Лефт.Ру Версия
для печати
Версия для печати
Rambler's Top100

Сергей Крючков
«Вымя вашингтонское и генеральский пах»

Сосцы наши, доморощенные, а вымя вашингтонское, это точно. Хотите проверить? Наберите в поисковике интернетовском имя народоволки Софьи Перовской или ее соратницы Веры Засулич и среди найденных сайтов будет русскоязычный WashingtonProfile. Со смешным таким эпиграфом - «независимая (от чего и от кого?! ведь не скрывают а, наоборот, гордятся владельцы сайта тем, что расположены рядом с Белым Домом и Капитолием, между Всемирным банком и МВФ – С.К.) информация и аналитика из США». Они, там за океаном, оказывается, ведут досье на погибших и живых революционеров: старых и молодых, мужчин и женщин, различных знамен и верований, российских, европейских, азиатских и т. д. Если даже не очень внимательно присмотреться к изысканиям этим, то можно увидеть в них не только и не столько азарт научного поиска. Практический, а точнее политический интерес стоит за внешне сухими документальными строками файла заокеанского о рождении, семье, убеждениях, действиях, последнем вздохе борцов с угнетением всех оттенков. Интерес этот политический прослеживается в высшей мере в «дочерних» публикациях, где жизнь революционных героев и память о них оскверняется всеми доступными способами. Там, в Вашингтоне, где на правильном русском перечисляют революционеров, дают своеобразную отмашку, целеуказание, наводку. Такой директивой может служить, например, программная фраза Фионы Хилл из того же ареопага профайловского: «корни терроризма лежат в дореволюционной России» (террористы - революционеры, а не царь по профайловской мысли – С.К.). Или вот эта откровенная мысль без авторства на том же сайте: «создателями современного терроризма можно считать организацию «Народная воля», это в статье «террористы как борцы за свободу». Ну, и так далее, с авторством и без него, на этом самом профайле и на других реальных и виртуальных носителях информации, дурноцветах долларовых. Ну, а в России откликаются директивы эти компаниями дискредитации указанных людей в домене точка ru, на родном языке. Цель подобного действа сомнений не вызывает – «опускают» скабрезностями, унижают домыслами, чернят конкретных революционеров и вместе с ними порочат все революционное движение последних веков. Ибо память эта революционная, российская в первую очередь, существенную угрозу в себе несет новому американскому порядку, что устанавливают на земном шаре Белый дом, госдеп, морская пехота, «независимые» аналитики и прочие вашингтонские обитатели в Ираке ли, в Афганистане, в Югославии, да по всему миру, где они бомбят мирные города. И тайны, кстати, из этого американского порядка никто не делает – все мировые ресурсы должны находится под контролем США и их английских, австралийских и прочих «пуделей», весь мир должен в нищете кромешной работать на их процветание. А память революционную надо вытравить, что бы никто не усомнился в «естестве» угнетения этого. Потому и дают команду из Вашингтона – Ату! и на местах перья и клавиатуры «без комплексов» начинают свою работу. Так и появляются заказные статьи под разным «соусом» с одинаковым псевдонаучным сюжетом и общими гнусными ужимками, с одним набором действующих лиц, с одной сомнительной моралью и даже общими ошибками, прямо указывающими на единый источник, который в американских интересах. Так сказать, из вымени вашингтонского через сосцы российские потекло «млеко познания». Впрочем, утверждать первенство в директивах указующих за профайлом не буду, но то, что они американские - попытаюсь доказать в этой рецензии.

Берем из результатов поиска нашего ну вот, хотя бы, эти две интернетовские странички. Одна принадлежит перу некоего Игоря Тимофеева и опубликована в рубрике «психотека» под названием «ищите женщину» в виртуальной версии журнала «Огонек» в № 47 за ноябрь 2001 года. Другая принадлежит Марине Латышевой и опубликована под названием «без жалости» на сайте «клуб женских единоборств» http://fscclub.com. И та, и другая виртуальная страница посвящена революционным событиям с участием женщин в нашей стране и за рубежом. И не простым событиям, а ожесточенным террористическим формам борьбы революционеров с правящими режимами. Тема террора, как крайней формы общественной борьбы, социального протеста в свете событий последних чрезвычайно интересна и актуальна. Но как она тут подается, как преподносится!

1. Пах генерала Трепова и оргазм самца Тимофеева.

Оба автора не раз и не два в указанных «сочинениях» и в других публикациях утверждают тему жестокости женщин. Мол, природа позволяет им убивать без особых проблем и наделяет их физиологическими особенностями, позволяющими это зло реализовать лучше мужчин. Сердце, мол, у них бьется реже, потому стрелять им сподручнее. Чушь это! Сердце различается в той же физиологии не по принадлежности к мужскому или женскому телу, а по степени тренированности. Тренированному сердцу требуется меньше сокращений – ударов для того, чтобы посылать сосудам порции крови. А точность стрельбы достигается не уменьшением сердечных ударов, а хорошим зрением, уравновешенной психикой и постоянными упражнениями. Об этом говорят еще в школьном курсе анатомии человека. Об этом известно всем, кто держал в руках боевое или охотничье оружие. Но Тимофееву и Латышевой прямо таки сомнительная тема злобности женщины нужна совсем не для научной полемики. Ею они обосновывают участие женщин в кровавом революционном противоборстве с миром капитала. Выходит, что никаких высоких общественных мотивов нет, а есть прискорбные особенности женской физиологии, требующие вымещения хранящегося в них зла на свекрови ли, на царском генерале – палаче, все равно кому кровя пустить. Каково! а для примера запускается тема покушения Веры Засулич на генерала Трепова в 1878 году. «Бедного генерала» совершенно не случайно террористка – революционерка поразила в пах, утверждает господин Тимофеев. И это из одной серии с жизнью пауков и прочих насекомых, где самки после соития умерщвляют самцов. Эко оскотинил - то, омерзил и опохабил господин Тимофеев выстрел Веры Засулич, с поистине американской наглостью начала двадцать первого века! Мадам Латышева, в отличие от самца (исходя из его понимания жизни) Тимофеева, соблюдает исторический декорум. Генерал приказал высечь политзаключенного, за что и получил пулю « в таз» (в «Столичных новостях» №34(182) за сентябрь 2001 года мадам в соавторстве с другим «исследователем» конкретизирует – пуля попала в генеральский пах.) Но тут же утверждает, что телесные наказания в царской России второй половины девятнадцатого века были редкостью и потому вызвали такую реакцию, надо понимать неадекватную, «горячечную» по мысли автора.

Педалирование темы треповского паха с точки зрения исторической более чем сомнительно. Современники уверяли, что пуля революционерки попала в генеральский бок. Да технически по-другому не могло и быть. Пулю из револьвера Трепов получил после того, как взял прошение из рук Веры Засулич и отправился к другой просительнице, что стояла в одной шеренге с революционеркой – террористкой в генеральской приемной. С острого угла в доли секунды из короткоствольного оружия попасть в генеральский пах даже хорошему стрелку сложно, если конечно самец Тимофеев в присущей ему озабоченной манере не будет утверждать, что генеральские гениталии находились в возбужденном состоянии. Генерал был 1812 года рождения, на момент покушения ему было 66 лет. Думаю, что в отличие от самца Тимофеева, с его болезненным публичным повествованием о своем межрасовом соитии и животными оргастическими страстями, у него были совсем другие интересы. Что до редкости телесных наказаний в России второй половины девятнадцатого века, то предлагаю мадам Латышевой посмотреть на статью Льва Толстого «Стыдно», что написана в 1895 году. Великий русский писатель в ней протестует против узаконенной царизмом практики телесных наказаний крестьян. А вообще - то, крестьян России били публично по царским законам за провинности, а часто и без них вплоть до революции 1905 года. И кнутобойничали профессионально, М. Горький в «Жизни Клима Самгина» пишет о спецах, вспарывающих животы крестьянские лихим ударом нагайки в 1902 году, во время голодных волнений на Украине. А «бедный генерал» Трепов на самом деле не просто отдал приказ о наказании политзаключенного Боголюбова в здании столичной тюрьмы. Перед этим он нанес генеральским кулаком удар в голову заключенного, что вторично не сдернул шапку перед лампасами. Даже по убогим царским законам это было преступление, так как Боголюбов был только подследственным, окончательного решения суда, ограничивающего его права, не было, и никаких тюремных правил на прогулке он не нарушал. Избиение генералом Треповым политзаключенного Боголюбова и его последующая порка носили особый характер, демонстративный, показательный, публичный. Призваны они были запугать, сломить страхом заключенных в тюрьму революционеров, что держались на «процессе 193» стойко и мужественно. Известный российский правовед А.Ф.Кони, что был судьей в деле Засулич, приводит в своих «Воспоминаниях о деле Веры Засулич» изложение доклада прокурора Фукса о чудовищных истязаниях политзаключенных, последовавших в тюрьме после наказания Боголюбова. Царского прокурора – законника прямо таки поразил откровенный садизм, с которым полицейские чины осатанело калечили «политических» ударами ног и рук, предварительно одев им на головы мешки. «Изобретательность» тюремщиков не знала предела. «Политических» бросали в карцеры расположенные рядом с раскаленными паровыми машинами в летнем зное и отказывали в питьевой воде, держали в канализационном смраде, не очищая отхожие места, пока там не заводились черви. Помощник прокурора дважды упал в обморок от удушья за те несколько минут, когда он инспектировал штрафные карцеры «политических». Впрочем, и без этих обыденных мер давления на «политических» царское правосудие отличалось изысканной жестокостью и бесчеловечностью к противникам режима. Во время того же «процесса 193» по словам А.Ф. Кони оказалось, что 68 подследственных по этому делу сошли с ума, умерли от бесчеловечного обращения, наложили на себя руки, проведя многие годы следствия в суровых одиночных камерах, не дожив даже до приговора. На суде оказалось, что из 193 обвиняемых - «политических» виновны только 64 человека и за 27 из приговоренных сенат ходатайствует перед царем о милосердии. Остальные, невинные, провели годы и годы в одиночных камерах, в тюремном аду благодаря сознательному действу царского правосудия для того, что бы быть «судебным фоном», как выразился царский прокурор. Так что верные и очень честные слова говорит царский судья А.Ф.Кони в отношении «боголюбовского дела» в том же источнике: «Не с процесса Засулич, как думали близорукие и тупоумные политики, а с сечения Боголюбова надо считать начало возникновения террористической доктрины среди нашей «нелегальной» молодежи. С этого момента идея «борьбы» затемняется идеею «мщения», и, оскорбляемая уже не одним произволом, но доведенная до отчаяния прямым и грубым насилием, эта молодежь пишет на своем знамени «око за око…» Так что врет, несомненно врет и профайл заокеанский, лгут и доморощенные «судьи» революционеров – народовольцев, уверяя в изначальности и бесчеловечности красного террора. Террор революционеров был ответом на действительные насилия, и, как пишет А.Ф.Кони, «злодейства» царской власти.

Есть тут и еще один момент, на мой взгляд достаточно важный. Генерал Трепов был известен не только как тупая полицейская морда, делающая четыре ошибки в слове из трех букв («еще» писал как «есчо»). Генерал был романовского семени и приходился братом правящему тогда императору Александру Второму, как пишет тонкий знаток эпохи Н. Троицкий в книге «Безумство храбрых». И олицетворял в глазах современников особую систему вседозволенного фаворитизма, временщичества при русском дворе, что бесцеремонно и жестоко ломало и гнуло жизнь подданных царя, не заботясь ни о каком элементарном правосудии и гуманизме. Тот же Боголюбов сошел с ума от унижения после публичного наказания розгами. И пуля в тело треповское рассматривалась еще и с позиции возмездия кровавым ублюдкам императорского двора. И совершенно не случайно в те времена была популярной поэтическая строфа на злобу дня:

«Грянул выстрел – отомститель,

Опустился божий бич,

И упал градоправитель,

Как подстреленная дичь»

Потому то и оправдал суд присяжных Веру Засулич в ее выстреле, увидав в полном объеме на процессе беззакония и злодеяния градоначальные, жандармско-полицейские. Потому то более не отдавал царизм «политических» судебных дел суду присяжных, предпочитая сговорчивый военно – полевой суд, что не входит в рассмотрение проблемы, а заранее готовит виселицу и палача. Вот так то! а все разговоры о пахе генеральском простреленном, что ведут самец Тимофеев и Латышева, призваны затушевать, замолчать, обойти и, наконец, оболгать проблемы острейшие эпохи, представить борьбу революционную бредом кровавым и нелепым. Разумеется, в угоду американским интересам, для которых любой социальный протест в настоящем и в прошлом против мира капитала рассматривается как реальная угроза.

2. «Психиатры» и душевное здоровье эсэрок

Если вы думаете, что совпадения в мыслях и чувствах Латышевой и Тимофеева ограничиваются генеральскими половыми органами, то глубоко заблуждаетесь. Есть еще много точек соприкосновения в миропонимании и мироощущении этих авторов, что прямо говорит об «общем черновике» с которого творили сострадатели треповского паха. Например, совместные публичные сомнения в душевном здоровье женщин из эсэровских боевых дружин начала двадцатого века. Уровень культуры и нынешние американские традиции позволили Тимофееву безапелляционно назвать женщин – эсэрок «активными шизофреничками». Мадам Латышева демонстрирует манеры иные, в данном случае она «деликатно» глаголет о «мягко говоря, психической неуравновешенности этих женщин», но суть то одна. Дурочки, одним словом, с переулочка женщины из боевых отрядов эсэров. И даже список «душевнобольных» эсэрок представлен у «психиатров», у Тимофеева меньший по причине интеллекта «изощренного», а у мадам больший. И это вполне понятно в свете тех же директив Фионы Хилл и других безвестных организаторов с профайла вашингтонского, и из других штабов и фондов заокеанских. На том же профайле неспроста говорится в безымянной статье «женское лицо террора»: «террор становится для многих из них универсальным способом самоутверждения». Де мол, ума и качеств высоких душевных не хватило у них выразится по-другому в жизни, кроме как в убийствах. А тут еще другой, уже «ведущий специалист» и «доктор исторических наук» Олег Будницкий на другом сайте, опять таки американском, уже «от irex», с занятной настойчивостью решает те же проблемы «душевного здоровья» эсэрок.

Ну ладно там Тимофеев или Латышева с их умственным развитием и рептильным желанием подыграть сильным мира сего любой ценой. Они могут просто не знать о том, что террор эсэров был, как правило, ответом на террор царской власти, причем не только в отношении революционных партий, но и невинного гражданского населения. Для них, возможно, события 9 января 1905 года у стен Зимнего дворца, в результате которых царскими войсками было убито более тысячи и ранено более двух тысяч столичных рабочих и членов их семей из мирной демонстрации, тайна за семью печатями. Потому то они и не задают вопроса о душевном здравии кровавых выродков императорской фамилии, что отдали приказ стрелять и рубить клинками, топтать копытами кавалерии своих мирных подданных, что смиренно несли петицию царю. Один из монархических летописателей, некто Ольденбург, в своей книге «Царствование императора Николая Второго», прямо заявил, что девятого января «вскрылся гнойник». Кровь людская для них, властей царских, гноем была. Что это, образец здоровой психики? Тимофеев и Латышева, возможно, не знают и о других кровавых расправах властей над мирным населением, что творились без счета в удалении от блестящего паркета царских резиденций. Например, о расстреле златоустовских рабочих в 1903 году, что протестовали против введения расчетных книжек директоратом завода, причем без применения оружия, мирно. Ну а царские войска применили оружие, разгоняя рабочую манифестацию, убив 45, и ранив 83 человека. А через два месяца в уфимском городском саду эсэровским мстителем был убит губернатор Богданович, активный участник расстрела златоустовских рабочих. «Доблестной смертью запечатлел свою службу Престолу и отечеству» - так напишет император Николай в письме к семье убитого. Так у кого же душевное здоровье ущербно, у виновника массового расстрела мирного населения, или у того, кто убил зверя кровавого?!

Но Будницкий! не на «горбушке» московской он диплом историка покупал, знает обо всех существенных деталях кровавых расправ царской власти над подданными своими, что в уме здравом не умещаются по жестокости своей и цинизму. Знает наверняка он и том, что не хватит ресурса сайта солидного в перечислении всех кровавых преступлений последних монархов. Знает и о том, что царские власти через провокаторов своих типа Дегаева и Азефа сами террор лепили и подталкивали: сановников своих втихаря «селекционировали» таким образом, и другие скользкие интересы решали в мутной воде, возведя провокаторство в ранг государственной политики. И эта подлость властей царских от здравой психики? Знает о том и молчит сознательно Будницкий, у этих деятелей стандарт двойной, как у их американских «издателей» – « Самоса сукин сын, но это наш сукин сын». Впрочем, по счету большому тенденциозное обращение указанных авторов к ненормальности эсэрок с той же подачи американской вполне понятно. На руках американского истеблишмента крови невинной не то что по локоть, а по плечи самые, как и у власти царской. Ради корысти своей ни перед каким преступлением не останавливались они и не остановятся. Потому и взыщется, непременно взыщется с них за загубленные ракетами, бомбами, курсом доллара и прочим вашингтонским арсеналом души невинные в Азии, в Африке, в Южной Америке, в Югославии, в России, по всему миру. Пролитая кровь всегда зовет к отмщению! Как и сатрапов царских, как и фамилию императорскую будет их пуля подстерегать или взрыв мстителя во время пробежки утренней или вечернего раута, на брачном ложе или в офисе банковском, в редакции газеты или на военной базе. Спешат потому представить они возмездие это понятное и справедливое в головах обывательских ненормальностью психики.

Что до женщин из боевых отрядов эсэровских, то обо всех говорить не буду, тема это большая и отдельная. А вот об упомянутой в списке «психиатрическом» Зинаиде Коноплянниковой скажу. Убила она полковника Мина, «героя» карательного рейда гвардейских полков в 1905 году на революционную Москву. Того самого, что вошел в историю приказом своим солдатам во время артиллерийского разгрома рабочих кварталов Пресни: «Арестованных не иметь, пощады не давать». Потому и резали ретиво штыком и шрапнелью рвали умело каратели гвардейские не только красных дружинников, револьверами вооруженных, но и мирное население пресненских кварталов. Кишка тонка у гвардейских погромщиков была в войне с японцами, противником вооруженным, проиграли бездарно ее. Зато в войне с мирным населением, соотечественниками своими, «доблесть» проявляли живодерную. За что и получил пулю отмщения от Зинаиды Коноплянниковой обласканный царем палач Мин, не успев обмять на плечах новенькие генеральские погоны. А Зинаида Коноплянникова красиво и гордо умерла в петле шлиссельбургской, о милости не просила. Воротничок крахмальный белый платья простенького сама отстегнула, сама шагнула на эшафот. Говорят, что читала пушкинские строки: «товарищ, верь, взойдет она…». Закружившее в петле тело её палачи дергали вниз, ломали позвонки, рвали горло. Конвойные на месте казни падали от картины такой в обморок, у многих из них началась рвота. Вот так умерла солдатская дочь, учительница Зинаида Коноплянникова, двадцати семи лет от роду. Так же стойко встретили свой смертный час и многие другие женщины из боевых отрядов эсэровских. И это мужество гордое, правота святая, смертью мученической подтвержденная, не дает покоя нынешним «психиатрам» заокеанским и доморощенным. Понимают они, что не купить таких как Зинаида Коноплянникова по цене думских краснобаев «красно – патриотических» упитанных, местом доходным чиновным не привлечь. Как Божий суд они неотвратимы, от них нигде не спрятаться. Потому и торопятся оболгать и охаять мертвых героинь, дурочками представить умалишенными. Подлость эту свою и низость высшим проявлением здравой психики считают.

3. Общие ошибки – общий черновик

Подводить итог пора. С одной стороны – уже шесть страниц текста машинописного набрано, а с другой – картина печальная – всех нынешних «переписчиков» истории в передергивании не уличишь в объеме полном в рецензии одной, много их, и плодовиты они как крысы на мысли грязные. Но есть деталь одна, мимо которой пройти нельзя. Свидетельствует она еще раз о том, что с одного черновика «творил» авторский коллектив, что женщин - революционерок красками мерзкими раскрашивал. И Латышева и Тимофеев уверяют, что известная палестинская революционерка – террористка Лейла Халед училась на отделении журналистики филологического факультета Ростовского государственного университета. Тимофеев даже сожаление выразил по поводу того, что не знал Лейлу Халед в этот период (на черта он ей нужен!!! – С.К.). Соглашусь, пожалуй, с Латышевой, утверждавшей, что Лейла Халед была красивой, в восточном стиле, умной и энергичной, правда уже не девушкой, а зрелой женщиной. В Ростовском университете она училась в конце 1979 – первой половине 1980 года. Была ей тогда ни много, ни мало как 36 полных лет. Вот только училась она не на филфаке, а на историческом факультете, она была недолгое время моей однокурсницей, А потом Лейла Халед уехала воевать в Ливан, и более в университетских аудиториях не появлялась. Кто - то скажет, что ошибочка авторов в данном случае незначительная, а я не соглашусь. Ошибка характерная очень в ряду других подобных, и свидетельствует она не только о низком профессиональном уровне латышевых и тимофеевых, ибо выдают они данные ложные читателю. Ошибка эта о том говорит, что не с бухты-барахты опусы подобные сочиняются, на заказ они делаются. Общие менеджеры и кукловоды единый рынок услуг этих «интеллектуальных» формируют по стандартам, заложенным с проколами и недочетами от рождения. Все от жизни сытой и беззаботной, разленились, жиром заплыли, портачат, думать и искать информацию не хотят.

А Тимофеева утешу! Хоть Лейла Халед не знала его лично, но с человеческим материалом подобным ему общалась, даже не помышляя о том во время оное. Истфак РГУ много антикоммунистов, антисоветчиков, пламенных друзей Америки за счет России, и прочего кубла червивого, как оказалось теперь, выпустил. Лакомые это людишки, тоже «бескорыстные» переписчики истории, искренние ненавистники революционного движения. Правда, помалкивают о межрасовых соитиях и страстях животных, в отличие от Тимофеева, а в остальном им по пути. По тому пути, который указан профайлами и айрексами заокеанскими.



Другие статьи автора

При использовании этого материала ссылка на Лефт.ру обязательна Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100