формуле, предложенной «Вашингтон Пост». Что «Вашингтон Пост» не может сказать, так это то, что причина экономического отставания Северной Корей от Южной Кореи кроются в таких вещах, как саботаж и подрыв северокорейской экономики со стороны американского империализма; что эта причина не имеет ничего общего с «неэффективностью», а имеет прямое отношение к падению внешних рынков сбыта северокорейской продукции и необходимости жертвовать львиную долю своего ВВП на военные расходы, дабы отразить не утихающую вот уже более полувека угрозу со стороны американского чудовища.

Ещё пример: «Нью-Йорк Таймс» почти всегда представляет КНДР выставляющей угрозы и требования, когда на самом деле таковые всегда исходят именно от США. Например, статья от 30 мая 2005 года обсуждает «угрозы Севера и требования уступок в обмен на возвращение за стол переговоров». С этим утверждением возникает проблема на двух уровнях. Во-первых, КНДР не обладает военной силой, достаточной для того, чтобы представлять угрозу США. У неё нет войск, расположенных в считанных километрах от американской границы. У неё нет бомбардировщиков «Стеллс», находящихся в минутах лёта от американских стратегических целей. У неё нет авианосцев для патрулирования близлежащих вод. У неё нет рекогносцировочных самолетов для ведения воздушной разведки вблизи американской территории. И у неё нет стратегических ракет, снабженных ядерными боеголовками и нацеленных на американские цели. У неё есть миллионная армия, но половина её личного состава занята в сельском хозяйстве и строительстве, при том что вся её армия находится в пределах её границ. У неё есть тяжелая артиллерия, возможно несколько примитивных атомных бомб, несколько устаревших самолетов и дефицит топлива для запуска всей этой «сверхмощной» военной машины. В то же время Соединенные Штаты, якобы не представляющие угрозу Северной Корее, обладают во много-много раз большим – войсками, бомбардировщиками, авианосцами, а также стратегическими ядерными ракетами на расстоянии брошенного камня от границ КНДР. Во-вторых, нет никаких переговоров – есть только требования со стороны США. Мысль о том, что Северная Корея требует уступок в обмен на возвращение за стол переговоров есть негативный способ сказать позитивное: Пхеньян ожидает от США, что они сядут за стол переговоров готовыми к тому, чтобы эти переговоры вести. Но сама идея, что Соединенные Штаты будут вести переговоры с КНДР как с суверенным государством, на равных, есть плевок в лицо империалистической концепции иерархии наций. А ввиду того, что эта концепция организует работу империалистических СМИ, их подачу новостей, любое поведение КНДР, не стыкующееся с положениями этой концепции, трактуется как угрожающее и излишне требовательное, в то время, как такое поведение является нормальным для любой суверенной страны. Сталин так описывал отношение сильных империалистичеких государств к своим потенциальным жертвам: «Вы отсталы, вы слабы, поэтому вы неправы; поэтому вас можно завоевать и поработить. Мы могущественны, поэтому мы правы; следовательно, вы должны нас остерегаться».

Вашингтон громогласно отрицает наличие у него агрессивных намерений в отношении Северной Кореи. Нас убеждают в том, что КНДР может расслабиться, передохнуть с комфортом и тихо разобрать свой ядерный потенциал, не опасаясь того, что стук американских и английских сапог огласит улицы Пхеньяна, несмотря на все прошлые угрозы. Нужно заметить однако, что эти заверения исходят от страны, которая неоднократно отвергала все обращения Северной Кореи о нормализации отношений; последний госсекретарь которой сказал в связи с КНДР: «Мы не нуждаемся в пактах о ненападении и тому подобной ерунде»; нынешняя администрация которой лгала, что решение о нападении на Ирак не было принято раньше осени 2002 года, когда на самом деле оно, да, было принято раньше; лгала о неразмещении стратегического ядерного оружия в Южной Корее с 1991 года; за одну неделю в мае 2005 года разместившей 15 самолетов «Стеллс» в Южной Корее, заметив при этом, что бомбардировщики «размещены для того, чтобы показать Ким Йонг Сену... что несмотря на то, что американские ВС завязли в Ираке, они могут достичь его столицу, Пхеньян, а также ядерные установки к северу от неё» («Нью-Йорк Таймс» от 30 мая 2005 года); в тот же самый месяц, когда она заявила об отсутсвии у неё угрожающих намерений против КНДР, осуществившей как минимум 160 полетов самолетов-шпионов для пробы крепости северокорейской ПВО. И наконец, день спустя после того, как США эксцентрично обвинили КНДР в желании быть хулиганом, госсекретарь Кондолиса Райс напомнила северокорейцам то, о чем они давно прекрасно осведомлены: что «Соединенные Штаты поддерживают существенную, я хочу подчеркнуть – существенную – сдерживающую мощь всех видов в тихоокеанском регионе». И это совсем не преувеличение. Кроме обладания 30 тыс. солдатами в Южной Корее и 45 тыс. в соседней Японии, у США имеются ядерные ракеты дальнего радиуса действия, направленные на Северную Корею, бомбардировщики «Стеллс», расположенные на юге корейского полуострова и в Гуаме, истребители Ф-15 и другие в Японии и Южной Корее а также авианосец на базе в Японии. Что всему этому может противопоставить КНДР? Военный бюджет в $5 млрд. против $14.5 млрд. у Южной Кореи, $43 млрд. у Японии и $455 млрд. у США; миллионную армию, ни один солдат которой не служит за пределами КНДР и половина которой задействована на строительстве и в сельском хозяйстве. В лучшем случае у северокорейцев есть несколько примитивных атомных бомб, а также ракетная технология, позволяющая послать боеголовку аж на Маршалловы острова.

(Продолжение следует...)

Перевод Ильи Иоффе



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100