Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Юрий Дергунов
Критика критической критики

Новые статьи Бориса Кагарлицкого, на днях вывешенные для всеобщего обозрения на сайте «Глобальная альтернатива» вызывают некоторое удивление. По сути, можно с уверенностью говорить о том, что творческая мысль нашего знаменитого теоретика, ловко изогнувшись, проделала очередной кульбит. Присмотримся же к нему внимательнее…

Главный интерес вызывает статья «Странное обаяние мелкой буржуазии». Это ответ на новое творение другого гуру российской «антиглобалистской» левой, Алексея Цветкова, скромно и почти без особых претензий озаглавленное «Призрак революции». Скажу сразу, чтение Цветкова вызывает грусть и даже душевную боль. Поэтому, я бы не рекомендовал эту статью лицам, не достигшим 18 лет, беременным женщинам и людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями. «Призрак революции» действительно вызывает сильные потрясения. Впрочем, пережив катарсис, можно прийти и к вполне рациональному выводу: Цветкова уже с полной уверенностью можно назвать бывшим левым публицистом. Чего стоят эти его строки:

«На мой взгляд, в сегодняшних странах с советским прошлым любая критика буржуазности (с которой начинается всякий утопизм на Западе) оборачивается объективной поддержкой бюрократии. А значит, ответственным утопистам не остается ничего, кроме как добавлять свои усилия к буржуазному проекту, как к исторически более прогрессивному. Подчеркивая, что "Европа" для нас - это прежде всего левые традиции и антибуржуазная культура, а "Запад" - это не администрация западных стран, но определенная форма общественного договора между людьми, имеющая немалый потенциал развития. Не забывая, что оранжевый цвет в политику ввели амстердамские и лондонские леваки 70-х, да и вообще Маяковский говорил, что коммунизм - это когда милиционеры бесплатно раздают гражданам апельсины на улицах.

Только так можно стать составляющей будущей революции в России и претендовать на свою территорию и роль в новой, постреволюционной ситуации. Время для настоящей критики капитализма и буржуазности наступит только тогда. Рождение и выход на сцену нового действующего лица истории с проектом самоорганизации людей в общество без правящей элиты и противоположных классов станет возможно только там».

Такой беспринципной агитации за компрадорскую буржуазию читатель не найдет даже у Натальи Сергеевны Роевой, а это говорит о многом. Ну разве этому учили Цветкова Мюррей Букчин, Ги Дебор, Эбби Хоффман и другие модные западные радикалы?

Кагарлицкий не таков. Нужно отдать ему должное, в его критике Цветкова есть вполне рациональное зерно. Например, он наконец-то вслед за Лефт.ру определил позицию Цветкова как «мелкобуржуазный радикализм»:

«Удивительное дело! Мелкая буржуазия любит большие слова. Любит их писать с большой буквы. Не просто революция, а сразу «Революция». Или «Демократия». Следуя данной замечательной традиции, Алексей Цветков, выступая перед нами, призывает выбирать между двумя большими «Б». Нет, это не то, что вы подумали. Одно «Б» – бюрократия, другое, естественно, «буржуазия». Оба большие «Б» нашему автору не нравятся. Однако взвесив все «за» и «против», он приходит к глубокомысленному выводу, что буржуазное «Б» всё же лучше. Иронично сопоставив аргументы сторон, он в итоге совершенно серьезно, и даже с пафосом принимает правоту либералов. Такой вот левый писатель.

Поскольку Цветков писатель талантливый, то получается у него всё исключительно красиво. Проблема лишь в том, что красота стиля не заменяет аргументов. А образы не заменяют анализа».

И это еще не все:

«В одном отношении статья Цветкова, впрочем, очень убедительна. Она показывает, что в России за прошедшие годы сложилась собственная мелкая буржуазия. Ведь мелкобуржуазное сознание сквозит буквально из каждой строчки текста. Все типичные черты налицо: перепады от пафосного осуждения крупного капитала к некритической поддержке буржуазной идеологии, замена классового анализа общими словами про народ и власть (причем не в качестве литературных образов, а в качестве аналитических категорий), смешение понятий, готовность к борьбе без четкой ясности по поводу того, за что эта борьба ведется».

Впрочем, довольно критики Цветкова, ведь речь не о нем. Я начал с того, что Цветкова читать было грустно. Кагарлицкого же читать смешно. В очередной раз мы приходим к тому, что важно не только то, что говорят, но и то, кто говорит.

И в данном случае речь даже не о том, что практически идентичные утверждениям Цветкова мысли о борьбе с «феодализмом» за капитализм высказывал соратник Кагарлицкого по ИПРОГ Михаил Делягин, который так и не удостоился возражений со стороны нашего «марксистского социалиста», как именует себя Кагарлицкий. И даже не в откровенной агитации за Касьянова со стороны Натальи Роевой из все того же ИПРОГ. И даже не в том, что еще не так давно Кагарлицкий сам писал хвалебные оды украинскому оранжевому режиму, превзошедшему по концентрации крупного капитала в верхних эшелонах власти все предшествующие этапы украинской истории, и последовательно воплощающему очередную неолиберальную «шоковую терапию» для украинского народа. Политический и экономический подтекст писаний Кагарлицкого – вопрос крайне интересный, и Бурцев.ру вскоре явит широкой аудитории еще не одно «открытье чудное» на эту тему.

Вопрос в другом. Даже если усилием воли заставить себя абстрагироваться от подтекста, выпирающего между строк статей Кагарлицкого лучше любого брайлевского шрифта, все равно остается крайне странной критика Цветкова за «мелкобуржуазный радикализм». Не решил же ведь Кагарлицкий пересмотреть всю свою прожитую жизнь и начать ее сначала? А именно такое впечатление возникает, когда хотя бы бегло просматриваешь другие работы этого «революционного марксиста».

…Перенесемся лет на десять назад. В 1996 г., если быть более точным. В этом году в лондонском издательстве Pluto вышла книга Роджера Бурбаха, Орландо Нуньеса и Бориса Кагарлицкого «Глобализация и ее недостатки. Становление социализма постмодерна». Из этого труда можно узнать много интересного. Например, то, что:

«Левые должны признать тот факт, что марксистский проект революции, провозглашенный «Манифестом Коммунистической партии», мертв. Конечно, революции еще будут происходить (Иранская революция – это предвестник того, что мы должны ожидать в ближайшем будущем), но они не будут социалистическими в том смысле, в каком это слово употребляется в традиции Первого Интернационала (p. 142)».

Впрочем, мне могут возразить в том духе, что эта книга была написана давно, и с того времени вполне можно было поменять свои взгляды. Что ж, обратимся к более свежему творению, книге «Восстание среднего класса». Если эта книга написана в русле идей «марксистского социализма», то очень уж новаторски, мягко говоря. Чего стоит один только заголовок последнего раздела – «Средний класс против буржуазии»!

Так что можно сделать уверенный вывод – новый поворот в мышлении Кагарлицкого с упоминанием Ленина через каждую строчку – это всего лишь мимикрия (очевидно, вызванная последними критическими материалами Лефт.ру), поскольку Кагарлицкий сам всегда писал в духе нещадно критикуемого им сейчас мелкобуржуазного радикализма. И я думаю, что на критику с этой стороны Цветков вполне вправе обижаться. Что он, видимо, сейчас и делает, вспоминая анекдот о маленьком мальчике, заставшем своих родителей за занятием, не предназначенным для его глаз, и с возмущением говорящим: «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу?!».



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100